«Тогда турецкие солдаты сказали бы: мы приехали расстрелять последнего азербайджанского коммуниста» - БОЛЬШИЕ МЕЧТЫ ВЕЛИКОГО УЧЕНОГО

16:30 06 Декабря 2019
«Тогда турецкие солдаты сказали бы: мы приехали расстрелять последнего азербайджанского коммуниста» - БОЛЬШИЕ МЕЧТЫ ВЕЛИКОГО УЧЕНОГО
3804

Когда мы говорим о шехидах, мы имеем в виду не только тех, кто погиб непосредственно от вражеских пуль. О них мы подготовим отдельный проект, а сейчас мы хотели бы рассказать о тех, кто отдал жизнь за Родину, отстаивая свои морально- нравственные идеалы.

Сегодня в рамках проекта «Представители интеллигенции, ставшие шехидами», мы расскажем об ученом, общественно- политическим деятеле, профессоре Худу Мамедове.

Друзья называли его «Sirri-xuda» («Божественная тайна») Его смерть тоже стала …… «Божественной тайной». Жертвами Карабахской войны стали не только сыны Родины, вставшие с оружием в руках перед лицом несущего смерть и разрушения врага. Вместе с ними жертвами войны стали и те, кто, возможно, даже ни разу не держал в руках оружие. Оружием этих представителей интеллигенции стали наука и слово. Обладая знаниями об истории своей страны, и потому обеспокоенные угрозой ее светлому будущему эти люди стали шехидами, пройдя свой путь до конца и не сойдя с него, несмотря на всевозможные преграды.

Худу Мамедов родился в 1927 году в Карабахе, в селе Марзили Агдамского района. Его отец - Сурхай киши – был одним из известных представителей интеллигенции. Он окончил Ленинградскую строительную академию, работал в Агдаме в строительной сфере. Его мать – Яхшы ханум была домохозяйкой. Вместе с Худу в семье росли еще его сестра и брат.

Отучившись 7 классов в селе Марзали, Худу продолжил обучение в школе в Агдаме.

Однажды ночью, в 1942 году, перед дверьми их дома остановился автомобиль НКВД. В те времена всем было известно, что семье, перед дверьми дома которого остановится эта машина, несчастий не избежать. Хозяева зажгли керосиновые лампы, при свете которых незваные гости перевернули весь дом вверх дном, а Сурхая - киши забрали. Маленький Худу, которому в том момент был не понятен смысл происходящего, впоследствии с грустью вспоминал: «Оказалось, что той ночью нужно было всего на час зажечь лампу, чтобы затем погасить ее навсегда…»

Возможно, именно тогда у Худу Мамедова зародилась ненависть к советской империи, ее строю, проводимой политике, методам управления. Возможно, сотрудники НКВД почувствовали ту самую ненависть у главы семьи, поэтому и забрали его ночью, чтобы «обезвредить». С тех пор изменилась целая общественная формация, вопросов было немало.

Несмотря на трудности, с которыми столкнулась семья, Худу не бросил учебу, а после поступил на геолого-географический факультет Азербайджанского государственного университета.

После окончания вуза, он начал свою трудовую деятельность в Академии наук Азербайджана. Прошло немного времени, и он приобрел известность как один из самых талантливых исследователей в области точных наук не только в нашей республике, но и на всем постсоветском пространстве. Его открытия, изобретения, солидные научные труды, благодаря которым он приобрел широкую известность и завоевал авторитет, вызывают большой интерес.

Ученый «пионер»

Гигант мировой науки, у которого Худу Мамедов многому научился, англичанин Джон Бернал на проходившей в 1953 году в Москве научной конференции так выразился в поддержку молодого ученого, когда его педагог – русский академик, якобы, не мог найти подходящих слов в адрес своего ученика:

«Задачу, которую не смогли решить наши и ваши кристаллографы – «пенсионеры», решил ваш 25-летний студент – «пионер» - господин Худу Мамедов!»

Справившись с неразрешимой для многих ученых – минералогов мира, таких как великий Аль-Бируни, Шопенгауэр, Кристли, Ломоносов, Ферсман, Губкин задачей, молодой Худу Мамедов стал первым, кто описал внутреннюю структуру кристалла. В 25 лет он уже был признанным мировым ученым.

Крупные открытия, сделанные им в кристаллографии принесли СССР миллиардные суммы путем производства искусственных драгоценных камней: алмаза, рубина, изумрудов, бирюзы и др. В то время ходили слухи о представлении ученого к Нобелевской премии по химии. Но этого не произошло. И причиной тому стало не только враждебное отношение ученых советской империи и соседей, но и поддержка, которую они получали от ревнивых ученых- соотечественников, не способных «переварить» успех коллеги.

Впоследствии Худу изучил структуру многих силикатных соединений, выявил родственную кристаллическую связь между этими соединениями и карбонатами, полупроводниками и др. Описал молекулярную и кристаллическую структуры более 50 комплексных соединений с лингандами, внедрил методы электронографии, рентгено-спектрального анализа и гидротермального синтеза.

Я не хотела бы сейчас подробно рассказывать о его научных достижениях и открытиях, это дело его коллег. Просто хочу добавить, что наряду с научной деятельностью, Худу Мамедов вел активную педагогическую деятельность. Он подготовил много высококлассных кадров для азербайджанской науки в своей области.

Один из его учеников, профессор М.И. Чырагов говорил: «У меня был только один преподаватель в университете и это – Худу Мамедов. Я окончил только один университет, университет Худу Мамедова».

Его ученицей была и его супруга Мая ханум. Она, будучи студенткой физического факультета университета, вместе с однокурсниками проходила практику в Национальной академии наук. Молодой ученый Худу Мамедов был их руководителем. Возникшие вскоре отношения между Маей и Худу Мамедовым закончились браком. Худу Мамедов оказывал большую поддержку Мае в ее научной деятельности, был для нее опорой во всем. Сегодня 80-летняя Мая ханум говорит о своем супруге с большой любовью. От этого брака у Худу Мамедова есть сын и одна внучка.

Мечта стать последним коммунистом

Личность Худу Мамедова была намного шире, чем его ученость. В те времена, когда народно-освободительное движение в Азербайджане только начиналось, их имена всегда фигурировали вместе – Худу Мамедов и поэт Бахтияр Вагабзаде. Люди стремились к встрече с ними, потому что в их речах чувствовалось сердечное отношение к народу.

Бахтияр Вагабзаде писал в своих воспоминаниях: «Как- то в конце 1970 годов мы вместе с Нураддином Рзаевым были в гостях у Худу Мамедова. Тема нашей беседы в основном касалась будущего Азербайджана и взаимоотношений с Турцией. Но тема нашего разговора неожиданно перешла к нашей самой величайшей мечте. Я сказал, что моим самым заветным желанием является видеть Азербайджан целостным и счастливым, а Нураддин, - что мечтает увидеть блестящее будущее Азербайджана».

Худу же сказал: «Моей самой большой мечтой является то, чтобы однажды в нашу дверь постучали и я, открыв дверь, увидел турецкого солдата с оружием и штыком в руках, и который спросил бы меня, - коммунист Худу Мамедов здесь живет? Я бы ответил, - да, это я. Тогда, они бы сказали, - мы приехали из Турции расстрелять последнего азербайджанского коммуниста Худу Мамедова».

Из этих слов нам становится ясно, какими мечтами и заботами жил ученый. Разумеется, такой человек не смог бы спать спокойно в тот момент, когда над его родиной сгущались тучи. Естественно, ученый понимал, что система, в которой он жил всю жизнь, подлежит уничтожению, о чем делился с друзьями. К таким выводам его привели факты и их анализ.

Понимание… Боже, как же это больно… Понимать и жить – этих два противоречащих друг другу слова. Когда приходит понимание, жизнь становится намного труднее.

Патриотизм – это не только готовность отдать свою жизнь за родину, а жить во имя ее, быть готовым ко всему. Патриотизм означает быть профессионалом своего дела.

Ученый Зейнал Мамедов так характеризует портрет своего друга: «Бессонные ночи, теплота души, кропотливый труд принесли Худу муаллиму большой успех в науке. Он первым ввел неизвестную до сих пор классификацию силикатных радикалов. Худу Мамедов был не только естествоведом, но и обладал глубокими знаниями в архитектуре, изобразительном искусстве, поэзии, музыке, драматургии и других областях.

Худу Мамедов был честным, порядочным человеком. Он являлся символом азербайджанской интеллигенции. Худу муаллим – феномен, легендарный человек, а, возможно, и гений».

Рафиг Алиев: «Если не ошибаюсь, это было зима 1977 года. Я еще не помню, чтобы в Баку выпадало столько снега. Не работал ни один вид транспорта- ни трамвай, ни автобусы, не ездили автомобили… В то время в Азербайджане было только телевидение, в эфир выходила наша совместная с Худу муаллимом передача – «Наука и жизнь». Однажды он с утра пораньше позвонил, - ну что, идем? Я удивился, - как? Я жил рядом с кинотеатром «Дружба», а он – около AzTV, ближе к морю. Сказал,- поднимемся пешком вместе».

Тема эфира была следующей: «Система и ее структура. Не имело значения в обществе, или в природе. Худу муаллим рассказывал о симметрии. Он объяснял: «Если нарушить симметрию где бы то ни было: будь то в семье, дружбе, или обществе – система разрушается». Потом он большими буквами написал на доске в студии: XALQ, QALX (Вставай, народ). А затем сказал: «Видите, порядок букв меняется, а вместе с ним и смысл слов». Я добавил,- да, вы верно рассуждаете. Худу муаллим, - централизованное государство никогда не сможет существовать, оно неминуемо распадется. В то время передачи не записывались на ленту, все шло в прямом эфире. В какой – то момент он прошептал мне на ухо, - не знаю, выпустят ли нас отсюда целыми, или нет...»

Трехцветный флаг он привез в Баку в 1969 году

Еще в разгар советской власти в 1969 году Худу Мамедов привез из Турции в Азербайджан трехцветный флаг Азербайджанской Демократической Республики (АДР). Один из соратников основателя АДР М.А. Расулзаде Мухаммед Кенгерли писал: «В 1969 году я подарил Худу Мамедову наш трехцветный флаг, и он тайно смог привезти его в Азербайджан».

Худу Мамедов часто выезжал на встречи с народом в регионы. Он никогда не возвращался с этих встреч, не завершив очередную благотворительную миссию, например, строительство здания. По его инициативе было начато строительство в оккупированном в настоящее время Агдаме «Чайного дома» по проекту одного здания, которое он увидел во время поездки в Китай. Разумеется, финансирование проекта осуществлялось бизнесменами и руководителями района. Ослушаться его было невозможно. На лесном пастбище Дели Кельбаджарского района также планировалось строительство здания. Из–за сильного ливня встречу на пастбище пришлось прервать. В результате, здание было построено в том же месте при поддержке ученого и его друзей.

Худу Мамедов очень верил в то, что когда-нибудь Азербайджан восстановит независимость. В этом вопросе он очень рассчитывал на Турцию. «Однажды, так же как в 1918 году в Баку войдут вооруженные турецкие солдаты», - говорил он, - чтобы защитить Азербайджан от врагов, стать им опорой…

Когда начались события в Карабахе, Худу Мамедов не мог оставаться в стороне, как некоторые, часто ездил в Агдам. Он собрал вокруг себя таких же патриотов, молодых ученых, представителей интеллигенции и создал организацию. Об этом рассказывали все его друзья. С большим вдохновением и энтузиазмом он очень эмоционально выступал на собраниях народного движения, анализируя и показывая пути спасения. Часто его словам не придавали значения, не понимали. Впоследствии эти люди признавали дальновидность Худу муаллима, его проницательность, но было уже поздно. Худу муаллима уже не было, Карабаха тоже …..

Народный артист Фархад Бадалбейли: «Худу муаллим умер у меня на руках. Ему стало плохо, и его голова упала на плечо, я подхватил его за плечи и поддержал голову. Его глаза закатились».

15 октября 1988 года должно было состояться собрание молодых ученых, интеллигенции, руководителей различных объединений и обществ. Обеспокоенное запланированным мероприятием КГБ взяло под контроль вход в помещение, в котором должно было состояться собрание. «Посторонним» вход был запрещен. Один из активистов движения Фархад Бадалбейли договорился в то время с покойным директором дома – музея Узеира Гаджибекова Рамазаном Халиловым и получил разрешение на проведение мероприятия в зале музея. В зале, рассчитанном на 50 человек, разместились 150 человек. Там также присутствовали люди, участие которых не было запланировано.

Пока на место собрания подоспели сотрудники КГБ, войти в помещение стало невозможным, один за другим выступали с речью, обстановка накалилась.

Худу Мамедов пожелал движению успехов, дал наставления, прошел и сел на место, и его голова упала на плечо. Это было его последнее выступление. После мероприятия его отвезли в мечеть Тезе–Пир….

Друзья называли его «Божественной тайной». Его смерть тоже стала ……. «Божественной тайной».

Из высказываний Худу Мамедова:

-Живи вместе с народом в его сердце! Не лезь в его карман, если опустошишь его, то однажды себя уничтожишь.

- Пресса - для хороших новостей. Плохие новости быстрее распространяются своим ходом.

- Не страшно отдалиться от народа, страшно к нему не вернуться.

- Кроме потустороннего мира, существует и потусторонний берег.

- Если бы в мире все друг друга понимали, то в литературе не было бы комедийного жанра.

Он часто говорил своим хорошим ученикам:

- Своих отстающих друзей тоже чему–нибудь научите, завтра они станут вашими руководителями…

Рамиля Гурбанлы
Рамиля Гурбанлы

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА