«КГБ Армении не собирался никого ловить, так как сам был против азербайджанцев» - ОТКРОВЕНИЯ ГЕНЕРАЛА

11:04 07 Сентября 2020
«КГБ Армении не собирался никого ловить, так как сам был против азербайджанцев» - ОТКРОВЕНИЯ ГЕНЕРАЛА

Генерал-майор КГБ СССР Валерий Воротников в интервью «Нашей Версии» рассказал сенсационные подробности возникновения карабахского конфликта.

Vesti.Az представляет своим читателям отрывки из интервью.

– …Да, полыхало в ту пору повсюду. Карабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном. События в Таджикистане с попытками захвата власти националистами и религиозными экстремистами. Потом был узбекско-киргизский пограничный конфликт. Объединяло все эти события, на мой взгляд, одно – все эти конфликты, возникшие на межнациональной почве, были искусственно образованными, большинство жителей республик их не поддерживало.

Я полгода пробыл в КГБ Армении – меня туда направили сразу после трагического Спитакского землетрясения по личному указанию Генерального прокурора СССР Сухарева. Задача стояла одна – выявлять смутьянов. Дело в том, что в Армению собирался приехать посмотреть на разрушения в Спитаке президент СССР Горбачёв. Так вот, когда он из Спитака возвращался в Ереван, его заблокировала толпа молодых людей, которые орали разную чушь и несколько раз ещё и плюнули в Горбачёва. Вернувшись в Москву, Михаил Сергеевич дал команду всех этих молодых людей поймать, арестовать и посадить. Само по себе это решение трудно было назвать правовым: на тебя всего лишь плюнули, а ты уже спешишь их арестовать. Но Горбачёв, конечно, понимал, что если он даст команду, то дальше уж найдут, за что арестовать его обидчиков.

– И как, поймали?

– Оказалось, что это дело непростое. Мы знали, что эти хулиганы входят в так называемый комитет «Карабах» и выступают против азербайджанцев. Соответственно сотрудники Управления КГБ Армении вовсе не собирались ловить своих соплеменников, потому что они и сами были против азербайджанцев. В итоге мы попали в странную ситуацию. Кого ловить – известно, а взять их не получается. Попробовали поработать со службой наружного наблюдения армянского КГБ, но информация от неё утекала сразу же. Сперва было решили привлечь сотрудников из Чечни, но чеченцы по внешнему виду отличаются от армян. В общем, со слежкой ничего не вышло. Дальше – больше.

Эти ребята из комитета «Карабах» регулярно проводили митинги на центральных площадах и выступали с националистическими призывами. Их речи мы, естественно, записывали. Но говорили они на армянском, а потому требовалось переводить. Коллеги из республиканского КГБ говорят, мол, мы перевести не можем, русского языка не знаем. Я спрашиваю: «Вы когда поступали на службу в Комитет госбезопасности, заявление на русском писали? Что же вы говорите теперь, что языка не знаете?» Те, помявшись, отвечают: у них никто не будет переводить, потому что все они за то, чтобы Карабах принадлежал армянам.

Потом мы нашли всё же русскую девушку, знавшую армянский, она и перевела. По сути речей оказалось, что всех наиболее злостных националистов надлежит арестовать. А среди них были видные люди – например, академик Казарян, Вано Сирадегян, будущий министр внутренних дел Армении, и даже Левон Тер-Петросян – будущий президент Армении. Но с арестом тоже вышла целая эпопея. Задаю начальнику юридического подразделения вопрос: «Вы с прокурором говорили?» Он отвечает: «Поговорили, но все прокуроры отказываются подписывать наши материалы». В конце концов нашли двух полупьяных районных прокуроров, которые подписали санкцию на арест националистов-бузотёров. Они сидят в СИЗО, мы полетели в Москву к руководству с докладом. И только успели долететь и доложить, как получили информацию, что президент Горбачёв дал указание всех выпустить. То есть сначала Михаил Сергеевич приказал их посадить, а затем приказал отпустить. Вот такой у нас был президент.

– Что ж, история распорядилась так, что в итоге и сам Горбачёв остался не у дел.

– Что касается августа 1991 года, то здесь Михаил Сергеевич обманул всех и себя, как потом оказалась, тоже. Когда он уезжал отдыхать, то с ним поговорили о намеченном совещании по вопросу дальнейшего развития СССР и уже даже была определена схема, против которой, правда, все возражали. На что Горбачёв сказал: «Вы тут совещайтесь, принимайте решения, а я, как вернусь, с вашим решением соглашусь». Все члены будущего ГКЧП оказались легковерными, никто из них трезво не оценил все поступки Горбачёва. Они ждали, что Горбачёв прибудет и решит все вопросы. Наверное, потому, что они привыкли открывать рот и ждать, что им скажут.

– А вас события августа 91-го каким-то образом задели?

– Единственным моим участием в них стало то, что я сказал сотрудникам госбезопасности, которые готовили документы о введении ЧП, что они идиоты.

– Почему же вы так сказали?

– Да потому, что всё делалось глупо и непродуманно. Объявление о введении чрезвычайного положения по всей стране готовили люди, которые не понимали, что такое ЧП. Спрашивают: ГКЧП имеет право кого-то задерживать? Я им говорю: «Закон читайте, сам комитет никого не может задержать. Он может только на какой-то территории объявить чрезвычайное положение и назначить коменданта, который будет представлять власть. А комитет издаёт только постановления, как законодательная власть».

Объявили чрезвычайное положение – и что? Я был в Армении, когда там ввели режим ЧП. Там пока с работы в гостиницу идёшь, тебя трижды остановят для проверки документов. А как в Москве было? Все гуляли свободно. Народ просто не понимал, что от него хотят.

– Так что же, надо было ввести в Москву армию?

– Если взять для сравнения Армению, то там на обеспечение чрезвычайного положения в Ереван была брошена целая дивизия, и то постоянно говорили, что людей не хватает. Так что ГКЧП надо было действовать иначе. Не вводить режим ЧП по всей стране, а объявить его в одной из республик – в Литве, в Эстонии или где-то ещё. Объявили ЧП, и наводите там порядок, остальные придут сдаваться сами. Только сделайте это по закону. Всё очень просто.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА