Гейдар Алиев как масштабная личность ставил концептуальные задачи – ВОСПОМИНАНИЯ О ГЕЙДАРЕ АЛИЕВЕ

Гейдар Алиев как масштабная личность ставил концептуальные задачи – ВОСПОМИНАНИЯ О ГЕЙДАРЕ АЛИЕВЕ
15 марта 2023
# 12:02

Как известно, президент Азербайджана Ильхам Алиев объявил 2023 год – Годом Гейдара Алиева. В этом году отмечается 100-летие общенационального лидера.

В связи с этой датой Vesti.az публикует воспоминания Гасана Гасанова, которые охватывают период более 30 лет их совместной работы.  

В советское время Гасан Гасанов занимал разные должности в ЦК Компартии Азербайджана. Решением Гейдара Алиева он был назначен Первым секретарем райкома «26 бакинских комиссаров» (ныне Сабаил), Первым секретарем горкома Сумгайыта и

Кировобада (ныне Гянджа). После обретения Азербайджаном независимости Гейдар Алиев назначил Гасана Гасанова главой МИД страны. 

«Решительность, твердость характера, сильная политическая воля, внимательное отношение к окружающим его людям. Он умело воспитывал кадры, правильно применял их, знал на какой участок отправить, чтобы тот проявил себя». 
Именно так емко и концептуально охарактеризовал Гасан Гасанов личность Гейдара Алиева.

Редакция Vesti.az продолжает публиковать отрывки воспоминаний Гасана Гасанова. 

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ 

ВТОРАЯ ЧАСТЬ 

Мои прямые контакты с Гейдаром Алиевым участились, когда он стал назначать меня на руководящие должности районов и городов Азербайджана. Это был очередной, новый этап моей карьеры. Начался он с назначения первым секретарем райкома партии  района 26 Бакинских комиссаров - ныне Сабаил.  

В целом, следует особо отметить, что Гейдар Алиев старался не вмешиваться в детали рабочего процесса. И это происходило не потому, что он не желал в них вникать, а потому, что не хотел нарушать стиль работы человека, особенно, если тот работал добросовестно и двигался в верном направлении. 
  
Гейдар Алиев был масштабной личностью, а потому не в его правилах было звонить подчиненным каждый день и давать им наставления. Он интересовался исключительно реализацией основных проблем. 

В то время два раза в год проводились пленумы ЦК Компартии Азербайджана. В ходе этих пленарных заседаний, как и на Бюро ЦК, Гейдар Алиевич формулировал важные темы, четко очерчивал имеющиеся проблемы и пути их разрешения. Нормально мыслящий человек по этим концептуальным установкам мог уже самостоятельно определить задачи, которые требовали решения. 

Поэтому и не было необходимости в ежедневных звонках и уточнениях. Гейдар Алиев ценил кадры, способные на системный подход к решению задачи и детализацию последующих шагов и действий. 

Тут хотелось бы отметить еще одну деталь характера, правил и методов работы Гейдара Алиева. К примеру, он не приветствовал, когда партийные работники занимались не своим делом. 

Со мной произошла история, которая красноречиво говорит о его принципиальной позиции и, в то же время, справедливом и объективном подходе к людям и их делам.   

Дело было так. Еще до своего переезда в Москву, в 1967-1968 годах, я написал эссе о сыне Мирзы Фатали Ахундова – Рашид-беке, который в конце 19 века обучался в Брюссельском политехническом университете. При том, написал на основе документов, хранящихся в архиве Института рукописей Академии Наук Азербайджана.

Уже в Москве я отредактировал рукопись, однако публиковать не торопился, и поэтому произведение какое-то время просто хранилось у меня, как любят говорить наши литераторы, «в сундуке». Вернувшись в Баку, я узнал, что Гейдар Алиев не поощряет, когда партийные работники увлекаются написанием научных трудов и диссертаций. Более того, было установлено, что чаще всего эти диссертации пишутся не самими партработниками, а наемными лицами со стороны.  

Как-то в 1976 году о моем эссе о Рашид-беке Ахундове стало известно поэтам Расулу Рзе и Нариману Гасанзаде. Один из них сообщил о моей работе Имрану Гасымову, который в то время был первым секретарем Союза писателей Азербайджана. Тот позвонил мне и попросил передать ему текст эссе для ознакомления. Я отказался, мотивируя это тем, что, во-первых, Гейдар Алиев не одобряет, когда партработники занимаются посторонними делами, а во-вторых, объяснил я, эссе написано не для публикации, а для себя. 

Однако Имран Гасымов продолжал настаивать, и я все-таки решил предоставить ему мой литературный опыт для ознакомления с его содержанием. Буквально через несколько дней после этого разговора мне позвонили из приемной Гейдара Алиева и сказали, что он хочет со мной говорить. Гейдар Алиевич сразу же сделал мне замечание, сказав: «Я тебя отправил туда, чтобы ты там партийной работой занимался или писал разные статьи о писателях?». Я не сразу понял, в чем дело, тогда сам Гейдар Алиев, сказал, что речь идет об эссе о Рашид-беке. Я объяснил, что оно написано несколько лет назад, и на лавры писателя я не претендую. 

Он спросил, сам ли я писал или вместо меня трудился кто-то другой. И для того, чтобы убедиться в моем авторстве, Гейдар Алиев задал несколько вопросов. Затем он поинтересовался, почему я, будучи инженером по образованию, решил заняться литературной деятельностью. Я сказал, что, родившись и проживая в Тбилиси, постоянно ощущал нехватку информации о культуре и истории Азербайджана, особенно, когда грузины и армяне в моем присутствии говорили о своем историческом прошлом. Поэтому, прибыв в Баку, я много читаю и изучаю, чтобы углубить и расширить свои знания. 

Гейдар Алиевич спросил, а почему у меня возник интерес именно к сыну Мирзы Фатали Ахундова? Я ответил, что Рашид-бек был первым азербайджанцем, который в 1875 году поступил в Брюссельский политехнический университет и стал одним из первых азербайджанских инженеров с европейским образованием. Этот факт и вызвал у меня интерес. 

Вероятно, мне удалось убедить его в том, что я самостоятельно работал над материалом, причем, бескорыстно, не преследуя каких-то особых целей. Поэтому в заключение он сказал: «Несмотря на то, что я не одобряю, когда партработники занимаются несвойственной им работой, тебе разрешаю воспользоваться своим трудом». 

Я был в растерянности и переспросил: «В каком смысле, Гейдар Алиевич?».  «Как тебе угодно относительно этого эссе, так и действуй», - сказал он. Больше вопросов я не задавал, а только поблагодарил его. 

Не успев ничего придумать по поводу будущего для моего эссе, как на утро мне позвонил Имран Гасымов и твердо заявил, что он поручил редакторам журналов Союза писателей на русском и азербайджанском языках срочно опубликовать эту работу.  
Мне кажется, что этот разговор был первым сигналом к решению Гейдара Алиева назначить меня впоследствии Секретарем ЦК Компартии Азербайджана по идеологическим вопросам. 

Рассказав эту историю, я хочу особо отметить одну важную черту в характере Гейдара Алиева. Он был проницательным человеком, безошибочно оценивал людей и, как руководитель, делал своевременные и правильные выводы по поводу отдельных поступков подчиненных. Одного и того же человека он мог наказать, а потом поощрить. 

Был случай, когда один из министров допустил ошибку. В этой связи мне было поручено подготовить соответствующий документ для дальнейшего его рассмотрения на бюро ЦК. Согласно регламенту, подготовленный мною документ проходил несколько инстанций и в конечном счете становился результатом коллективной работы. Тогда министру на Бюро ЦК объявили выговор. А через год Гейдар Алиев представил его к награде Героя Социалистического Труда за добросовестную работу на вверенном ему участке. Вот так он относился к людям! 

После района 26 Бакинских комиссаров я был назначен первым секретарем горкома Сумгайыта. А спустя два месяца Гейдар Алиев направил меня в один из самых сложных и проблемных участков, а именно, в город Кировабад (ныне Гянджа – Vesti.az). 

Этот период был особенным в моей жизни. Надо сказать, я немного остерегался туда ехать, так как ситуация в Кировабаде была довольно сложной, а я был молод. Однако Гейдар Алиев сказал, что ехать туда обязательно нужно, потому что он уверен в моих способностях.   

Принимая меня в связи с новым назначением в Кировабад, Гейдар Алиев сказал, что количество жалоб, поступающих из Кировабада в Москву и Баку практически равно числу подобных писем из всех регионов Азербайджана вместе взятых. Главная задача - решить существующие сложности.  

А проблема заключалась в очень большом недовольстве населения партийным руководством города. Иными словами, следовало продумать целую систему мер и воздействий, благодаря чему люди бы поверили руководителям. Без преувеличения могу сказать, что  в первые месяцы работы я принял в своем рабочем кабинете более 10 тысяч человек.  Цифра может показаться слишком большой, но дело в том, что я принимал не только жалобщиков, но и всех, кого они собирались упоминать при встрече со мной. 
  
Работая в Кировабаде, я стал еще чаще контактировать с Гейдаром Алиевым. За два года моего там нахождения он приезжал четыре раза. По самым серьезным вопросам я сам звонил ему или же, приезжая в Баку, заранее просил о встрече. 

Надо сказать, в период моей работы в Кировабаде у меня с Гейдаром Алиевым было много и неформальных бесед. Он интересовался историей города, ситуацией, давал много советов и рекомендаций. Еще он очень любил творчество Низами Гянджеви, и мы беседовали о его великом наследии. По рекомендации Гейдара Алиева в Академии наук был образован специальный отдел по исследованию поэзии Низами, а в 1981 году было проведено 840-летие великого поэта и философа. Отправляя меня в Кировабад, он отметил, что очень беспокоится за состояние Мавзолея Низами и поручил тщательно заняться этой проблемой.    

Затем, когда я был министром, во время полетов в зарубежные страны, по пути, он инициировал разговоры об истории, а конкретно - об истории Карабаха. Гейдар Алиевич серьезно изучал сведения, касающиеся Южного Кавказа, просил у нас большое количество сравнительной информации по разным темам.  Он хотел понять, что необходимо предпринять, чтобы еще больше повысить национальное самосознание нашей молодежи. Эта тема была очень важной для Гейдара Алиева, и я, часто выступая перед молодыми людьми, ссылаюсь на эти беседы. 

К месту будет сказано, что наш Президент Ильхам Алиев также придает очень большое значение работе с молодежью. Беседуя с представителями других стран, бывшего Советского Союза, я каждый раз убеждаюсь в том, насколько созданная в Азербайджане  - по инициативе Ильхама Алиева -  система работы с молодежью совершенна и эффективна.   
   

# 9975
avatar

Гасан Гасанов

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#