«Во время войны в Карабахе мы стали хранителями оружия» - УЧИТЕЛЬНИЦЕ ИСТОРИИ ОЧЕНЬ ОБИДНО…

17:42 11 Сентября 2019
«Во время войны в Карабахе мы стали хранителями оружия» - УЧИТЕЛЬНИЦЕ ИСТОРИИ ОЧЕНЬ ОБИДНО…
1490

Часть третья. Предыдущая часть здесь.

Жизнь учит нас никогда никого не осуждать. Иногда мы можем кого – то осудить за его решение или шаг только потому, что сами так никогда бы не поступили. Но судьба каким-то немыслимым путем, спустя какое-то время, приводит нас к решению ровно такой же проблемы, и тогда мы начинаем понимать, видеть и переживать те же самые чувства, что испытали в то время те люди.

Мы вспоминаем, как когда-то говорили – «я бы никогда», и нас начинает мучить совесть. В итоге мы приходим к пониманию того, что никого никогда нельзя осуждать. Прочитайте этот репортаж, но только без предвзятости и обвинений, без слов «я бы никогда».

Люди называют это место «Домом престарелых», а государство назвало «Пансионат для ветеранов войны и труда». Он расположен в поселке Бильгя, на берегу моря. В действующем с 1960 годов пансионате проживает 235 инвалидов и всем им за 65 лет.

Я вышла из комнаты Таиры ханум после моего с ней интервью и спустилась по лестнице вниз. Меня уже ждала внизу машина, поэтому я торопилась. Неожиданно женщина, сидевшая в фойе окликнула меня:

- Постойте, напишите о нас тоже.

- С радостью, ответила я, и, подойдя к скамейке, включила диктофон.

-Раньше хоть журналисты приходили, писали о нас, а сейчас и того нет. Беженцам дают квартиры, но до нас еще не добрались. Я родом из села Шаифлы Зангиланского района, охраняла оружейный склад.

- Это как? Вы воевали?

- Нет, просто в нашей школе занятия были приостановлены и военные все свое оружие собрали в школе. Ну и мы из учителей переквалифицировались в хранителей оружия. После того, как мы покинули родную землю, я много раз обращалась с просьбой к президенту о том, что мне негде жить. Дай Бог ему здоровья, он дал указание исполнительной власти Зангилана, чтобы меня разместили. А они взяли и привезли меня сюда. Мне обещали, что скоро я получу квартиру и съеду отсюда, а сейчас мной никто даже не интересуется.

- Чтобы вам помочь мне для начала надо знать ваше имя?

- Меня зовут Гюнеш Исмайлова.

- У вас есть родные?

- Даже если они есть, мне все равно тяжело. Я до последнего момента не покидала Зангилан, и уже в самом конце, вместе со всеми перешла через Араз. Больше всего обидно за то, что некоторые предприимчивые люди сдают в аренду полученные от государства квартиры для беженцев, а я осталась без квартиры.

-В чем заключается ваша просьба, вы недовольны тем, что живете здесь?

- Строят новые дома, я тоже хочу получить.

- Тетя Гюнеш, ну допустим, вам выдали квартиру, как вы сможете там одна жить в таком состоянии, кто будет за вами ухаживать?

-Я найду способ ухаживать за собой. Чем меня сюда размещать, пусть дадут квартиру моему брату, который сейчас снимает жилье, я там займу один угол. И мне пусть дадут одну квартиру. Недавно к нам приходила Мехрибан ханум Алиева, но, к сожалению, я об этом узнала слишком поздно и не застала ее, я бы ей все рассказала, и она бы мне помогла.

Если ничего не буду просить, буду прятаться, так и умру в этих стенах, душа-то ведь болит. Я хочу быть вместе с родными, я же вынужденная переселенка. Мы жили в самой горячей точке, где проходили боевые действия в селе Шаифлы, не дай Бог кому-то пережить такое; таскали на себе оружие и раненых. Ровно месяц, весь октябрь я спала под лафетом на берегу Араза.

-Какой предмет вы преподавали?

- Историю. 15 сел Зангилана были оккупированы еще в 1993 году. Мы воевали несколько лет. Близких и дорогих нам людей расстреливали у нас на глазах. В то время Салатын Аскерова часто к нам приезжала. Она погибла в самый разгар войны.

- Вы здесь скучаете?

- А кто бы не скучал…

Рамиля Гурбанлы

P.S. Следующий и последний рассказ из дома престарелых будет о пастухе, который продолжает заниматься своим делом даже в доме престарелых.

Vesti.az

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА