«Не спорю, Егор Гайдар мог помогать становлению оккупационного режима в Степанакерте, но…» - РОССИЙСКИЙ ИСТОРИК ЗАИНТРИГОВАН

20:00 20 Ноября 2019
«Не спорю, Егор Гайдар мог помогать становлению оккупационного режима в Степанакерте, но…» - РОССИЙСКИЙ ИСТОРИК ЗАИНТРИГОВАН
3176

Бывший премьер-министр Армении Грант Багратян намерен вскоре приступить… Нет, вовсе не к возобновлению политической карьеры. Багратян решил взяться за мемуары. Об этом он заявил в интервью программе «Profile», касаясь периода пребывания на должности премьер-министра Армении.

«Я обязан написать подробно о том, что происходило в правительстве. Сохранил все дневники, просматриваю их, огромное количество информации, о котором должны знать будущие поколения. Есть секретные письма, о которых общество не знает», - сказал Грант Багратян.

Говоря об отношениях с бывшим премьер-министром РФ Егором Гайдаром в период своего премьерства, Грант Багратян заявил, что Гайдар вначале 90-х сделал многое для Армении и его вклад неоценим.

«Например, когда летом 1992 года мы терпели поражение, не было выхода, враг вошел в Гандзасар, все рушилось, я еще не был премьер-министром и, кажется, уже было решение, что они (азербайджанцы) войдут в Степанакерт (Ханкенди – ред.), а потом сядем, поговорим. У азербайджанцев были воздушные силы, а у нас не было. Уже потом, в 1993 году, когда я стал премьером, мы в течение двух недель создали эффективную противовоздушную оборону. Против этой воздушной силы нужно было бороться, и мы получили возможность вести воздушную бой в Мартакертском (Агдеринский район – ред.) районе. Я не хочу сейчас говорить больше. Именем Гайдара нужно назвать одну из лучших улиц этого города и в Степанакерте тоже. Я надеюсь, уверен, что это произойдет. Если бы не было бы Гайдара, не было бы Карабаха», - сказал Грант Багратян.

Комментируя заявление Багратяна для Vesti.az , известный российский историк и политический аналитик Олег Кузнецов заявил, что «будет крайне интересно почитать мемуары Гранта Багратяна, если они, конечно, будут написаны и опубликованы. Если в его словах присутствует хотя бы половина правды, то для меня как для профессионального историка его воспоминания будут являться существенным историческим нарративом».

- Конечно же, между намерениями и их воплощением в жизнь всегда присутствует огромная дистанция, надо честно отдавать себе отчет в том, что жизнь человеческая непредсказуема, влияние объективных и субъективных факторов бывает очень велико, поэтому сегодня слова господина Багратяна кажутся скорее самопиаром, или очень неуклюжей попыткой, если не вернуться в армянскую внутреннюю политику, то хотя бы напомнить о своем существовании, чем каким-то реальным проектом.

Вот если бы он сказал: вот рукопись моих воспоминаний, и я готов ее издать, то это было бы серьезно, а разговоры о том, что, дескать, он собирается приступить к написанию мемуаров, и случится это то ли в ближайшем, то ли в далеком будущем, то такого рода рассуждения, как говорят в таком случае в России - это разговор в пользу бедных.

Сейчас мне представляется, что он пытается играть роль видного политика, тогда как у него из-под кепки явно видны уши мелкого шантажиста или карточного шулера, блефующего на низкой ставке, и просто грозится в своих мемуарах обнародовать нечто сенсационное, чего до него еще никто не говорил.

Но при этом за душой у него ничего нет. На эту мысль меня натолкнула его фраза о том, что и него имеются некие "секретные письма" времен его премьерства в Армении, хотя, как мне известно из собственного опыта работы с секретными государственными документами, бумаги такого рода, особенно официального происхождения, не должны покидать стен здания правительства, а поэтому их быть у него, когда он находится в отставке и политическом небытии, в принципе не должно.

Насколько я знаю, в Армении статус экс-премьер-министра не освобождает от уголовной ответственности, а разглашение государственной тайны, перед изданием мемуаров господина Багратяна, по идее должны быть подвергнуты цензуре на предмет охраны этой самой государственной тайны. Поэтому я не уверен в том, что он сможет или ему разрешать разболтать что-то серьезное, что не должны знать обыватели. Именно поэтому мне его заявление кажется легковесным, и я сам отношусь к нему легковерно.

Что же касается его слов относительно ныне покойного российского премьер-министра Егора Гайдара, то я не уверен в том, что в его словах содержится какая-то правда. Не думаю, что Гайдар вообще обменивался с Багратяном какими-то частными письмами в 1992 году. Летом-осенью 1992 года Гайдар являлся заместителем председателя правительства России и исполняющим обязанности премьер-министра, однако в это время подвергался постоянным нападкам оппозиции из Верховного Совета. Страна почти полгода пребывала в состоянии перманентного правительственного кризиса, пока во главе правительства не встал Виктор Черномырдин, а Гайдар был изгнан со всех государственных должностей, сохранив за собой статус консультанта президента Ельцина по экономическим вопросам, но и он был формальным.

Думаю, что в это время ему точно было не до Нагорного Карабаха. Хотя я могу и ошибаться, не зная точно тайной истории того времени, тем интереснее будет почитать мемуары Багратяна, если они, конечно, будут написаны и опубликованы.

Они могли пересекаться между собой гораздо позже, в 1993 или 1994 годах, но никак не ранее, поэтому его намеки на то, что Егор Гайдар сыграл какую-то ключевую роль в оккупации Карабаха, мне кажутся сейчас необоснованными и никак немотивированными.

Не спорю, Егор Гайдар в более позднее время мог помогать финансово или ресурсно становлению армянского оккупационного режима в Степанакерте, но в то, что он мог лично влиять на обстановку на фронте - нет. Именно поэтому я бы с превеликим интересом прочитал бы мемуары господина Багратяна, если таковые выйдут из-под его пера, но я пока сомневаюсь в том, что это случится.

Исмаил Алиев
Исмаил Алиев

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА