«Пытаясь критиковать речь Алиева в Мюнхене, нужно знать, что…» - РОССИЙСКИЙ ЭКСПЕРТ СЧИТАЕТ, ЧТО ВЫПУСКНИКУ БГУ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО

20:00 19 Февраля 2020
«Пытаясь критиковать речь Алиева в Мюнхене, нужно знать, что…» - РОССИЙСКИЙ ЭКСПЕРТ СЧИТАЕТ, ЧТО ВЫПУСКНИКУ БГУ ДОЛЖНО БЫТЬ СТЫДНО
19568

Высказывания президента Азербайджана Ильхама Алиева на панельной дискуссии по нагорно-карабахскому конфликту на полях Мюнхенской конференции по безопасности до сих пор вызывают болезненные реакции армянских и проармянских экспертов. Так, сотрудник армянского издания с российской пропиской «Регнум» Станислав Тарасов решил углубиться в исторические дебри, чтобы выставить Ильхама Алиева несведущим в истории. В беседе с Vesti.Az российский аналитик Олег Кузнецов внес ясность в данный вопрос.

По его словам, ему крайне неприятно комментировать статью российского историка Станислава Тарасова, которого ему довелось уже семь лет назад поймать не просто на передергивании исторических фактов или их тенденциозной интерпретации (этим грешат многие историки в самых разных странах мира, подвизающиеся на поприще политической пропаганды, а поэтому это не удивительно), а именно на фальсификации содержания текстов архивных документов, что в сообществе профессиональных историков считается не только признаком аморальности человека, но и показателем максимума его беспринципности.

«Чтобы показать своим коллегам всю глубину его деградации как учёного, мне пришлось написать монографию "Правда о "мифах" карабахского конфликта" (М., 2013), в которой я ткнул его лицом в грязь из-за подлогов и фальсификаций истории Южного Кавказа несколько раз, и в ответ не получил от него ни одного возражения, что в научном сообществе считается признанием вины. Поэтому, как только я слышу упоминание о Станиславе Тарасове, мое лицо кривляется в брезгливой ухмылке.

Пытаясь критиковать слова президента Алиева на Мюнхенской конференции по безопасности о вхождении Карабахского ханства в состав Российской империи в соответствии с Кюрекчайским договором от 14 мая 1805 года, он говорит о том, что Ибрагим хан Карабахский и Шушинский не имел юридического права делать это, так как не имел легитимизации своей власти. Тут мы в очередной раз видим типичный пример подмены понятий, при котором научные определения сегодняшнего дня применяются к событиям двухвековой давности, когда существовали совершенно иные представления о законности власти.

Ситуация в 1805 году в этом вопросе существенно отличалась от ситуации в 2020 году, тогда никто не имел представления о выборах, референдума, плебисцитах и прочих формах общенародного волеизъявления. В 1805 году почти весь мир существовал в условиях господства абсолютных монархий, когда политические права были только у феодальной аристократии (к слову, окончательный запрет рабства на международно-правовом уровне состоялся только в 1926 году с принятием Женевской конвенции, а до этого в мире существовали отнюдь не демократические, а вполне даже людоедские по своей сути рабовладельческие страны). В соответствии с юридическими представлениями эпохи феодализма или средневековья главными признаками власти или суверенитета конкретного правителя над конкретной территорией были наличие собственной армии или сословного войска, возможность выпуска собственной монеты и сбор налогов именно этой монетой с подвластного населения. Все эти атрибуты суверенной власти у хана Карабахского и Шушинского Ибрагима были, о чем свидетельствуют многочисленные письменные и материальные источники, а поэтому генерал Цицианов в духе того времени воспринимал его не только как самостоятельного правителя, но и как субъекта права, с которым он мог как уполномоченные лицо российского императора вести переговоры и заключать договоры. В современном международном частном праве это именуется свободой договора», - заявил Кузнецов.

По его мнению, если господин Тарасов хочет на деле показать свою осведомлённость в вопросах истории права, то ему следовало бы знать что первые основы международного публичного права в его сегодняшнем понимании были заложены только в 1815 году на Венском конгрессе на котором был образован "Священный союз монархов".

«О чем ему как кандидату исторических наук и выпускнику Бакинского университета стыдно не знать. До этого договоры между странами монархи заключали по правилам частного права как собственники соответствующих стран и своих подданных, то есть по праву маниципации или "наложения руки", известному ещё со времён законодательства Древнего Рима. Так вот Кюрекчайский договор был заключён в полном соответствии со средневековым федеральным правом маниципации монарха, который выступал как сторона договора от себя лично, своей правящей семьи, потомков и всех ему подчинённых подданных, что мы и видим в преамбуле данного договора. Так что Кюрекчайский договор был вполне типичным для своего времени, а свою легитимизацию он получил вследствии сначала ратификации императором Александром I в полном соответствии с теми же обычаями феодальной права, а затем через включение его текста и текста ратификационной грамоты в Полное собрание законов Российской империи», - отметил аналитик.

Кузнецов также объяснил причину, по которой Станислав Тарасов в своей статье не прав, а президент Алиев в своём выступлении на Мюнхенской конференции по безопасности - прав.

«Дело в том, что курс истории государства и права изучают только студенты-юристы и студенты-международники, а студенты-историки - нет. Поэтому господин Тарасов банально некомпетентен в этих вопросах, тогда как президент Алиев - компетентен, так как является выпускникам МГИМО, который эту науку изучал в течение двух семестров и дважды по этому учебному курсу сдавал экзамен (равно как и я, когда изучал классический курс юриспруденции). Все измышления Станислава Тарасова - от недостатка базового профессионального образования, и ему не следовало бы писать на темы, в которых он не просто непрофессионал, а является дилетантом. Впрочем, когда это кого-то останавливало в нынешней российской пропаганде, очень часто глупой, беспардонной и некомпетентной.

Что же касается претензий грузинских царей на Шушу, о которых пишет господин Тарасов, то после резни в Тифлисе 1795 года, которую устроил Ага-Магомед шах Каджар, Грузинское царство потеряло всякое влияние в регионе Южного Кавказа, стало объектом разграбления со стороны лезгин, и поэтому вспоминать о былых претензиях Тифлиса на Шушу и Гянджу уже было некому. Грузия была растоптана Каджарами. Впрочем, и до этого влияние Тифлиса в регионе было номинальным, так как Шуша и Гянджа всегда были суверенны в административном и финансово-фискальном отношении. А что касается претензий, то они были у всех и всегда, и это не главное, вопрос в том, насколько и кому свои претензии и амбиции удалось реализовать. Тифлису - не удалось, даже когда он стал административным центром Кавказского наместничества Российской империи, так как всегда находился в тени экономического благополучия Баку, Гянджи и Батума», - подчеркнул он.

Заур Нурмамедов
Заур Нурмамедов

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА