«Я  заметил, что мои слова сильно задели некоторых лиц» - ИНЖЕНЕР, СТАВШИЙ НАЦИОНАЛЬНЫМ ГЕРОЕМ - ФОТО

17:53 03 Февраля 2021
«Я  заметил, что мои слова сильно задели некоторых лиц» - ИНЖЕНЕР, СТАВШИЙ НАЦИОНАЛЬНЫМ ГЕРОЕМ - ФОТО
6679

Война оставила глубокий след в наших сердцах, изменив наше сознание настолько, что, наверное, до конца жизни мы будем думать о том, что « как бы я бы поступил, если бы не война, так, или иначе…» Возможно, все сложилось бы лучше, или хуже… Кто знает?

В рамках проекта «Если бы не было войны..» мы побеседуем с людьми, которых непосредственно, или косвенно коснулась война, изменив их судьбу.

Война полностью изменила жизнь второго участника нашего проекта – национального героя Вахида Гулиева.

- Где вы жили до начала войны, чем занимались?

- Я жил в Баку. В 1981 году окончил физический факультет Бакинского государственного университета. Три года я работал учителем в селе Юхары Фараджан Лачинского района по распределению, затем вернулся в Баку.

Моя специальность - физика полупроводников. В Ясамальском районе находился завод «Озон» по изготовлению микросхем полупроводников. Меня приняли на должность инженера – технолога. Со временем я набрался опыта.

С 1992 года работал на должности начальника участка, в стране шла война. Я сам родом из села Ниязгулу Джебраильского района, очень волновался за своих родителей и близких, которые там жили. Я обратился в военный комиссариат для участия в войне. Мне ответили, что свяжутся со мной, когда будет необходимость.

После Ходжалинских событий я стал более настойчив. Но меня все не вызывали, и я принял решение поехать непосредственно в военную часть. Я был командиром взвода по противотанковым ракетным комплексам, эту специальность получил на военной кафедре университета, был лейтенантом запаса.

На заводе я прошел трехмесячные военные сборы, после сдачи экзамена получил звание старшего лейтенанта. После этого отправился в одну из военных частей города Баку.

Там у меня состоялась встреча с полковником Али Багировым. Он сказал, что одна российская военная часть, расположенная недалеко от Баку, перешла под наш контроль и там нужен специалист. По его рекомендации командир воинской части меня принял.

В августе 1992 года я явился в военную часть. 7 сентября на утреннем построении командир спросил о желающих отправиться на фронт, нужны были 4 человека. Я вышел вперед.

Еще мой студенческий товарищ Назир, Фиргат, закончивший математический факультет, и один русский контрактник, якобы, специалист по ракетным установкам. Мы позже узнали, что, на самом деле, во время службы в ракетных войсках он стоял на посту.

Входить в помещение с ракетными установками лицам, имеющим звание ниже майора, было запрещено. А он приехал как лейтенант, у нас получил звание полковника. В общем, отправились мы в Агдам. Бросили жребий и нас распределили по различным направлениям…

- Жребий?

- Да, меня направили в Марзали. Еще дали одного водителя для управления техникой. Я самостоятельно разместил ракетный комплекс противотанкового управления там, где посчитал нужным, и начал бой.

Я заметил, что один танк, сменив направление движения по каналу, открыл огонь и отошел. Наша же техника начинала стрельбу через четыре минуты после того, как заводилась, то есть, пока не нагреется. Спустя полчаса работы ее нужно было вновь отключить, чтобы дать ей остыть. Я заводил и ждал, танк исчезал из виду, а когда я отключал технику, снова появлялся и стрелял.

- Где вы научились управлению?

- На учениях, в университете изучал теорию, но на старых моделях. Я сопоставил обе модели и, таким образом, справился с управлением.

- Да, и что в итоге произошло с тем танком? Вы его подбили?

- 25 сентября я, наконец, поймал момент, он открыл огонь в первый раз, а во второй раз - я начал обстрел первым. Всю местность окутало черное облако пыли. Впервые солдаты видели, как мы сбили армянский танк, и они устроили салют.

В тот день информация дошла до верхов, меня вызвали и отправили в Губадлы. Там мы узнали, что положение тяжелое. Одно время я воевал на станции Шайыфлы в Зангилане. Подбил установку «Град» и три вражеских танка.

Это произошло в преддверии оккупации Губадлы. 29 августа после полудня враг перешел в атаку. Мы находились между Бергушадом и Хакари в Гурбантепе. Я подбил два танка, они отступили. А ночью вновь перешли в наступление.

Мы были окружены со всех сторон. Мины у наших бойцов закончились. По мере возможности я обстреливал вражеские танки, и, таким образом, мог заставить их отступить на какое-то время.

Жители Губадлы вышли против врага с ружьями в руках. Были среди них погибшие, остальные закрывали двери своих домов и выходили. Я приехал в Гумлаг.

- А что стало с техникой?

- Я сбросил ее в ущелье, чтобы не досталась врагу. У меня был мотоцикл брата, его я тоже вернул, вдруг понадобится. Я пришел к мосту Худаферин и увидел там иранских солдат, перешедших на нашу сторону.

Нашел машину и приехал в военную часть в Баку, оттуда снова отправился в Агдам. Будучи еще в Баку, я как- то сказал, что офицеры сидят в кабинетах, на фронт не поехали, солдаты остались без должного командования, не обучены, а на войну идут люди, не имеющие военного опыта, и погибают. Об этом донесли офицерам из того самого кабинета. Я заметил, что мои слова сильно задели некоторых лиц.

Я обратился с просьбой отправить меня на линию фронта. До мая 1994 года я принимал участие в боях вдоль нижней части дороги в направлении сел Махрызлы, Баш Гарванд, Сарыджалы, Хиндархын. Высоты уже были оккупированы. В период прекращения огня снова послали человека для моей замены. До того момента я сбил 14 танков, из них 10 были зарегистрированы.

- Как вы узнали о присвоении вам звания национального героя?

- Я услышал свое имя по радио «Араз», подумал, что это другой капитан Вахид Гулиев. В то время 9 октября 1994 года был днем армии. В этой связи военнослужащие получали награды. После вручения наград, в 1995 году меня направили начальником в другой штаб.

Военные действия были прекращены, и я понял, что для меня больше работы нет, поэтому я ушел, искал жилье своим родителям – беженцам. Некоторый период я работал на военной кафедре университета. После закрытия военной кафедры меня направили старшим учителем в Высшую военную школу.

В 2002 году у меня возникли проблемы со здоровьем, я написал заявление об уходе на пенсию, но начальник порвал его, сказав: «ты нам еще нужен». Через пару лет я снова написал заявление. После того, как я вылечился от болезни почек, наконец, мне выделили дом подвального типа, и я смог разместить там семью. Это место в советское время было предназначено для укрытия от бомбардировок.

Я не мог оставаться без дела, поэтому обратился в учебно- тренировочный центр Вооруженных сил и приступил к работе. В 2007 году по состоянию здоровья я покинул рабочее место. В настоящее время я принимаю участие в различных встречах по линии общественных организаций, мероприятиях…. так проходят мои дни.

- У вас есть дети?

- У меня два сына, один учится в магистратуре, второй- бакалавр. Я являюсь членом Республиканского совета аксакалов.

- Как сложилась бы ваша судьба, если бы не война?

- Если бы не было войны, я бы не пошел на фронт, и не стал бы национальным героем. Мои родители не покинули бы вынужденно родные места. Наверное, у меня был бы дом в Ниязгулу, и сейчас в свои преклонные годы я жил на лоне природы, дыша свежим воздухом. Мои дети были бы уже взрослыми. Отец не ушел бы из жизни, тоскуя по родному краю.

В тот день я сказал маме, что перевезу останки отца в наше родное село. Ее глаза прослезились, - какое же благое дело ты совершишь, - сказала она. Река нашей жизни потекла в другом направлении, изменив свое русло. Мой отец хотел жить в доме с двором.

В местности под названием Ат ялы я приобрел небольшой участок земли и начал строительство дома, но мой отец скоропостижно скончался. Я приостановил строительство, зачем мне теперь там дом. Решил строить в родном селе. Не рожденные там дети отдали свои жизни за эти земли. Я всегда говорил, что эти дети будут патриотичнее нас, потому что наши разговоры только об этом, дети слышат их. Слава Аллаху, что нам удалось вернуть наши земли.

Сейчас я говорю, что если бы не было войны, жизнь шла бы своим чередом, но, видно, некоторых событий в жизни не избежать. Возможно, все было бы не так, как я думаю, а еще хуже, или лучше… в любом случае, пусть больше никогда не будет войн.

Рамиля Гурбанлы
Рамиля Гурбанлы

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА