Как трижды женатый азербайджанец «экспертом» стал – ФЕЛЬЕТОН

17:30 02 Июня 2018
Как трижды женатый азербайджанец «экспертом» стал – ФЕЛЬЕТОН
17594

Смотришь телевизор, читаешь газету, заходишь на YouTube или на популярный сайт – везде, где можно выступить, стало модным приглашать эксперта. Анонс звучит примерно так: на наши (или на ваши) вопросы ответит эксперт; эксперт нам (или вам) объяснит; эксперт скажет свое слово; эксперт расскажет, научит, просветит, спляшет, станцует, споет и т.д.

У меня знакомый трижды был женат. На четвертый раз здоровья не хватило. Двух тещ лично похоронил. Плакал и причитал: «Мама! На кого же ты меня оставила?». И что? Пошел в эксперты. Понятное дело: опыт, боевые раны, три инфаркта, гастрит, грыжа, одышка, вставная челюсть. С повязкой на глазу. В зависимости от обстоятельств, косит под пирата или фельдмаршала Кутузова.

Есть у мужика компетентность и осведомленность в области сердечных переживаний, которые достались ему в муках. Так почему бы ими и не поделиться? Сделать других счастливыми? Хотя каждый и поступит по-своему, но выслушать совет всё же интересно. Умеет байки травить одноглазый корсар Каспийского моря. Ах, любвеобильный, сладенький ты наш!

Экспертов у нас развелось – девать некуда. Слушаешь и удивляешься: из какой подворотни вышел этот бутафорский эксперт? Видимо, бред хорошо оплачивается, если их стало так много. Как говорится, был бы мед, а муха из Багдада прилетит. Никто не хочет быть специалистом в какой-то конкретной области, по которой имеет диплом. Только экспертом. Просмотрел все специальности вузов, ни один не готовит экспертов.

Недавно ко мне друг обратился, кандидат педагогических наук, так их называли в советское время, а сейчас доктор философии по педагогике. Говорит, хочу экспертом стать по вопросам образования. Упомяни по дружбе в своих публикациях и обо мне, мол, лучшего эксперта по образованию не найти и не сыскать. Тебе поверят.

Я ему говорю: зачем тебе это надо, стань лучше стриптизером в стрип-баре, там хоть говорить не надо. «Я бы пошел, – говорит он, – да вот комплекция тела, особенно в нижней части, несовершенная. К тому же учиться надо, талант иметь: красиво танцевать, улавливать ритм музыки, в тренажерный зал ходить – формировать тело. Да и женщины там встречаются уж очень агрессивные. Нет, лучше в эксперты. Нравится мне выглядеть профи в глазах тех, кто совсем не смыслит в теме».

Сегодня в мире оценка качества в различных сферах проводится профессиональными экспертами. Нашему обществу необходимы профессиональные эксперты. Не исключением является и сфера образования.

Без профессиональных экспертов сегодня никак не обойтись. Внедрение европейских стандартов в обучении объективно может оценить только профессионал. Экспертиза обязательно нужна. Нельзя отменить, или запретить понятие «эксперт», что противоречит европейским понятиям об оценке качества образования. Европейцы считают, что оценку качеству образования должны давать компетентные эксперты из общественных организаций, избавляя государство от лишних функций. Подготовка экспертов должна проводиться по специальной программе, которую надо разработать. Одного желания стать экспертом мало.

В Европе (и не только там), чтобы претендовать на получение звания эксперта, надо иметь: опыт работы в сфере образования не менее пяти лет, наличие ученой степени и звания (желательно, доктор наук, профессор), стаж работы в области проектирования и реализации программ образования, опыт работы в сфере оценки качества образования. Важно участие будущего эксперта в проектной деятельности по оценке качества образования.

Эксперт должен иметь хотя бы две научные публикации в авторитетных изданиях по актуальным вопросам развития и обеспечения качества образования. Он должен иметь аналитический склад ума, быть беспристрастным, ответственным, уметь самостоятельно и непредвзято делать выводы и выносить решения. Это только краткий перечень требований, чтобы читатель понял, каким должен быть эксперт.

Часто журналисты им верят, как последней инстанции. Приведу примеры из выступлений на страницах известных изданий одного диванного эксперта. Из этических соображений не буду называть его имя. В сентябре 2017 года в одном из своих выступлений он сказал, что не нужно абитуриентам 3-ей группы сдавать вступительный экзамен по математике на фундаментальном уровне.

Он даже не знает, что математику в средней школе не изучают на фундаментальном уровне. Это прерогатива высшей школы. А на вступительном экзамене проверяется общий уровень знаний по математике. Кстати, содержание экзамена по математике для 3-ей группы по сложности отличается от 1-ой группы, что подтверждается не липовыми, а настоящими экспертами.

В одном из своих выступлений в прессе, опять после вступительных экзаменов, сетуя на открытые задания по математике, сей «эксперт» обращается к читателям с вопросом: «Скажите мне, хочу понять, как математика может формировать речевые способности?». Не буду многословен, отвечу словами Гнеденко Б.В., известного математика, специалиста по теории вероятностей, математической статистике и т.д.: «То, что может сделать математик, порой не под силу преподавателю истории или литературы. Действительно, именно на уроках математики учащийся должен привыкать к краткой, четкой, логически обоснованной речи. Именно в математике мы должны приучать к тому, что даже в обыденной речи следует избегать слов и фраз, которые не несут смысловой нагрузки». Комментарии, как говорится, излишни.

После майских экзаменов текущего года он безапелляционно заявил, что экзамены ничем не отличались от прошлогодних. Как не отличались? Погода в этом году во время экзаменов была теплее, чем в прошлом, и ветер дул не северный, а южный. Если сравнить содержание тестовых вопросников прошлого года с сегодняшними тестами – они также разные.

Считая, что содержание тестовых экзаменов слишком сложно, он ссылается на Государственную стратегию по развитию образования, где говорится о доступности образования. Эта подтасовка называется очень просто «пипл все схавает». Ему невдомек, что под доступностью имеется в виду не легкость или сложность предметов, а доступность образования для всех.

Допустим, согласились с формулировкой «эксперта». Спрашивается, а профессорско-преподавательский состав вузов согласится обучать студентов, которые не имеют необходимых знаний по физике, математике, химии, иностранным языкам, истории. Чему они будут учить студентов, которые владеют весьма слабыми способностями для пения, рисования, лепки, игры на музыкальных инструментах… Самое главное для «эксперта» – сделать высшее образование доступным.

Недавно, несколько дней назад, на весьма уважаемом и солидном сайте горе-эксперт сказал: «Что же касается Государственного Экзаменационного центра, там чаще всего пытаются подвести книги (от автора – имеется ввиду мониторинг учебников) под программу вступительных экзаменов».

«Amicus Plato, sed magis amica Veritas». Обратился к знакомому, который работает в Министерстве образования, чтобы он прокомментировал оное суждение. Сотрудник Министерства образования оглянулся вокруг, наклонился и прошептал мне в ухо: «Не верь ему, учебники пишут по стандартам куррикулума. Как в Европе. Даже студенты педагогических вузов знают об этом. Он не эксперт, а сам себе режиссёр». Минута молчания.

Сегодня наш «эксперт» требует сделать высшее образование более доступным. Завтра потребует наркотики сделать более доступными, как в некоторых странах; потребует нормы поведения сделать более легкими и открытыми; захочет узаконить употребление ненормативной лексики; захочет сделать отношения с женщинами и мужчинами более демократичными и свободными.

Особенно часто в лексиконе «эксперта» употребляется выражение «я считаю», «я уверен». Некорректно, очень некорректно. Ведь общепринято, чтобы эксперт входил в профессиональное сообщество, организацию, был уполномочен что-либо утверждать. Например, эксперты ООН, ЮНЕСКО, ЮНИСЕФ, БДИПЧ ОБСЕ, ВОЗ, МАГАТЕ, эксперты НАНА, МГУ, эксперты Государственного экзаменационного центра.

Приведу еще один пассаж из множества несуразностей и абсурда, которыми изобилуют высказывания «эксперта». Как можно, вопрошает «эксперт» требовать на вступительном экзамене демонстрации знаний, которые учащиеся проходили в 6-ом классе. Надо, знаете ли, проверять только то, что они изучали в 11-ом классе. Вот так вот, и никак иначе! Что же выходит? Таблицу умножения не надо знать.

Выучил в начальных классах и забудь. ГЭЦ определяет, соответствуют ли имеющиеся у абитуриента знания требованиям действующих предметных программ, содержанию учебников. Высшей школе все равно, кто готовил студента к поступлению в вуз – школа или репетитор. Им важно только одно: есть ли у первокурсника знания, необходимые для учебы в вузе. Вот некоторые, в том числе и наш «герой», говорят: давайте объединим выпускной и вступительные экзамены. Спросил у инженера-строителя, можно ли построить десятиэтажный дом без фундамента. «У нас можно, но только он развалится. Без фундамента только времянку можно построить» – ответил он.

Таким образом, если выступление плохого стриптизера быстро забудется, то выступление плохого эксперта может нанести непоправимый вред обществу.

P.S. Читателям, которые сочтут, что автор фельетона передергивает факты из выступлений «эксперта», сообщаю: все его публикации хранятся в моем архиве, в черной папке с тесемками, с надписью: «Там, внутри, есть все».

Хикмет Кязымов
Хикмет Кязымов

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА