«Второй шанс» Эмина Амруллаева: почему Минобрнауки берет на себя роль прокуратуры и суда?

«Второй шанс» Эмина Амруллаева: почему Минобрнауки берет на себя роль прокуратуры и суда?
28 ноября 2022
# 20:00

Образовательная сфера в Азербайджане – одна из самых проблемных. Тема образования регулярно поднимается в СМИ и, к сожалению, зачастую это бывает связано с каким-то негативом. Предпринимаемые же меры и реализуемые «реформы» никак не способствуют решению существующих проблем, повышению качества образования, а лишь добавляют поводов для обсуждений и критики, как, например, в случае с новыми «Правилами поведения учащихся в общеобразовательных учреждениях», предусматривающими внедрение со следующего года «желтых» и «красных» карточек для нерадивых школьников.

Руководящий же сферой образования (а с недавних пор – и науки) министр Эмин Амруллаев в своих заявлениях не только не вносит ясность в проблемные вопросы, а, наоборот, подкидывает общественности Азербайджана новые «загадки».  И порой они не просто сбивают с толку граждан, но и даже вызывают некоторый шок.

Так, уважаемый министр, который до сих не может разобраться, нужна ли в азербайджанских школах школьная форма или нет, а также с рядом других проблем в вверенной ему сфере, на прошедшем в минувшую пятницу брифинге для СМИ в очередной раз сумел удивить азербайджанскую общественность не в самом лучшем смысле этого слова.

В ходе брифинга, с его слов, выяснилось, что в низких показателях на вступительных экзаменах, оказывается, виноваты репетиторы. Те самые, к которым родители, по более раннему заявлению того же Амруллаева, отправляют детей не из-за низкого качества образования, а чтобы те не оставались дома в одиночестве. Теперь же господин министр заявил, что родители отправляют к ним детей просто «потому что могут». А система образования тут, конечно же, ни при чем. 

Но поразило и вызвало бурные обсуждения отнюдь не это заявление, а тот факт, что вдохновленное недавной передачей в его ведение сферы науки министерство решило самовольно взять на себя и некоторые функции правоохранительных органов и судебной системы. Чтобы читателям было понятнее, о чем речь, прежде чем перейти непосредственно к заявлению, немного предыстории.

Дело в том, что в сентябре текущего года в азербайджанском сегменте соцсетей и СМИ было распространено сообщение о том, что родители учеников и учителя полной средней школы №45 имени Н.Нариманова города Баку жалуются на директора учебного заведения Наджибу Ахундову. Сообщалось, что директриса в буквальном смысле рэкетирует школу, требуя от родителей и учителей деньги в размере от 100 до 1000 манатов, оскорбляет педагогов. Даже отмечалось, что из-за давления Ахундовой один из педагогов был близок к тому, чтобы покончить жизнь самоубийством.

Сопровождалось это сообщение аудиозаписью, на которой были четко запечатлены доказательства подобных незаконных деяний директора. В одном моменте даже можно услышать, как уверенная в своей безнаказанности Ахундова говорит посмевшей перечить ей женщине: «Жалуйся кому хочешь, хоть к президенту иди!».

Стоит отметить, что в последние месяцы вообще часто стали появляться аудиозаписи, на которых директора или учителя вымогают у кого-то деньги, после которых виновных, как минимум, увольняли, однако этот случай стал особенным, и далее станет понятно, почему. 

Спустя время, в начале октября, в Управлении образования города Баку сообщили, что на основе поступивших жалоб и распространившейся аудиозаписи было проведено расследование и директору школы в качестве дисциплинарной меры объявлен строгий выговор с окончательным предупреждением. Долгое время по этому инциденту больше не было никаких комментариев, а около недели назад все то же Управление образования сообщило, что Наджиба Ахундова освобождена от должности директора школы №45…и назначена директором школы №34! Правда, в новой школе уже не 1300 учеников, как в прежней, а всего 523. А это значит, что жертв для вымогания денег у Ахундовой будет намного меньше, что существенно ударит по ее карману. Воистину справедливое наказание! 

Так вот, на указанном брифинге министр решил «внести ясность» в этот вопрос, вызвавший справедливое возмущение у населения страны.

«На директоров школ всегда были жалобы. Думаю, что они будут и впредь. Был случай, когда директора школы № 45 распределили в другую школу. Когда назначается директор, мы пытаемся найти подходящую школу. Плохая успеваемость школы не всегда может быть связана с директором. Когда бывают негативные случаи, связанные с директором, они расследуются. Неоднократно было так, что в школах были проблемы, и мы не увольняли директора. Потому что в ходе расследования было установлено, что это не имело к нему прямого отношения. В связи с этим мы дали Наджибе Ахундовой еще один шанс. Мое личное мнение, что дать ей еще один шанс – не является ошибочным решением. Однако это не значит, что так будет во всех случаях. Я думаю, что общественность с пониманием воспримет решение Министерства в этом вопросе».

Нет, уважаемый господин министр, общественность, мягко говоря, не относится с пониманием к решению Министерства, наоборот, у общественности к нему добавилось вопросов. Давайте, разберем это уникальное по своей нелогичности заявление детально.

Во-первых, министр буднично сообщает, что на директоров всегда были жалобы, и вместо того, чтоб  хотя бы ради приличия пообещать решить проблемы, сделать так, чтобы этих жалоб не было или было как можно меньше, Эмин Амруллаев призывается принять как факт, что жалобы будут и впредь, и с ними надо просто смириться. Во-вторых, министр почему-то пытается увязать инцидент с Ахундовой с успеваемостью школы, хотя претензия, по факту, к совершаемым ею деяниям, которые по всем признакам можно назвать коррупционными преступлениями. 

Так, в Уголовном кодексе Азербайджана, к примеру, есть статья 309 (Превышение должностных полномочий). Согласно статье, под превышением должностных полномочий понимается совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий, если это повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам физических или юридических лиц либо охраняемым законом интересам общества или государства. 

Также в УК есть статья 311 (Получение взятки). Она гласит, что получение взятки, то есть прямое или косвенное требование или получение, либо принятие предложения или заверения об этом лично или через посредника, для себя либо третьих лиц материальных и иных благ, льгот или привилегий за какое-либо действие (бездействие), связанное с исполнением служебной обязанности (полномочий) должностного лица, равно за общее покровительство или попустительство по службе наказывается лишением свободы на срок от четырех до восьми лет, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Как ни крути, описание деяний уважаемой министром, но не школой, Наджибы Ахундовой, подпадают под уголовную ответственность по как минимум одной из этих статей, и министерство, в обязательном порядке, должно было сообщить об этом в соответствующую полномочную структуру. Однако ведомство посчитало правильным ограничиться лишь дисциплинарным наказанием, демонстрируя таким образом, что должностным лицам, свившим коррупционное гнездо и зарабатывающим на родителях и учителях, держа всех в страхе, может все сойти с рук.

И еще один урок для отдела кадров Министерства: в случае выявления состава преступления в деяниях сотрудников структур, находящихся в подчинении ведомства, следует расторгать с ними трудовой договор на основе статьи 72 Трудового кодекса, а не давать вторые шансы и позволять правонарушителю рэкетировать на новой территории. 

В какой вообще момент министерство науки и образования вдруг решило, что уполномочено самостоятельно расследовать уголовно наказуемые деяния и выносить по ним решения? Разве в полномочия министра входят функции следователя, прокурора, судьи?

Тем не менее, по словам министра, это не единичный случай, подобные вещи происходят во многих школах, и министерство само расследует такие правонарушения. Как он утверждает, в случае выявления отсутствия непосредственной вины директора, Министерство дает второй шанс, как это сделали с Наджибой Ахундовой. 

Как устанавливали степень вины указанного директора? Разве аудиозапись не является доказательством ее вины? Да, так как «расследование» проводилось не уполномоченным органом, а министерством, мы тоже не можем ни в чем обвинять Н.Ахундову. Но если уважаемая директриса невиновна, за что тогда ей был объявлен строгий выговор?

Чем обосновано подобное снисходительное отношение милостивого Эмина Амруллаева к коррумпированному директору? Возможно, дело в том, что Наджиба Ахундова являлась супругой шехида, полковника Санана Ахундова, отдавшего жизнь за свою Родину в апрельских боях 2016 года. Возможно, остерегаясь общественного мнения, министерство решило проявить подобное «милосердие» под соусом «второго шанса». Однако, по личному мнению автора статьи, подобный подход, если он имел место, крайне неправилен. Ее покойный супруг стал шехидом во имя светлого будущего своей страны, и в первую очередь об уважении памяти шехида обязаны думать те, кто ответственен за будущие поколения. Каждый директор школы несет ответственность за будущее страны не меньше, чем военные. И на близкого человека нашего героя она возлагалась вдвойне. Чтобы не посрамить его память… 

Сегодня большинство родителей боятся отправлять своих детей в школы, зная, во что образовательные центры превратил «ценный» молодой кадр со своими «навороченными» идеями. И их можно понять. Ведь министерство само не доверяет своей системе образования, раз вынуждает педагогов, закончивших вузы, находящиеся в подчинении ведомства, и сдавших уже все экзамены, повторно сдавать экзамен при поступлении на работу.

Так может всепрощающему Эмину Амруллаеву стоит задуматься над тем, чтобы самому получше воспользоваться данным ему шансом, разобраться в своей сфере и не брать на себя чужие полномочия?
 

# 5916
avatar

Эльшан Мамедли

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#