Рауф Миркадыров

РауфМиркадыров

Количество статей

2

Революционер-романтик прекрасно осознает, кто является самым большим олигархом Армении – ТОЧКА ЗРЕНИЯ МИРКАДЫРОВА 

11145

Глава армянского государства Никол Пашинян на днях фактически объявил войну Армянской Григорианской Церкви. С одной стороны, это беспрецедентный случай в истории Армении, а с другой – вполне логичный прогнозированный ход событий.

Справка: Несколько дней назад в Армении в средневековом монастыре «Макеняц» собрались члены движения «Новая Армения — новый патриарх», требующие отставки главы Армянской апостольской церкви (ААЦ) католикоса Гарегина II. На церемонию из Москвы прилетел архиепископ Тиран, который в 2000-х был лишен священного сана. Иеромонах Корюн в ходе мероприятия был рукоположен в архимандриты для продолжения борьбы за отставку католикоса Гарегина II.

В свою очередь, премьер-министр Армении Никол Пашинян заявил о том, что готов поддержать войну мятежного духовенства против ААЦ. «Мы хотим, чтобы правительство вмешивалось в дела церкви? Если выяснится, что армянский народ хочет, чтобы правительство вмешалось в дела ААЦ, то правительство обсудит возможности этого. «Когда мы говорим, что не вмешиваемся во внутреннюю жизнь церкви, а некоторые священнослужители говорят, что это правительство не похоже на прежнее, это слабое правительство, давайте копать под ним, то они получат сильный контрудар — мы их поставим на колени», — сказал Пашинян.

Попытаемся найти ответ на вопрос, почему же это беспрецедентный, невообразимый случай для истории взаимоотношений между Армянской Григорианской Церковью и государством? Для этого необходимо разобраться в роли церкви в становлении государства и в национальной идентичности. Как правило, национальные церкви – я имею в виду православные автокефальные церкви, англиканская церковь, а также Армянская Григорианская Церковь, являются частью национальной идентичности, играют огромную роль в становлении нации, а также частью действующих государственных институтов, независимо от формы правления. Играя такую огромную роль АПЦ, фактически, всегда находился в союзе, в партнерстве с государством. Армянская Григорианская Церковь всегда обслуживает национальные и государственные интересы.

В пример можно привести взаимоотношения Русской Православной Церкви, которая тоже является автокефальной, и государства в период существования СССР. Ведь Русская Православная Церковь никогда не была в оппозиции в отношении антихристов, коими религия считает коммунистов и безбожников. Даже в период окончания Второй мировой войны был случай, когда глава РПЦ назвал Сталина самым миролюбивым человеком в мире.

Намного сложнее ситуация в интернациональных церквях и религиозных течениях. Например, в зависимости от страны в отношениях между Католической церковью и государством всегда были трения, достаточно сложные отношения. В зависимости от ситуации, в таких странах церковь могла быть в союзе с государством или в оппозиции. Пример Польши в этом случае характерен. В отличие от РПЦ в СССР, в годы коммунистического режима в Польше католическая церковь всегда была в оппозиции к государству.

С этой точки зрения, впервые глава государства, где существует национальная Армянская Григорианская Церковь, признает наличие серьезных проблем между светской властью и церковью. Да, это беспрецедентный случай, но как я отметил выше, вполне прогнозируемый ход событий. Почему?

Во-первых, необходимо учитывать развитие и становление армянского государства после развала Советского союза. Начиная с 1998 года власть в Армении находилась в руках одной и той же элиты. Власть была авторитарна, коррумпирована. А будучи в союзе с такой власть, несомненно, что и церковь тоже была заражена аналогичными недугами. То есть, церковь стала коррумпированной и обслуживала коррумпированную власть.

Армянская Григорианская Церковь не только учитывала в своей политике исключительно национально-государственные интересы, но и обслуживая интересы существующего режима, при этом сама зарабатывала.

Учитывая то, что национальные церкви бывают более либеральными, и представителям духовенств таких церквей ничто человеческое не чуждо, духовенство думало не только об обогащении церкви, но и о своем личном.

Таким образом, церковь потеряла свой статус духовного начала: духовного пастора, который призывает людей к сдержанности, скромности, покаянию, покорности и так далее.

Она стала частью коррумпированного режима. Судьбы режима и конкретных лиц, стоящих во главе Армянской Григорианской Церкви, были сплетены и зависели друг от друга. Уход бывшей элиты, безусловно, ударил по интересам конкретных лиц, стоящих в руководстве Армянской Григорианской Церкви.

Это обусловило позицию нынешнего руководства Армянской Григорианской Церкви в отношении Пашиняна, который начал борьбу не против самой системы коррумпированности, а против представителей конкретной элиты. И они, почувствовав угрозу, оказались в оппозиции к армянскому премьеру.

Во-вторых, необходимо учитывать еще один момент – личность самого Пашиняна. Это – революционер-романтик, пришедший к власти на волне народного гнева, движения, восстания. При этом, надо признать, что он – малообразованный человек. Если изучить его биографию, можно убедиться в том, что для хорошего образования ему просто не хватило времени.

Придя к власти, Пашинян, пытаясь поменять коррумпированную систему, начал вести борьбу против коррумпированной элиты, которую сверг. Как революционер-идеалист он считает, что достаточно заменить плохих парней на хороших, и все будет ок.

Обратите внимание, что само название движения «Новая Армения — новый патриарх», подразумевает смену патриарха, а не систему управлений, взаимоотношений между государством и церковью.

Условно говоря, Пашиняну нужен порядочный глава и союзник в Армянской Григорианской Церкви. Но он забывает, что не люди предопределяют содержание, а система.

И если система плохая, то через некоторое время даже порядочные люди становятся такими же коррумпированными, как прежние. При хорошей же системе, даже плохой, коррумпированный руководитель неспособен полностью изменить ситуацию. Система не дает себя менять, наоборот заставляя чиновника придерживаться определенных рамок.

Но Пашинян, будучи революционером-романтиком, пошел по иному пути и, честно говоря, другого от него нельзя было и ожидать. Он – человек, незнающий процесса, законов становления и функционирования государства.

При этом, Пашинян прекрасно осознает, что Армянская Григорианская Церковь является самым большим олигархом Армении, который в союзе с другими олигархами – представителями прежней власти – являет собой большую опасность для его власти.

В этом смысле, попытка армянского премьера нейтрализовать эту угрозу, понятна. Насколько это ему удастся – другой вопрос. Пока, что он имеет общественную поддержку, так как позиционирует себя неким героем, ведущий борьбу против воров и коррупционеров, пьющих кровь народа в течение 20 лет.

Может это и эффективная тактика, но как стратегия – малоэффективна. Особенно в отношении Армянской Григорианской Церкви. Все же необходимо учитывать роль АПЦ в формировании национальной идентичности армянского народа. Да и долго спекулировать на борьбе со злом нельзя.

Для того, чтобы удержаться у власти людям необходимо дать и хлеба, и зрелищ. Эту аксиому до сих пор никто не подвергал сомнению. Народ быстро забывает, почему оказался в плачевной ситуации, если ему предлагают деньги, обещают благополучие и так далее.

Поэтому я предполагаю, что чем дальше Пашинян будет придерживаться тактики жесткого противостояния со своими предшественниками, в том числе и в лице Армянской Григорианской Церкви, тем быстрее он окажется в достаточно сложной ситуации, когда народ начнет требовать у него реального улучшения благосостояния.

Ведь речь не идет о конкретном количестве людей из АПЦ и из стана предыдущих властей. Речь идет о людях, кормящихся от этой кухни. А их достаточно много: десятки тысяч людей. Поэтому долгое противостояние приведет к серьезным изменениям общественного мнения.

17:30 29 Сентября 2019