«Прапрадеда моего зарезал его конюх Мамикон - сирота, которого мой пращур вырастил в своем доме» - УРОК НА ВСЮ ЖИЗНЬ

19:45 09 Января 2021
«Прапрадеда моего зарезал его конюх Мамикон - сирота, которого мой пращур вырастил в своем доме» - УРОК НА ВСЮ ЖИЗНЬ
9038

Во время Отечественной войны армянские СМИ и пользователи социальных сетей забрасывали интернет фейковыми новостями. Проигрывая на поле боя, они пытались взять реванш в сети. Кроме того, каким-то образом им удавалось удалять статьи, к примеру, на Facebook. Также они жаловались, что азербайджанцы уничтожают их со всех возможных и невозможных флангов.

Так вот, чтобы донести правду об их неправде, ИА Vesti.az представляет читателям рассказ женщины, которая в течение 9 лет жила бок о бок с армянами и подвергалась с их стороны, как физическому, так и моральному насилию. Знакомьтесь, психотерапевт Малика Рафаил.

Это проклятое слово «память». Для психотерапевта оно несет в себе почти фатальный смысл - в ней «спрятаны» причины возникновения любой психосоматики и почти всех физиологических и психических диагнозов. С памятью работают, нивелируя, переигрывая ранящие моменты. Да чего уж там, порой просто «стирают» воспоминания гипнозом. С памятью воюют нетерапевтическими методами - заглушая наркотиками, спиртным и адреналином…

И уже сутки моя, казалось бы, давно выдрессированная и грамотно переведенная в режим off память весь день бьет меня, почти подкашивая ноги и заставляя вдыхать ингалятор лошадиными дозами. Я пытаюсь отвлечься, использую все техники. Бесполезно.

Я родилась в 1977 году в Зангезуре, на границе с Ираном. Переехала оттуда в Баку в 1986 году. Я запомнила много из того, что может увидеть смышленый не по годам ребенок. В течение трех лет обучения в школе при приграничном гарнизоне моя фотография висела на доске почета первой, выше фото медалистов. Я была единственным на весь городок вундеркиндом. В школах, которые я сменила три раза за 11 лет, у меня было несколько однотипных кличек: «Голова профессора Доуэля», «Энци-Клоп», «Очкарик с книгой», «Сократ», «Бог кроссвордов» и проч.

Целью такого объяснения является не мой пижонский нарциссизм, который я никогда не отрицаю, а лишь то, что хочу, чтобы мои воспоминания не воспринимались никем как недостоверный инфантильный бред из туманного и малодоказуемого прошлого. Инфантильной я не была никогда. Наоборот, слишком взрослой и очень наблюдательной, умеющей анализировать увиденное, прочитанное. Кстати, читать начала в 4 года.

Армянские дети в Мегри (город на юге Армении, - авт) обзывали меня и моих сестер «туркес» («турки») и бросали в нас камни, когда мы возвращались из школы. А все потому, что мы были не их нации. Это заставило папу научить нас драться. И я дралась, расшибая носы и ломая пальцы не за «туркес», а за камни и нецензурную грязную брань в свой адрес. А с родителями пострадавших разбирался уже папа.

Шок, самый сильный, недетский, я испытала в 7 лет, узнав, что на сон грядущий малолетним детсадовского возраста армянским детям их бабушки рассказывали не сказки. Они читали им книжки с иллюстрациями про «геноцид древней многострадальной нации». Именно цветные картинки из одной такой книжки с отрезанием голов, вспарыванием животов беременным женщинам и остальными изуверствами стали причиной пережитого мной шока. Учтите, что я отношусь к поколению того времени, когда в фильмах камера убирала фокус, если герои хотели поцеловаться, а максимальной дозой насилия были сцены с пятном крови на перебинтованном лбу или руке. На ночь же мы смотрели «Спокойной ночи, малыши».

Как человек, работающий с психическими травмами, я понимают, что самые несводимые «пятна» на психике человека остаются в возрасте до 5 лет. Учитывая это, сегодня я понимаю, что присущий дашнакам недоступный пониманию психически здорового человека режим постоянной готовности взять и зарезать турка-азербайджанца, с которым он вроде бы 30-40 лет «дружил домами» - результат вот такого травматического воспитания. К сожалению, это неизлечимо. Это навсегда! Это уже генетический код, который выжигается в мозге ребенка, создавая нейронные связи, по которым потом складывается вся его жизнь.

И никакого полезного смысла ни в прощении, ни в поисках мирного решения этого вопроса нет. Это мы раскачиваемся 30 лет, чтобы хоть как-то решиться на войну. Это мы забыли про геноцид сотен тысяч азербайджанцев, устроенный дашнаками Андраника, Нжде, Канаяна и других в 1905-1906 и 1918-1920 годах в Эривани, Шамахе, Гяндже, Нухе, Зангезуре, Губе и Баку. Это мы все 73 года советской власти искренне верили в то, что прошлое забыто, и есть здравый смысл, который восторжествует над любым пещерным шовинизмом. И мы сделали огромную ошибку, потому что создали очень нереалистичную парадигму мышления и отношения к этой ситуации у своей нации. А в реальности царит циничный принцип антихрупкости, про который американский эссеист Нассим Николас Талеб написал целую книгу.

А вот они, по ту сторону границы, никогда не прекращали растить армию орков. Поколение за поколением зомбируя и натаскивая, создавая неистребимые никакими гипнозами и терапиями триггеры со словами «турок», «геноцид», «самая великая и древняя», фальсифицируя и заново переписывая историю.

И сегодня, прочитав более сотни тысяч комментариев (да, у меня скорочтение с 6 лет), я ставлю печальный диагноз большей части армян - жертв более чем вековой пропаганды дашнакской идеологии цегакрон. У вас бредовое, параноидально-шизофреническое расстройство психики с выпадением из объективной историко-культурной реальности, некритические идеи о превосходстве своей нации, ее великой древней истории, зомбированное отношение к нам, как к воображаемым «врагам», диким животным, достойным только одного - истребления.

У меня такого отношения к ним нет. И никогда не будет. Хоть и в 1905, и в 1918 годах в Эривани и Зангезуре с нечеловеческой жестокостью были убиты мои предки, целыми кланами, вместе с младенцами. Подтверждение этих страшных событий я видела в архиве, куда допускают по специальному разрешению и только для научной работы - фотографии и документы, от которых стынет в жилах кровь. Что интересно, архивы об их геноциде они отказываются обнародовать.

Первые в моей жизни приступ астмы и вызов скорой помощи произошли после увиденных кадров из Ходжалы. Про войну и почти каждый день прибывающие к кому-то из знакомых/родных похоронки и закрытые гробы с фронта и так всем здесь известно - мы тоже стайновское, «потерянное поколение».

Очень хочу все забыть, но…

Уленшпигель носил пепел своего сожженного инквизицией отца, Клааса, на груди, чтобы не забыть о своей цели - освобождении Родины от испанского гнета. А я ношу в сердце свою память. И сегодня, как никогда ясно понимаю смысл фразы о том, что человек - это сумма всего пережитого и осознанного им. И лучше нам с вами больше ничего из этой суммы не вычитать. С нами воюет враг, который все свои «суммы» создает из воздуха и лжепропаганды, потом умножает их, возводя в бесконечную степень. И ради торжества этих придуманных смыслов он готов убивать даже младенцев...

Чуть не забыла. А прапрадеда моего зарезал его конюх Мамикон - сирота, которого мой пращур подобрал на дороге, вырастил в своем доме и обеспечил как жильем, так и заработком, справил его свадьбу и считал своим сыном. Это про способность зарезать старинного «друга-турка», про которую я писала выше...

Нармина Джавид
Нармина Джавид

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА