Вторник, 23 Мая 2017, 20:50
  • USD 1.7023
  • /
  • EUR 1.9152
  • /
  • RUB 0.0301

«Кто бы ни был президентом Ирана, изменений по Карабаху не будет»

18 Мая 2017 18:34 - Политика.
Прочитано - раз(а)

Противостояние вряд ли дойдет до второго тура

Сегодня в Иране День тишины. А завтра как полагается должны состояться  президентские выборы. Еще до регистрации кандидатов в МВД ИРИ и утверждения списка Советом стражей Конституции,  предвиделось столкновение в президентской гонке прагматиков – реформистов и консерваторов – фундаменталистов. Первые насколько это возможно в теократическом государстве, где последнее  слово по судьбоносным вопросам  принадлежит не   «светскому» президенту, а Верховному духовному лидеру, выступают за либеральный  и открытый прогрессивному миру Иран с модернизированной экономикой.  

Пытаясь строить свою политику в духе времени, они, тем не менее, будучи опять таки прагматиками, отдают  себе в отчет, в каких реалиях пребывает иранское государство и общество.

Фундаменталисты  остаются верны заложенным после исламской революции 1979 года и укрепившимся религиозным -  конфессиональным  традициям.

Среди шести вступивших в президентскую гонку лиц, из предполагаемых победителей  чаще фигурирует имя  действующего президента Хасана Роухани. Наряду с этим, называются несколько причин, почему позиции главы иранского государства ослабли  по сравнению с 2013 годом, когда  он победил уже в первом туре, набрав более половины голосов.

Роухани критикуют  за  не самую эффективную экономическую политику и неумение привлечь в страну достаточное количество зарубежных инвестиций. То, что в годы его правления Ирану удалось достичь соглашения с западными странами по иранской ядерной программе и подписать Совместный всеобъемлющий план действий трактуется в ИРИ тоже неоднозначно.

Ведь еще в своих предвыборных речах нынешний президент США Дональд Трамп оценил этот документ, как «большую ошибку», а  это означало, что держава – гегемон продолжать видеть ИРИ в «оси мирового зла» и  полная деизоляция иранского государства  откладывается. Плюс ко всему почти прямо перед выборами в Иране, Трамп сделал заявление о продлении  санкций  против Исламской республики Иран. Ограничения затрагивают поставки иранской  нефти и нефтяных продуктов.

На настроениях населения и  электората Роухани все перечисленное понятно, что  скажется, но шансы президента Ирана все же высоки.

Разделенных  на лагеря  умеренных и радикальных – фундаменталистов консерваторов будут   представлять   мэр Тегерана Мохаммад Багер Галибаф и лидер Исламской республиканской партии Эбрахим Раиси, которого прочат в преемники Высшему  руководителю  Ирана, рахбару Али Хаменеи.

Если Раиси известен радикальными взглядами по   внутренней и  внешней политике, Мохаммед Багир Галибаф считается более  терпимым относительно ряда идеологических установок и практических устремлений.

Обоим  оппонентам  Хасана Рохани приписывается роль «оттягивателя» голосов избирателей, с целью довести выборы до второго тура, в котором или Галибаф откажется от участия в пользу Эбрахима Раиси, или наоборот.  

Предлагая читателям Vesti.Az экспертное мнение, приведем следующую цитату политолога Зардушта Ализаде:

«Вне зависимости от итогов президентских выборов в Иране главным показателем является тот факт, что они проходят демократично. Главу государства выбирает именно иранский избиратель. Что касается вопроса, кому именно иранцу отдадут предпочтения на этот раз -  выборы предвидятся жаркими. Мне больше импонирует нынешний президент Хасан Роухани. Он адекватен, образован и трезво мыслящий руководитель. Обвиняющие его в экономических неудачах упускают из внимания, каким ему досталось хозяйство страны. Решить все накопившиеся в период международных санкций  в истечении четырех лет сложно. Даже после нормализации отношений с Западом, началом чего стало подписание Совместного всеобъемлющего плана действий, ограничения снимаются поэтапно, а значить стремительного оздоровления иранской экономики быть не могло. Резкой смены внешнеполитического курса по построению ровных отношений   с западными странами и международным сообществом я не ожидаю и в случае  избрания Мохаммеда – Багера Галибава или  президентства Эбрахима Раиси.

При любом раскладе окончательное решение принимает «рахбар» Али Хаменеи.

Иран  будет  верен намеченной  стратегии также  в  сирийском  вопросе, поддерживая «Хезболлах» и шиитов. Не будет значительных изменений  по Южного Кавказу в целом и урегулированию армяно – азербайджанского конфликта вокруг Нагорного Карабаха в частности. В карабахской проблеме Тегеран разделяет мнение сопредседателей МГ ОБСЕ и международного  сообщества. Тегеран  проповедует принципы мирного разрешения конфликта».    

«Вероятность победы Роухани  высока, потому что  критика, которую обрушивают на него конкуренты, большей частью является предвзятой. До Роухани Иран, можно сказать, повернулся спиной к сообществу, и популизм Ахмадинеджата порядком надоел не только внешним силам, но и иранскому обществу. Роухани смог развернуть страну лицом к сообществу», - пишет нам политический обозреватель и журналист Тофиг Аббасов.  

В продолжении он отмечает, что усилия Хасана Роухани во внешней политике  еще не имеют завершенного вида, поскольку Запад играет с Тегераном не честно.

«Во многом именно  поэтому ныне действующий президент  не смог выполнить часть обещанного в избирательной кампании 2013 года..  Если после лета 2015 года, когда Венское соглашение по ядерной программе ИРИ, наконец-то, увидело свет, США и Европа стали бы выполнять свои обязательства перед Ираном, сняли бы санкции, то программа реформ получила бы ощутимый импульс. Но Вашингтон проявил себя не в лучшем качестве, отказавшись от обязательств. Тем не менее, Роухани прагматик, который устраивает и интеллигенцию, и даже часть консервативной настроенной духовной элиты страны. Это должно  сыграть  ему на руку»,  - полагает обозреватель.  

«Политика Ирана на Ближнем Востоке и на Кавказе не претерпит особых изменений. Приход даже нового человека не повлияет на изменение парадигм, потому как все эти вопросы находятся под неусыпным вниманием духовного лидера. Внешняя политика это прерогатива верховного лица. Решение он принимает после обсуждений и консультаций со своими советниками, с представителями Совета стражей и советом экспертов. На том уровне и осуществляется внешнеполитический курс.

Потому ждать каких-то инноваций от президента не стоит» - уверен Тофиг Аббасов.

В конце наш собеседник добавил, что противостояние на  президентских выборах в Иране  вряд ли дойдет до второго тура.

 

Ниджат Самедоглу

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10