Чингиз Абдуллаев:«Пусть Низами Джафаров постыдится хотя бы своего имени»

Чингиз Абдуллаев:«Пусть Низами Джафаров постыдится хотя бы своего имени»
15 апреля 2009
# 03:11
- Сегодня вам исполняется 50 лет. Как человек, проживший полвека, как Вы себя чувствуете?

- Я чувствую себя очень хорошо и молодо. Когда меня спрашивают, я говорю, что мне четырнадцать лет.

- Как вы оцениваете эту возрастную планку, как писатель?

- Наверное, я порчусь, как человек, но как писатель я становлюсь все лучше. Постепенно, как писатель, я становлюсь мудрее, учусь все взвешивать. Но я вижу, что люди не просто меняются, а идут к пропасти. Поэтому говорю – как человек я порчусь, становлюсь в некоторой степени мизантропом. Это очень интересно.

- Может ли литература остановить этот процесс?

- Конечно, может. Я верю в это. Я боролся за это. Один раз человек, служащий в церкви, сказал мне, что я своими книгами воюю на стороне Бога.

- Однако, хотя эта борьба ведется с тех пор, как существует литература, победы не видно.

- Борьба добра и зла велась всегда. Говорят, что добро никогда не побеждало зло. Но даже если Джордано Бруно, Жанну Дарк, Галилео Галилея и сожгли, в принципы они победили. С Насими сняли живьем кожу, но он победил. В борьбе между Сатаной и Богом всегда побеждает второй.

- В какой еще стране, кроме Азербайджана, отмечается ваш 50-летний юбилей?

- Мой юбилей отмечен в России, Турции, Румынии, Австрии, Германии, Грузии и других странах. Теперь жду, чтобы посольства этих стран в Азербайджане передали мне награды, к которым я был представлен.

- Какие награды были вами получены?

- Различные ордена и медали, в том числе и золотые. Но самые дорогие медали для меня – это те, которые я получил в своей стране.

- Как вы вообще оценивается награждение писателя орденами и медалями?

- Мой младший сын сказал мне: «папа, сейчас не война, а тебе дают орден». Но я чувствую себя в сражении. Я довожу правду об Азербайджане и его позицию до мира. За эти заслуги я ни от кого не ждал орденов. Награждение меня орденом «Шохрет» было для меня неожиданностью. Глава государства лично вручил мне эту награду. Говорят, как глава государства дал мне звание «Народного писателя», так же я получил и эту награду. То есть, моего имени не было в представлении. В свое время не хотели, чтобы я получал почетные звания. Чиновники несколько раз хотели помешать этому, но глава государства лично сделал этот шаг. Я знаю, что президент читает мои книги.

- Интересно, кто пытался помешать Вашему награждению?

- Некоторые чиновники. Они считают, что Чингиз еще молодой, не стоит торопиться. На самом деле, я и сам считаю, что еще молод. Не только в Азербайджане, но и в СССР никому в 46 лет не давали звания «Народного художника». Тех, кто получал его в 50 лет, было 7-8 человек. В Азербайджане это были Самед Вургун, Расул Рза, мирза Ибрагимов, в СССР – Чингиз Айтматов, Расул Гамзатов и другие. Я много работал, чтобы достичь их уровня, но судьба так повернулась, что я стал самым молодым писателем, удостоенным звания Народного. Это звание для меня выше Нобелевской премии. Да, если получу Нобелевскую премию, мне дадут 1 миллион долларов и меня будут чествовать в Швеции. Однако меня и сегодня читают в Швеции. Сегодня меня читают на 27 языках, в том числе мои книги выходят в Осло.

- Но Вы известны в мире больше, чем в Азербайджане.

- Так было раньше. А сегодня меня знают и в Азербайджане. Я не мог бы поверить, что меня не просто знают, но и так любят здесь. В последние дни мне звонят главы исполнительных властей районов Азербайджана и поздравляют с днем рождения.

- За 27 лет вы издавались тиражом более 23 млн. экземпляров. Какой доход принес такой тираж?

- Видимо, я не смог стать бизнесменом. У меня нет магазинов. Как-то ко мне пришли на съемки и сказали, что министерство налогов назвало меня физическим лицом, платящим самые большие налоги. Я им сказал, что пепел мне на голову, если самый крупный налогоплательщик это писатель. Здесь снимался совместный с Россией фильм. За этот фильм я выплатил в виде налога 18 тыс. долларов, то есть 35 процентов дохода. Не могу поверить, что в Азербайджане есть такой писатель, журналист или художник. Ни мои книги, ни сценарии не используются незаконно. Когда издаются мои книги, с гонораров удерживаются налоги. Однако в Азербайджане я за 14 лет не получил ни копейки гонорара, потому что перечисляю все свои гонорары и зарплату беженцам.

- Сегодня самой престижной премией в сфере литературы считается Нобелевская премия. Не думаете ли претендовать на нее?

- Я не скромный человек. Писательство это в некоторой степени графоманство. То есть, ты должен любить писать. Даже если не получаешь ни копейки гонораров, писать – это счастье. Когда езжу в некоторые зарубежные страны, люди собираются на вокзалах, желая встретиться со мной. Представьте, с 45-летием меня поздравили 14 тысяч человек. Число тех, кто поздравил меня с 50-летием, еще подсчитывается. Если заглянете в Википедию, увидите, что имя Чингиза Абдуллаева упоминается 40 тыс. раз. Все это не ради моих прекрасных глаз. На сегодня у меня 11 крупных наград. Да, премию «Дублин» я проиграл Орхану Памуку, но рад, что ее получил великий писатель тюркского мира. Не могу сказать, что не хотел бы получить Нобелевскую премию. Мне еще только 50, можно и подождать.

- Есть мнение, что детективы стыдно не писать, а читать. Согласны Вы с этим?

- Достоевский тоже писал детектив. То, что мы переживаем последние 20 лет, детектив с ног до головы. С 1988 до 1993 года в Азербайджане сменилось 7 руководителей. Если за пять лет у одной жены будет семь мужей, чем это кончится, знает один Аллах. В 18-м веке Данте написал «Божественную комедию», в 19-м Бальзак создал «Человеческую комедию», в 20 веке Дж.Голсуорси написал «Современную комедию», а я в 21-м веке пишу криминальную комедию. Все мои герои говорят друг с другом, переходят из книги в книгу. По-моему, хорошая книга читается.

- В последнее время слышатся критические замечания в адрес русскоязычных писателей Азербайджана. Говорят, что их творчество не имеет отношения к Азербайджану.

- Писателями какой нации считаются Чингиз Айтматов, Олжас Сулейменов, Низами Гянджеви? Разве они не тюрки? Кто писавший на английском языке великий русский поэт Иосиф Бродский? По-русски писали Анар, Рустам Ибрагимбеков, Мирза Фатали Ахундов, Нариман Нариманов. Что же теперь, если они писали по-русски, они не должны считаться азербайджанскими писателями? В Азербайджане был один армянин-писатель Тельман Чалян. Он писал только по-азербайджански и не знал других языков. Значит, он считается азербайджанским писателем, а Чингиз Абдуллаев нет? Всегда, когда у меня спрашивают, к какому народу я отношусь, я считаю себя оскорбленным. Я – азербайджанец, я вырос в этой среде. Исмаил бек Гуткашенлы писал по-французски, значит он французский писатель? Подобные претензии абсурдны и бессмысленны.

- Наверное, вам известно, что эти претензии выдвинуты со стороны известного профессора Низами Джафарова.

- Очень интересно, что этого человека зовут Низами. Он хоть бы постыдился своего имени. Ведь тот, чье имя он носит, не написал ни строчки по-азербайджански. В своей диссертации Низами Джафаров заявляет, что Низами Гянджеви хоть и писал на фарси, но всей душой он был тюрком. Тогда пусть Джафаров откажется от своего имени. Если бы я изобрел зубочистку и ее стали применять в 27 странах мира, я и тогда гордился бы, что произведение азербайджанца распространилось в мире. Представьте, я пишу и это расходится по миру. В Европе нет такого крупного города, где не продают мои книги. В свое время, когда в Москве издавали книги Чингиза Абдуллаева, говорили, пусть он занимается своими баранами или же продает зелень на рынке. А сегодня меня с удовольствием читает вся Россия. В Азербайджане же говорят: что он может написать, или же Чингиз – не азербайджанский писатель. Низами Джафаров проиграл будущее. Несмотря на то, что он моложе меня на три месяца, он всегда вычеркивает мое имя из учебников. И сам это признает. Он приходит на мои банкеты, угощается, а потом говорит: прости, Чингиз, я опять стер твое имя.

- Вы спрашивали у него о причине?

- Говорит, ты пишешь по-русски, к тому же ты еще молодой. Но он сам младше меня на три месяца. Поэтому я говорю, что этот человек проиграл будущее. Сегодня, в какой университет не пойдешь, везде в первую очередь, произносят мое имя. Проведите любой опрос и спросите, кто первый писатель Азербайджана, назовут мое имя. Возможно, человек должен стесняться говорить об этом. Но я не стесняюсь. Сегодня в мире нет азербайджанского писателя известнее меня. Это факт. Сценариста Рустама Ибрагимбекова и художника Таира Салахова тоже хорошо знают в мире. Но я говорю о литературе. Пусть кто-нибудь из писателей скажет, что его книгу за пять лет перевели на десять языков. Вот это и есть правда.

- Вы также являетесь секретарем по финансовым и организационным вопросам Союза писателей. В последние дни раздаются обвинения в адрес СП в коррупции.

- Все это ерунда. За средства, расходуемые Союзом писателей, отвечаю я. Если бы хоть копейка тратилась на сторону, я бы знал об этом. То есть, все что пишут – это чепуха.

- Рашад Меджид заявляет, что газета «Эдебийет» выходит на довольно низком уровне, если принять во внимание выделяемые средства, даже выступает за то, чтобы поменяли руководство газеты…

- Вопрос может быть оспорен с творческой стороны. Эта газета имеет свои традиции. Возможно, газета немного консервативна. Я считаю, что газета «Эдебийет» должна оставаться такой, какая она есть. Мы отдали молодым журналы – три литературных органа Союза журналистов. Они пишут, что хотят. Деятельность этой газеты может кому-то нравиться, а кому-то нет. Мне хотелось бы, чтобы газета «Эдебийет» была более смелой. Не верю, чтобы руководство этой газеты так скоро поменялось. Такое возможно после съезда. Газета – не футбольная команда, чтобы она состояла только из молодых. Что касается мнения Рашада Меджида, в Союзе писателей демократия, там может прозвучать любое мнение. У каждого секретаря есть свое мнение.

- Когда состоится очередной съезд Союза писателей?

- Прошло 5 лет после последнего съезда. Возможно, съезд пройдет в этом, может, следующем году.

- Что Вы можете сказать о мнении тех, кто находится в оппозиции Союзу писателей?

- Мне их жаль. Писатель должен самоутверждаться своими произведениями, а не глупыми письменами. Я тоже был молодым…

- Вы читали их произведения?

- Если и читал, то никогда не даю ответа. Когда спрашивают, почему, говорю, что не могу ответить мухе или комару. Меня могут обвинить в оскорбительных высказываниях, на что я могу сказать, что не могу дать таким людям другого ответа. Вы спросили про Низами Джафарова. Пусть он напишет строчку, которую переведут на 27 языков. Тогда мы будем равны. Если он не умеет этого, тогда о чем мне с ним говорить? Или сегодня группа молодых писателей выступает против Анара. Им следовало бы напомнить о том, что они не сделали и сотой доли того, что Анар. То есть тот, кто хочет со мной говорить, пусть напишет хотя бы строчку, которую переведут на другие языки, а потом уже со мной говорит.

- Читаете ли Вы молодых?

- Да, на сегодняшний день я высоко оцениваю творчество Ильгара Фахмина, Эльчина Гусейнбейли, Салима Бабуллаоглу и других.

- А как насчет тех, кто в оппозиции Союзу писателей?

- Я слежу и за их творчеством. Мурад Кехнагала прекрасный поэт. Но было бы лучше, если бы он занялся своими стихами. Рафик Таги тоже талантливый человек. Но в последнее время он стал писать такое, за что мы вынуждены были исключить его из Союза писателей. Некоторые молодые сначала пишут про нас, потом про шарлатанство Физули, а когда уже не останется писателя, которого бы они не облили грязью, переходят к Пророку. Что я могу сказать о человеке, клевещущего на Пророка?

- Они называют себя постмодернистами.

- Однажды мы беседовали с Анаром и Орханом Памуком. Анар сказал Орхану Памуку, что его считают постмодернистом, и наша молодежь идет его путем. Орхан Памук ответил, что, хотя его и называют постмодернистом, он не знает, что это такое. Если этих людей не принимает Азербайджан, то пусть примут Грузия, Турция, Россия. Но ведь этих людей не знают и не читают даже в родной деревне. Поэтому такого рода высказывания вызывают смех.
# 1775
# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#