Вторник, 12 Декабря 2017, 17:54
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

«Изобретателями» взрывов в метро, аэропортах и на вокзалах были именно армянские террористы»

26 Марта 2016 15:40 - Политика.
Прочитано - раз(а)

Российский историк: «Пока у власти в Армении будет находиться «карабахский клан», моя книга не будет издана»

Март 2016 года запомнится для новейшей истории человечества двумя знаковыми событиями – выводом основной части контингента российских ВКС из Сирии и серией террористических актов в Турции и Бельгии. И если с трактовкой первого события все более ими менее нашим потомкам будет понятно, то дискуссии относительно террористических атак против жителей Брюсселя и Анкары будут продолжаться и спустя поколения, если сегодня им не будет дана единая консолидированная оценка. Взрывы в бельгийской и турецкой столицах унесли жизни многих десятков человек, но реакция на них также оказалась совершенно различной.

Если о терактах в Турции мировые информационные агентства упоминали короткой строкой, то для освещения преступлений террористов в Бельгии они организовывали чуть ли не телемосты. Двойственность подходов к освещению событий одного и того же порядка вызывает недоумение и даже возмущение в мусульманском мире, вызывая дискуссии о правдивости, объективности и справедливости мировых масс-медиа.

На вопросы Vesti.Az отвечает известный российский историк и политический аналитик, кандидат исторических наук Олег Кузнецов.

- Олег Юрьевич, как Вы можете прокомментировать недавние террористические акты в Турции и Бельгии?

- Хотя об этом предпочитают не говорить вслух, но надо иметь в виду, что террор – это оружие слабых или маргиналов. Пусть это будет звучать цинично и даже кощунственно, но по признаку «цена – качество» или «себестоимость – эффективность» терроризма – это самая успешная практика борьбы организованного и идейно сплоченного меньшинства против какого-то конкретного государства или всего устоявшегося миропорядка. Теракты в Турции были направлены против государственных институтов и политического режима президента Тайипа Реджепа Эрдогана, а теракты в Брюсселе – против политического устройства и административных институтов целого Европейского Союза.

И в первом, и во втором случае организаторами и исполнителями террористических атак являлись представители маргинальных структур, находящихся на обочине общественно-политической жизни, но стремящихся стать частью мирового политического мейнстрима.

Понимание данного факта порождает закономерный вопрос о том, кто стоит за подобными маргинальными структурами, кто спонсировал их появление и консолидацию в их руках ресурсов, достаточных, чтобы заявить о себе в полный голос на весь мир? Маргиналы были, есть и будут в любом обществе всегда, но для того, чтобы в их руках появилась взрывчатка, которая убивает не их самих, а совершенно посторонних людей, необходимы внешнее руководство и обучение минно-подрывному делу где-то на стороне. Если вспомнить историю сколько-нибудь массовых террористических организаций за последние полвека – от баскской ЭТА до армянской АСАЛА, не говоря уже про ИГИЛ и РПК, то за их спиной всегда стояли спецслужбы или отставные сотрудники спецслужб ведущих стран мира. Они провоцировали террористические атаки, в ответ на которые эти страны развязывали войны вдали от своих границ, беря под контроль богатые природными ресурсами регионы и обеспечивая заказами собственную оборонную промышленность.

Терроризм уже давно перестал быть инструментом геополитики и превратился в фактор макроэкономики, без использования которого нынешняя борьба за источники сырья уже не представляется возможной. В определенном смысле глава СБУ Василий Грицак был прав, говоря о том, что атаки террористов ИГИЛ в Брюсселе являются частью гибридной войны против Европы, но при этом неверно указал на командный центр этих атак. Всякая война, за исключением национально-освободительной, ведется до тех пор, пока они приносит дивиденды ее инициаторам или сулит им в будущем прибыли, более существенные, чем понесенные затраты. Единая и богатая Европа не нужна только США, так как в таком виде будет представлять собой реального конкурента, а поэтому теракты в Брюсселе выгодны, в первую очередь, Вашингтону, поскольку ослабляют Евросоюз, делают его более пластичным и управляемым.

Что же касается террористических атак против Турции, предпринятых игиловцами и курдами, то они принципиально отличаются по своим задачам от брюссельских. Они организованы с целью дальнейшего втягивания Турции в околосирийский конфликт, чтобы в результате этого весь регион так называемого «Большого Ближнего Востока», а не только его центральная часть представлял собой территорию военно-политической нестабильности.

Турция сегодня является важной участницей этого конфликта, своего рода демпфером, который гасит усилия России и Ирана по расширению своего влияния в регионе Передней Азии. Но для того, чтобы Анкара была максимально долго заинтересована в своем участии в данном конфликте, необходимо время от времени подстегивать ее к этому, а терроризм в этом случае, как было сказано выше, – это  самое дешевое и эффективное средство.

- Сегодня Вы являетесь в современной России, и, пожалуй, в мире единственным специалистом по истории армянского терроризма. Можете ли вы провести параллели между террористическими актами, совершавшимися боевиками ASALA два десятилетия назад, и террористическими атаками наших дней. Можно ли говорить об их преемственности?

- Терроризм всегда развивается по нарастающей, можно сказать, что он входит во вкус по мере того, как удается совершать все более тяжелые по своим последствиям террористические атаки. Если рассматривать это явление в исторической ретроспективе, то он прошел в своем генезисе несколько стадий: сначала жертвами террористов становились отдельные лица – высокопоставленные чиновники, военачальники, дипломаты, правители.

По мере того как усиливались меры по обеспечению их безопасности, и в связи с этим эффективность нападений на них стала сводиться к нулю за счет появления бронеавтомобилей, эскортов, систем технического контроля маршрутов проезда и проч., первые лица стали почти что недосягаемы для террористов, и те обратили свой взор на иные объекты.

Сначала целями преступников были объекты инфраструктуры, поскольку их повреждение вызывало больший общественный резонанс и интерес у публики, что создавало почву для возможности рекламы террористами таким образом своих целей или идей. Но это в скором времени также надоело обывателям, которые перестали обращать внимание на взрывы без человеческих жертв. И тогда начались взрывы в метро, аэропортах, автобусах и иных транспортных средствах, а апофеозом этого стали взрывы жилых домов и захваты концертных залов, сопровождающиеся массовыми побоищами.

Вы меня спрашивала про армянскую террористическую организацию ASALA, так она, на мой, надеюсь, профессиональный взгляд, является вполне безобидной с позиций нашего времени структурой. Она играла двоякую роль: с одной стороны, она стремилась своими действиями привлечь внимание мировой общественности к «армянскому вопросу», что ей, к слову, в полной мере удалось, но, с другой стороны, эта структура стала инструментом личного материального обогащения ее лидеров за счет рэкета в отношении самих же армян, со временем трансформировалось в высокодоходное частное предприятие, что в итоге привело к расколу в ее рядах в 1982 году.

 ASALA в первые годы своей деятельности, и это следует признать честно и открыто, стремилось избегать человеческих жертв, совершая взрывы в разных городах мира исключительно в интересах или в поддержку пропагандистской кампании мирными средствами, которую в то время осуществляла армянская диаспора. Эта поддержка была крайне эффективной: за десятилетие – с 1975 по 1985 год – в разных странах мира армянам удалось издать и опубликовать порядка 2400 отдельных изданий – книг и брошюр пропагандистского антитурецкого содержания, которые активно раскупались.

Однако после раскола в 1982 году после раскола радикальное крыло этой организации ASALA-RM (АСАЛА – Революционное движение), возглавляемое агентом американских спецслужб Монте Мелконяном, перешло к более жестким формам террора, начало которому положил взрыв в парижском аэропорту Орли 15 июля 1983 года. Об этом террористическом акте много написано в научной, публицистической и откровенно пропагандистской литературе и в интернете, но в большинстве публикаций и сообщений почему-то стыдливо умалчивается о том, что террористическая атака была совершена в национальный праздник Французской республики – День взятия Бастилии, а поэтому она была направлена не против пассажиров самолета «Турецких авиалиний», на борт которого пытались пронести самодельную  бомбу, а против народа Франции.

Также не надо забывать, что помимо АSALA в странах Европы и Северной Америки действовали террористические группировки «Коммандос справедливости армянского геноцида» и «Новое армянское сопротивление», а в Советском Союзе – Национальная объединенная партия Армении. На руках боевиков этих организаций гораздо больше крови мирных людей, чем на руках боевиков АSALA.

Достаточно сказать, что «изобретателями» взрывов в метро, в аэропортах и на железнодорожных вокзалах были именно армянские террористы, но не все из них принадлежали к ASALA. Поэтому можно с полным основанием говорить о том, что каждая политическая структура мирового армянства обязательно имела и боевую – военизированную или террористическую – компоненту. История террористического акта в Парламенте Армении осенью 1999 года – ярчайшее тому подтверждение.

- Какова сегодня позиция России по отношению к международному и армянскому терроризму?

- Россия сегодня является одной из немногих стран мира, накопившей за последние четверть века, увы, богатый опыт ликвидации последствий и противодействия террористическим атакам, оплаченный жизнями и кровью ее граждан.

Помимо России сегодня только, пожалуй, Израиль имеет столь же богатый и печальный опыт. Однако ни Турция, ни Бельгия, равно как и Франция, подвергшаяся террористическим атакам какие-то три месяца назад, не спешат обращаться к ним за помощью, однако сами они, как мы все это прекрасно видим, не справляются с предупреждением и предотвращением террористической угрозы.

Террор – это то иррациональное зло, борьба с которым требует консолидированных усилий, а для успеха в этом деле необходимо отречься от предрассудков и идеологических штампов и начать сотрудничество, к которому, оказывается, жертвы террористических атак пока не готовы. Решать, как поступать в этом случае, – это суверенное дело Анкары и Брюсселя, но выбор все-таки должен быть продиктован разумом, а не амбициями.

Я поддерживаю позицию президента Владимира Путина, которую он озвучил на Генеральной Ассамблее ООН осенью прошлого года, о том, что только создание единого фронта государств по противодействию международному терроризму будет способно противостоять его деяниям. Первым шагом на пути к этому должно стать признание того, что терроризм – это универсальная угроза для всего человечества, а поэтому террористические акты против Турции ничем не отличаются от террористических атак в Бельгии, Франции, США или России. К сожалению, лидеры европейских государств в своем миропонимании до этого не доросли. Поэтому прав был Мехмет Перинчек, заявивший в одном из своих интервью российским масс-медиа о том, что России и Турция должны объединиться против транснационального терроризма, главным спонсором которого является истеблишмент США.

Что же касается армянского терроризма, то он – уже история. Пусть и недавняя, но уже история. И относиться к нему нужно соответственно.

- Тогда как вы прокомментируете тот факт, что ваша монография «История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии» вот уже год не может быть издана в России, хотя является сугубо научным исследованием?

- К сожалению, политическое руководство России и ее правоохранительные органы не понимают того факта, что армянский терроризм – это уже история, а препятствуя изданию моей монографии «История транснационального армянского терроризма в ХХ столетии».

Для большинства из них он – все еще явление геополитики и будет оставаться таковым, пока у власти в Армении будет находится «карабахский клан» Кочаряна-Саргсяна, все без исключения представители которого рука об руку, бок о бок с международными армянскими террористами из Ливана, Сирии, США, Иордании, России, стран Юго-Восточной Европы, воевали в Нагорном Карабахе сначала против СССР, а затем – Азербайджана.

Всем без исключения в этом мире понятно, что армянские сепаратисты Нагорного Карабаха не только оккупировали азербайджанские земли, но и вооруженным путем захватили власть в Армении, переложив на ее народ ответственность за свои криминальные деяния.

Простой народ Армении сегодня также страдает под гнетом армянских транснациональных террористов от последствий Карабахской войны, как и сотни тысяч азербайджанцев, изгнанных из родных мест. Обо всем этом я написал в своей монографии, но пока в Армении не сменится политический режим, перспективы ее издания в России мне кажутся призрачными.

В связи с этим хочу обратить внимание читающей публики на один парадокс: в качестве повода к запрету ее издания в России, хотя в России цензура запрещена нормой ч. 5 ст. 29 Конституции РФ, руководству уже нескольких типографий сотрудники Управления по противодействию экстремизму МВД России говорят о том, что она может разжигать национальную рознь, пропаганда и агитация которой запрещены ч. 2 той же статьи. В итоге получается абсолютно запутанная ситуация: для того, чтобы обеспечить одну конституционную норму, необходимо нарушить другую.

Аналогичная ситуация складывается вокруг моей монографии в свете исполнения федерального законодательства о противодействии экстремизму. Запрет публикации моей книги об армянской экстремизме сам по себе образует состав преступления экстремистской направленности в соответствии ч п.2 ч. 1 федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» № 114-ФЗ от 25 июля 2002 г., так как является «публичным оправданием терроризма», в нашем случае – армянского. Однако ее появление из печати, по мнению правоохранителей, может спровоцировать «национальную рознь», что образует состав преступления по п. 3 той же статьи того же закона.

Как быть в этой ситуации, решить может, скорее всего, только политическое руководство страны, которое имеет все законные основания для того, чтобы «не пущать», но не имеет оснований, чтобы «давить». Буду надеяться, что в скором времени ситуация будет более определенностей.

Вугар Гасанов

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10