В волшебном мире: Удивительный монастырь Худавенг, который хотели присвоить себе армяне – ФОТО - ВИДЕО

21:00 03 Января 2021
В волшебном мире: Удивительный монастырь Худавенг, который хотели присвоить себе армяне – ФОТО - ВИДЕО
8636

Начало: На дорогах Кяльбаджара: С высоты 3395 метров к монастырю Худавенг – РЕПОРТАЖ

Сотрудники АПА совершили поездку на территории, освобожденные от оккупации азербайджанской армией под руководством Верховного главнокомандующего Ильхама Алиева. Наши сотрудники подготовили цикл репортажей с этих территорий под рубрикой «По следам победы». Представляем очередной репортаж из этого цикла.

Два часа в монастыре Худавенг

У нас примерно два часа времени на то, чтобы обойти монастырь и провести съемку. Если мы задержимся здесь дольше, то можем попасть в туман на Омерском перевале. Для того, чтобы не создавать себе трудности, нужно ценить каждую минуту, своевременно завершить работу. Хотя это и не входит в наши планы, но нам бы хотелось, раз уж мы приехали, повидать и другие места.

После того, как 25 ноября армянские войска вышли из Кяльбаджара, монастырь Худавенг был передан под контроль российских миротворческих сил. На данный момент он контролируется миротворцами. На посту у входа в монастырь и по всему периметру территории несут службу российские миротворцы.

Я взволнован. Передо мной открылась чудная картина. Впечатление такое, что я попал в прошлое, в средние века. Здесь каждый камень говорит о чём-то. Мне хочется прогуляться по комплексу, созданному более тысячи лет назад в этой прекрасной долине, поближе ознакомиться с этой выдающейся частью нашей истории.

Мы прошли перед колокольной башней и остановились у входа в церковь Беюк Хасана. Нас встретили два армянских священника. С согласия властей Азербайджана они следят за монастырем и выполняют ежедневные обряды.

Скоро приехавшие с нами представители удинской общины и находящейся в Гяндже Русской православной церкви зажгут свечи, прочитают молитвы в церкви. После этого будет накрыт стол на площадке перед церковью, его украсят дары удинской кухни и те, кто приехали, отведают их. А как же, ведь приближается Рождество. Поэтому то, что удины накроют стол в этом древнем албанском религиозном храме – это знаменательное событие.

Монастырь Худавенг (Дадивенг) расположен на высоком холме между Муровдагским и Карабахским хребтами. Природа здесь очень красивая. Архитектура монастыря удачно сочетается с ландшафтом.

Земля Всевышнего – Худавенг

По словам сотрудника Института истории НАНА, доктора философии по истории Байрама Гулиева, который на протяжении всех наших репортажей помогал нам своими научными консультациями, приставка «Худа» в названии монастыря Худавенг (Дадивенг) в переводе с персидского означает «Всевышний»: «А «Дади» это сирийская трансклипция слово «деде», которое есть в азербайджанском языке. Прототипом второй части названия монастыря – слова «венг» является «венд». В произведении сирийского автора Мара Апаса Катины употребляется выражение «Булгар венд». «Венд» означает на турецком языке «земля». В Карабахе часто встречаются подобные топонимы. Например, Гаравенд, Яглавенд и др. Если обратить внимание на название монастырского комплекса, то становится ясно, что «Худавенг» или «Худавенд» означает «Земля Всевышнего», а «Дадивенг» или «Дедивенд» - «земля отца».

По мнению ученого, часто христианские албанские религиозные храмы состояли первоначально из небольших храмов: «Можно предположить, что там, где сейчас находится монастырь Худавенг в Кяльбаджаре, в первые годы после возникновения христианства албанского периода был небольшой храм. Скорее всего, на месте этого храма первоначально была построена базилика, являющаяся самым древним строением комплекса».

По словам Б.Гулиева, после распространения ислама в Азербайджане христианство перешло в горный регион Албании. Позднее в этом регионе, в который входит и Худавенг, было создано Арцах-Хаченское княжество: «Это княжество было преемником Албанского государства. Совершенно необоснованно считают основателями этой династии Хасана Джалала Арраногуллары или династию Мехранидов.

Но в исторических источниках об этом ничего не говорится. В источниках среди его титулов встречаем такие имена, как «Хаченский и Арцахский князь» или «князь Албании». Несомненно, Хасан Джалал был христианским албанцем, но не принадлежал ни к одной из албанских династий. Расширение и развитие монастыря Худавенг связано с хаченскими князьями. В XIII веке сын Хасана Джалала Вахтанг перестроил комплекс и дополнил его новыми строениями. В 1214 году Арзу Хатун для увековечения памяти своего мужа Вахтанга и их сыновей построила здесь церковь. В комплексе Худавенг, являющемся крупнейшим монастырским комплексом Азербайджана, семь секций. Здесь наряду с храмом Арзу Хатун есть и позднее дополнившие его Храм Святого Григориса и церковь Хасана Джалала. И тюркизмы в названии храма, и титул Хатун в имени супруги Вахтанга, и использование в архитектуре объекта цифры «7» дают основание говорить о том, что этот монастырь относится именно к азербайджанцам».

Говоря о дальнейшей судьбе Худавенга, ученый отметил, что в период династий Бахарлу и Баяндурлу, а также при Сефевидах храм был совершенно обделен вниманием из-за того, что находился на значительном удалении от центра страны: «Возможно, какие-то небольшие группы христиан могли приезжать сюда и молиться. Но существенных фактов этого не встречается. В период ханств Худавенг входил в состав Карабахского ханства и был превращен в монастырь живших в Карабахе в то время христиан-меликлинцев. После подписания в 1828 году Тюркменчайского договора Россия признала права албанской церкви и подчинила монастырь армянской Григорианской церкви».

Что касается эпохи СССР, то Б.Гулиев сказал, что в связи с пропагандой безбожия наряду с мечетями разрушали или закрывали и монастыри и церкви: «Поэтому где-то в течение 70 лет монастыри не использовали как религиозные храмы, за ними не присматривали и их значительная часть была уничтожена. После того, как в 1993 году Кяльбаджар оккупировали армяне, монастырь тоже перешел под их контроль и под предлогом восстановления в монастыре были произведены различные изменения, его содержание было искажено. Армяне исказили содержание монастыря, который мы сейчас видим, армянизировали его значительную часть».

***

Пора рассказать о нынешнем строении монастыря, о том, что мы увидели в нём. Начнем с церкви Хасана Джалала.

Церковь Хасана Джалала

Церковь находится перед нартексом с колоннами (о нём мы раскажем позже), в южной части монастырского двора, имеет центральную купольную структуру. При строительстве купола и барабана церкви использовался обожженный красный кирпич, а при строительстве его стен – грубо обработанные камни.

По обе стороны от двери церкви в боковые стены замурованы кресты различного размера. На полу перед большими крестами есть и таблички или надгробия. Скорее всего, здесь были похоронены кто-то из основателей монастыря или известные религиозные деятели. Новая штукатурка в углах строения свидетельствует о том, что здесь был проведен ремонт. Беспорядочно замурованные в стены кресты тоже можно расценивать как попытку армян оставить свой след в архитектуре храма.

Наряду с этой церковью много беспорядочных надписей на грабарском языке и на стенах большинства строений комплекса. Без изучения специалистами трудно сказать, к какому периоду они относятся – были с самого начала или же их добавили со временем армяне.

Нартекс или зал

В северной части церкви Хасана Джалала находится прямоугольный зал, иначе говоря, нартекс. Он закрыт с трех сторон, а его южная часть состоит из длинных арок. Нартексом называется строение у входа в церковь.

Восточная часть нартекса соединяется с церковью Арзу Хатун, а западная часть – с Колокольной башней. Из его средней части открывается дверь в малую базилику, скоро я пройду через нее во внутренний двор, который, как узнаю позже, является древней базиликой. О том, какой страх и какое волнение я там испытал – немного позже.

Арки нартекса расположены на толстых, эллипсоидных столбах. Эти толстые столбы придают особую красоту комплексу, усиливают его величие. На стенах нартекса есть выемки различных размеров. И на стенах, и на столбах можно встретить новую штукатурку.

Строения монастыря находятся на небольшом удалении друг от друга, поэтому в ясную погоду солнечные лучи падают и на Колокольную башню, и на крышу строений и создают различные светотени, что во много раз увеличивает привлекательность комплекса. Снег, который выпал несколько дней назад, но всё ещё остался на крышах церквей и малой базилики, в том числе и во внутреннем дворе на алтаре, придает совершенно особый вид храму. Скорее всего, эти древние, промокшие камни выглядят совершенно по-особому и в дождливую погоду.

Создается впечатление, что комплекс удивительно сочетается с природой во все времена года, сверкает как жемчужина посреди долины.

Церковь Арзу Хатун, считающаяся жемчужиной комплекса

В восточной части нартекса, о котором мы уже говорили, находится церковь Арзу Хатун, считающаяся главной церковью комплекса. Храм был построен в 1214 году по заказу княгини Арзу Хатун для увековечения памяти ее мужа Вахтанга и их сыновей.

Церковь сразу привлекает внимание посетителей комплекса высоким куполом и монументальными размерами, занимает доминирующее положение среди всех остальных строений.

Портал церкви украшен различными орнаментами, а на стене справа от портала высечена надпись на грабарском языке. По правде говоря, я не знаю, когда она была написана и что там написано.

Над окном южного фасада церкви расположены барельефы – две человеческие фигуры, держащие в руках макет церкви. На барельефах изображены дети Арзу Хатун. На южном фасаде, в нижней части арки (под барельефами) находится, а точнее, встроена в стену 19-строчная надпись Арзу Хатун, а также датированные и не датированные различные небольшие надписи, рассказывающие о дарах, сделанных церкви в разные периоды.

Эти надписи сохранились до наших дней.

Украденные фрески церкви Арзу Хатун

Мы входим в церковь. Хотя над нашими головами висит люстра, внутри почти темно, она освещается только за счет солнечного света, падающего из окон купола, и свечей, горящих в подсвечниках над алтарем. Два священника, стоящие перед алтарем, не обращают внимания ни на кого, они громко читают молитву из книги, которая лежит перед ними.

В углубление слева помещена икона, перед ней – каменная чаша для святой воды. Стены церкви не окрашены, имеют естественный цвет. А на правой стене штукатурка буквально вырезана. Хотя в источниках есть сведения о том, что стены церкви Арзу Хатун были украшены фресками, до наших дней дошло очень мало этих фресок. Но я не видел фрески на стенах.

Позднее в ходе поисков в Интернете я выяснил, что две фрески, фотографии которых представлю ниже, сохранились до наших дней. Даже небольшое окошко, заметное на одном из фото на фреске, полностью соответствует вырезанному из стены и удаленному с нее фрагменту. Прямоугольная форма штукатурки позволяет говорить о том, что при передаче церкви наряду с колоколом Колокольной башни и различными артефактами церкви армяне увезли с собой и фрески, оставшиеся с 13-го века. Фреска должна была быть и на левой стене церкви, но сейчас нет и ее.

Несомненно, этот вандализм не только является ущербом, нанесенным историко-культурному памятнику Азербайджана, но и должен расцениваться как вандализм по отношению к культурному наследию человечества.

Всё это замеченные нами проявления воровства и вандализма. И неизвестно, какие еще проявления вандализма найдут специалисты при изучении церкви.

Надеемся, что всё это будет изучено и представлено в ЮНЕСКО и другие организации как результат армянского вандализма.

Полутемные комнаты малой базилики

Выхожу из церкви Арзу Хатун и иду к двери, ведущей в малую базилику.

Пояснение: Базилика – архитектурное сооружение, которое обычно не представляет религиозного значения и предназначено для религиозных строений, где собираются люди. Это прямоуголное, длинное здание, делящееся обычно на три, пять или более нефов. Средний неф бывает шире и выше, чем крайние нефы. Обычно в восточной части базилики имеется мехраб, а в западной части – вход.

Эта малая средневековая базилика была построена вплотную к южной стене древней бизилик и намного меньше и уже нее.

Она состоит из двух смежных комнат. Справа от входа находится мехраб, перед мехрабом установлена доска с надписью на армянском языке.

Перехожу в левую комнату, но там нет ничего интересного. Отсюда есть дверь не во двор, где мы стояли раньше, а в другое место – во внутренний двор. Ни в комнатах, ни во дворе пока нет никого, кроме меня, они окружены стеной с четырех сторон. Не скрою, к волнению примешивается и страх. Как страшно, когда ты один! Мне кажется, что здесь со мной случится что-то плохое. Поэтому мне хочется побыстрее снять двор и вернуться. Но, заметив, что те, кто идут за мной, говорят на нашем языке, немного прихожу в себя и смелыми шагами выхожу во двор.

Чья могила находится в древней базилике?

Позднее я не только глубже изучу большой объем информации о монастыре Худавенг, но и узнаю о том, что место, которое называю двором, на самом деле является древней базиликой, самым древним строением на территории комплекса.

Кое-кто даже утверждает о том, что это строение построено на другом древнем строении. Крыша древней базилики не сохранилась до наших дней, поэтому вначале я решил, что это внутренний двор комплекса.

К западной части древней базилики примыкает церковь Епископа Григория, а ее восточная часть в форме алтаря. На алтаре, высота которого составляет примерно 1 м, возвышается крест. А под ним есть помещение, похожее на подвал и небольшая железная дверь.

Ставится ясно, что место, где мы стоим, является базиликой, самым древним строением комплекса и может считаться его центром, так как здесь находится могила Дади, который принес христианство на Кавказ.

По преданию, Апостол Фаддей для пропаганды христианства отправил в Кавказскую Албанию своего ученика по имени Дади. Но его убили мученической смертью в Карабахе. И монастырь Худавенг был построен именно на его могиле. Армяне же утверждают, что его могила была обнаружена в 2007 году во время археологических раскопок на территории монастыря и охраняется в нынешней форме.

Для более эффективной съёмки мы зажигаем свечи, которые заметили в подсвечниках перед могилой. Увидев это, священник спросил:

- Вы христиане?

Отвечаю:

- Нет, просто верующие. Мы уважаем все религии. Мы не христиане, но отдаем дань уважения атрибутам христианства. Любим Иисуса Христоса точно так же, как Пророка Мухаммеда.

Священник смотрит на нас с удивлением.

- Вы знаете о том, что в Коране есть отдельная сура об Иисусе Христосе и в ней подробно говорится о нём и о его матери Деве Марии?

- Да, я читал об этом, когда учился в семинарии.

- Вы родились в Ереване?

- Да.

- Как ваше имя?

- Отец Игнатий.

- Когда ваши передали Кяльбаджар Азербайджану, увезли с собой ряд священных предметов из монастыря. Даже недавно часть из них была продемонстрирована в Ереване.

- Я не знаю об этом, недавно приехал сюда, - тихо говорит он.

- Что вы делаете здесь каждый день?

- Каждый день встаем в 9 часов утра и проводим церковную службу. Этот обряд повторяется несколько раз в течение дня, кроме того, у нас бывают церковные службы по воскресеньям.

- Что вы думаете о войне?

- Я религиозный деятель, поэтому не хочу говорить о политике.

- Но ведь это азербайджанские земли.

- Я всего лишь сторонник мира. Думаю, что мы должны жить в мире. В советское время у меня были и азербайджанские друзья. Мы жили в мире. Думаю, что люди должны жить в условиях мира и дружбы.

- Но ваши хотят создать свое государство на территории нашей страны?

- Я не хочу говорить об этом, просто как религиозный деятель считаю, что наши народы должны жить в мире.

Видя, что несмотря на слова о мире, он тоже не настроен общаться со мной, я заканчиваю беседу с ним. Мы уже почти закончили работу в древней базилике и можем вернуться на площадку у входа в монастырь.

Удар, нанесенный армянами удинам

Пока мы обходили комплекс, члены удинской общины уже помолились и зажгли свечи в церкви Хасана Джалала. А сейчас все собрались за столом.

Во время трапезы мы поговорили с руководителем Удинского культурного центра Олегом Данакари.

- В чем заключалась цель вашего приезда?

- Худавенг – древний албанский монастырь. Мы хотели посетить здешние монастыри, помолиться здесь. Мы так и сделали, зажгли свечи, прочитали молитву. Хотели накрыть стол и украсить его дарами удинского народа.

- О чем вы помолились?

- Мы помолились о том, чтобы Аллах помог нам, нашему народу. Помолились за наше государство, почтили память наших шехидов.

- В чем заключается ценность этого монастыря для удинской общины?

- Его ценность очень высока, так как тот удар, который нам нанесла армянская григорианская церковь, не нанесли даже арабы, когда пришли сюда в 8-м веке. Несмотря на то, что арабы исламизировали значительную часть Кавказской Албании, а армяне либо присвоили себе, либо разрушили все наши монастыри.

- Чем отличается албанская церковь от армянских церквей?

- Есть некоторые отличия. Их кресты отличаются, строение алтарей разное, церкви отличаются и по архитектуре.

- Вы заметили какие-то изменения, произведенные армянами в монастыре Худавенг?

- У нас алтарь бывает низким, а у армян высоким. Здесь алтарь был средним по высоте. Они забрали с собой и монастырьский колокол, остался только крест. Возможно, на колоколе была надпись, относящаяся к албанской культуре. Вы и сами видите, что на стенах есть новая штукатурка.

***

В монастыре кроме основных построек, о которых я уже говорил, есть и подсобные здания. Они расположены в основном в южной части комплекса. Большинство из этих построек в своё время были сельскохозяйственными, но многие из них были разрушены, не сохранились.

Я предложил пообедать с нами российскому миротворцу, который нес службу, стоя здесь на полуразрушенной стене. Однако он вежливо отказался и у меня появился предлог поговорить с ним:

- Как идет здесь служба?

- Отлично.

- Погода всегда такая? Сегодня очень солнечно.

- Где-то неделю назад выпало много снега. Сейчас он значительно оттаял, но в некоторых местах еще остался. Здесь настоящий мороз. Кажется, что мы дома, в России.

- Не скучаете здесь?

- Нет, здесь хорошо. Я побывал во многих местах. Но здесь мне очень нравится, здесь очень красиво.

- Где вам довелось побывать?

- Этого сказать не могу. Но здесь очень красиво, воздух чист.

- Вы молитесь в храме?

- Я – нет, но среди нас есть те, кто молятся. Вы тоже удин?

- Нет.

Теперь он начал расспрашивать меня.

- Вы здешний?

Я говорю или под воздействием чувств, которые пережил, когда мы ехали сюда, или от чего-то еще:

- Да.

- Кяльбаджарец?

- Ага.

- Помните эти места?

- Когда мы стали беженцами, я был ребенком.

- Вам хотелось бы вернуться и жить здесь?

- Конечно. Это наша родина. Но как мы можем жить, если они убили моего дядю. 27 лет назад мы спаслись с большим трудом, пройдя через эти горы.

Речь заходит об армянах. Я спрашиваю их о Ходжалы, говорю, что там были убиты 613 мирных жителей, в том числе женщины, дети и старики.

Он говорит, что знает об этом и даже посмотрел видеоролик об этом событии:

- Это настоящий геноцид.

- Вы общаетесь с нашими солдатами?

- Да. Мы общаемся с теми из них, кто знает по-русски. Здесь есть солдаты-призывники. Мы часто общались с ними. Их уже демобилизовали.

- А когда вас демобилизуют?

- Мы пробудем здесь пять лет.

В заключительной части беседы с нами он сказал, что знает о том, что там, где мы сейчас стоим – азербайджанская земля и надеется, что скоро всё нормализуется.

13:40. Погода такая солнечная, как будто мы не на склонах гор, а на тропическом пляже. Но несмотря на обжигающее солнце, чувствуется и мороз. Как только отходишь немного в тень, становится очень холодно.

Пора возвращаться, ведь нас ждут труднопроходимые дороги на обратном пути.

Мы немного постояли внизу на посту азербайджанской армии и попрощались с нашими солдатами. Затем выпили глоток священной воды Тертерчая и отправились в обратный путь...

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА