Тофиг Аббасов

ТофигАббасов

Количество статей

27

Истечение срока Московского договора затмит тему освобождения оккупированного Карабаха? - ЕРЕВАН ПРЕДРЕКАЕТ НОВЫЕ ТРЕНИЯ В РЕГИОНЕ

11840

Диверсификация тревожных трендов на Среднем Востоке, куда подпадает и Кавказский регион, мотивирует страны на коллективный поиск алгоритмов нейтрализации рисков. В процесс вовлечены многие государства за исключением Армении. Только она выпадает из ряда ответственных субъектов, и убежденно осуществляет политику, обращенную вспять.

Резкое обострение обстановки на Среднем Востоке, всплеск напряжения между Ираном и США Ереван стал вдруг интерпретировать в выгодном для себя свете. Армяне возвещают о новых возможностях в перекраивании устоявшихся границ. Почему?

Задачей стратегического порядка для армян остается легализация оккупации азербайджанских территорий, и они находят «лучшее решение» – предъявляют новые притязания. Это не только смешно, но и чревато, прежде всего, для самой Армении, которая уже стоит на краю бездны.

Вот уже четверть века Ереван тщетно пытается убедить международную дипломатию в бесполезности переговорного процесса по Карабаху. Демонстрирующему политический разнобой истеблишменту кажется, что он гибко маневрирует.

Агрессор верит в свою способность отстоять статус-кво в зоне конфликта, хотя никаких предпосылок для реализации гнусавой мечты нет.

Дрожащим голосом заявляя, будто вопрос территорий уже нашел решение и Армении нечего уступать Азербайджану, Ереван продолжает позорно прятаться за спинами посредников и малочисленных защитников. Типичная манера страны-маргинала, которая наловчилась махать кулаками, апеллируя к принципу усиления мер доверия. Агрессор путано ищет оправдание разрушительной тактике и диверсифицирует аппетиты.

Но неизвестно, на основе каких геополитических расчетов он пришел к выводу, будто в регионе созрели условия для передела границ.

Раскручивая бессмыслицу на почве болезненного сознания, армяне заговариваются, и на устах у них Нахчыван. Получается, что исконно азербайджанская земля может стать яблоком раздора в отношениях трех главных игроков – Ирана, России и Турции. То есть, речь о субъектах, которые сто лет назад нашли золотую середину между собой, договорившись о статусе Нахчывана. Если даже оно так, спрашивается, а причем тут вы, хромое звено цепи региональных государств?

Армянскому истеблишменту не дает покоя приближающееся столетие Московского договора, заключенного между Россией и Турцией в 1921 году, в соответствии с которым Ереван получил дырку от бублика вместо Нахчывана. Это было время, когда армянская субъектность возникла из ничего, а если более точно, за счет азербайджанских земель.

Как это обычно бывает с общностями, которыми движет низменное стяжательство, армяне, получив чужие территории, вошли в раж, и до сих вынашивают ирреальные намерения о расширении жизненного пространства.

В Ереване между тем на всех парах муссируют примитивные придумки, дескать, договор 1921 года потерял правовую силу, и он неминуемо движется в сторону денонсации. Многим мерещится, что открывается реальная перспектива для удовлетворения территориальных амбиций. Как бы это странно ни выглядело, армяне верят, что артикулируемые ими небылицы могут осуществиться в плоскости будущих трансформаций. О том, какими они будут, сами не имеют четкого представления.

Одно не вызывает сомнения. Ни в повестке турецко-российских отношений, ни в рамках тройственного формата с участием России, Ирана и Турции, а Баку с ними наладил выгодное взаимодействие, нет ничего, что могло бы дать пищу для бредовых утверждений, согласно которых договор от 1921 года будет денонсирован. Москва и Анкара интенсивно наращивают потенциал двустороннего сотрудничества, с ними в одном ряду и Иран. Триединство должным образом играет на усиление запаса прочности в вопросе обеспечения региональной безопасности. Для большого турбулентного пространства эта данность востребована, потому и находит реализацию в конкретике. Но Ереван сознательно смешивает акценты, продолжая эксплуатацию больного воображения и забавляясь шизофреническими идеями. Отсюда и исходит непоколебимая страсть выдавать сущий вздор за геополитическую истину.

Не так давно внешнеполитическое ведомство Армении попыталось дезориентировать сообщество высосанным из пальца посланием по случаю «100-летия армянских погромов в нахчыванском Айлисе (Агулисе)», где рефреном оказался тезис о «праве армян жить на исторической родине». Безземельному этносу, что называется, собрали с миру по нитке и подарили родину, и по логике вещей им бы жить да помалкивать. Ан нет, им все мало.

Ереван продолжает мутить региональную среду, засоряет ее взрывоопасными компонентами, чтобы столкнуть лбами всех, возвести в абсолют хаос в надежде на выгодный поворот. Это и объясняет, почему армянские стратеги пытаются вбить клин в отношения Азербайджана с Ираном, предрекают роковой поворот в тройственном формате Москвы-Анкара-Тегерана, выводя в знаменатель не существующую проблему Нахчывана.

Нет в актуальной повестке этого вопроса, нет никакой тени над территорией азербайджанской автономии, ибо Нахчыван имеет законного хозяина, и государства региона (за исключением недогосударства Армении) согласованно выводят парадигмы устойчивого сотрудничества.

Такие эффективные конфигурации взаимодействия, как Азербайджан-Турция-Иран, Азербайджан-Турция-Россия, Азербайджан-Иран-Россия, дают исчерпывающие ответы на актуальные запросы текущей и стратегической повестки. Территориальной проблемы в этом спектре не было и не будет.

Она решена раз и навсегда. Для элит ведущих государств важно дополнять друг друга в сотрудничество и усилении спокойствия, а не вдаваться в воспроизводство политической ереси, в чем поднаторел Ереван.

Единственной региональной дилеммой, заставляющей считаться с собой, остается Карабах. Развязка не только ожидаема, она приближается. И надо быть во власти маразма, чтобы с уверенностью утверждать, будто «истечение срока договора от 1921 года» затмит тему освобождения оккупированного Карабаха и приведет к новым межгосударственным осложнениям.

18:30 11 Января 2020