Накануне боя в Карабахе он позвонил отцу и сказал: «Береги себя!»

12:24 20 Октября 2016
Накануне боя в Карабахе он позвонил отцу и сказал: «Береги себя!»
15266

5 апреля в боях на линии азербайджано-армянского фронта пал смертью храбрых Кямран Ширалиев. Один из погибших в «апрельской войне», Кямран родился в 1994 году в старинном абшеронском селении Мардакян, на берегу синего Каспия. Его мать Элвира-ханум рассказала, что Кямран, младший ребенок и единственный сын в семье, после 9-го класса пошел в технический лицей и выучился на тракториста.

- Не любил сидеть без дела, все работал, старался помочь семье. Мечтал, чтобы наш дом был красивым, обустроенным. Как получит зарплату, покупал материалы, чтобы затеять ремонт.

Мать говорит, что Кямрана проводили в армию 7 июля 2015 года.

- 29 марта позвонил домой, поговорил со всеми. В настроении был приподнятом, сказал, что служба идет хорошо. Я очень волновалась за него, но после того звонка успокоилась. В последний раз позвонил 3 апреля, и поговорили уже совсем недолго. В разговоре с отцом напоследок сказал: «Береги себя». И ни слова о том, что находится на передовой – все мы думали, что он в тылу служит. Таков он был у нас, даже накануне боя не обошел отца заботой – ведь у того слабое сердце…

5-го числа Элвира-ханум с самого утра была сама не своя. Наконец, одна из девушек в их швейной мастерской сообщила ей, что ее ждут в комнате администратора какие-то люди. Неизвестные начали издалека, поговорили о том, о сем, и, наконец, - «твой племянник ранен, в госпитале, ступай домой, его скоро привезут…» Но она не растерялась от этих страшных слов: «Если в госпитале, то зачем же его домой, я сама могу туда пойти, сказали бы прямо, что моего сына нет…»

До самого утра прождали сына дома Элвира и Фаик Ширалиевы. Кямрана принесли в 6 утра. Давно улицы поселка Мардакян не были так многолюдны, чествовать Кямрана, проводить его в последний путь съехались и из соседних населенных пунктов.

На его могиле собравшиеся поклялись до последнего сражаться за Родину. Флаг, в который был обернут гроб, отдали отцу шехида, и Фаик Ширалиев поцеловал священное полотнище.

- Кямран был мне опорой и поддержкой, - говорит Фаик-муаллим. – Без него вся жизнь пошла прахом. Теперь не на кого мне будет опереться в старости. Хороший был сын, благородный. Теперь не могу в глаза посмотреть его сестрам – как утешить их? При жизни Кямрана и мать его, и я лечились, теперь бросили – уже все равно.

Сестры Кямрана Месме и Айсел тоже поделились воспоминаниями, в один голос говорили о жизнелюбии Кямрана, о его готовности прийти на помощь всем. Обе говорили с трудом, глотая слезы. Младшая, Айсел сказала: «Когда Месме вышла замуж, Кямран заметно приуныл и скучал, когда садился за стол на кухне. Все говорил, что не хватает ему дома старшей сестры. И теперь точно так же не хватает нам всем его самого. Все в доме напоминает о нем. Как несправедливо – такой молодой был, и свадьбу не успели сыграть…»

Кямран любил жизнь. Любил море. Любил лошадей, вообще природу. Перед уходом в армию последний раз погарцевал на своем коне на каспийском берегу. Конечно, он думал еще много выезжать вот так в седле на берег. Не суждено. Теперь Кямрана нет среди нас. Солдат азербайджанской армии Кямран Ширалиев вошел в славную когорту тех, кто сложил голову за Родину.

Аида Эйвазлы
Аида Эйвазлы

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА