, 30 Апреля 2017, 20:45
  • USD 1.7025
  • /
  • EUR 1.8495
  • /
  • RUB 0.0299

Дочь Мирзы Ибрагимова: «Отцу пришлось батрачить, скитаться по чужим домам»

08 Марта 2017 14:16 - Культура.
Прочитано - раз(а)

«Одна женщина съела труп своего погибшего ребенка»

Редакция Vesti.Az продолжает рубрику под названием «Золотые предки». В этой рубрике будут представлены самые интересные моменты из жизни тех людей, которые оставили заметный след в истории, культуре, искусстве и науке Азербайджана. Их жизнь предстанет перед вами посредством рассказов их детей и ближайших родственников.

Очередной гость рубрики «Золотые предки» - дочь выдающего азербайджанского государственного деятеля и писателя Мирзы Ибрагимова Солмаз Ибрагимова. 

Предвкушение беседы с интересным собеседником – чувство для меня достаточно частое не только потому, что профессия, которую я выбрал несколько лет тому назад (порой кажется, будто она сама меня выбрала), подразумевает также встречи с очень известными в стране и за её пределами людьми: политиками, учеными, депутатами, писателями…

Просто по сложившейся практике я изначально представляю, как много полезного для ориентации в той же пресловутой повседневности  получишь от разговора с этим человеком, хотя бы даже если пока и личного знакомства нет.

Подготовиться и провести  такой  диалог  временами очень сложно.  Но бывает и так, когда  общение завязывается само собой, очень легко и непринужденно, и между собеседниками возникает столько «общих тем», как будто вы знаете друг друга не первый год,  а взгляды на те или иные события и явления формировались, чуть ли не синхронно.

Интервью с главным редактором журнала «Литературный Азербайджан» Солмаз Ибрагимовой  подразумевало в первую очередь журналистскую ответственность в понимании того, что  был изначальный настрой  обсудить в числе прочих проблем,  как бы и интеллектуальные вопросы через нравственные критерии жизни и творчества её отца, крупного  азербайджанского писателя, драматурга, переводчика, исследователя,   активного политического и   общественного деятеля,  Мирзы Ибрагимова. Реализовать это, конечно,  было нелегко, но Солмаз ханум приложила, как мне показалось, немало усилий, чтобы я хотя бы минимально справился с намеченной целью.

–  В каком возрасте вы стали читательницей Мирзы Ибрагимова?

–  Я вообще читать стала очень рано, лет с четырех. Читала, как говорят, запоем. Кстати, это не обязательно были книги. Газеты, вывески, обрезки бумаг. С папиными произведениями была знакома с малого детства. Конечно, особое место занимал в дальнейшем его роман «Наступит день». Но отец никогда не пропагандировал дома то, что я, брат и сестра обязательно должны прочитать все его произведения. Это происходило как-то без давления и напряга. Он был абсолютно не подавляющим тебя человеком. У нас была богатая библиотека, и чтение мировой литературы было естественным процессом для нас.

–  А на каком языке вы получили среднее и высшее образование ?

–  По определенным обстоятельствам в отличии от  брата и сестры я училась на русском. По этой причине читала, конечно же, больше на  этом языке, да и высшее образование получила в Азербайджанском государственном университете на факультете филологии со специализацией русский язык и литература.

–  Следует понимать, что большее предпочтение вы отдавали классической русской литературе? Вас больше увлекали золотой или серебряный века поэзии России? Возможно, вы больше полюбили акмеистов, имажинистов или символистов? Или на вас оказало существенное влияние прозы «могучей четверки»: Федор Достоевский, Лев Толстой, Иван Тургенев, Антон Чехов?

–  Я зачитывалась и Пушкиным, восхищалась Александром Блоком, любила Гумилева и Анну Ахматову, немало места в предпочтениях занимал  Сергей Есенин. Естественно, названная вами проза «могучей русской четверки» также оставила особый след в моих впечатлениях и сознании. Но особое значение в русской литературе для меня  имело  творчество Михаила Афанасьевича Булгакова, конечно же, с его феноменальным романом «Мастер и Маргарита».

–  Я читал  биографию Мирзы Ибрагимова и знаю, что у него были, мягко говоря, очень непростая жизнь и тяжелое детство… Он рассказывал вам о тех годах ?

–  Не очень охотно. Он старался как-то  отгородить семью от негатива, который, несомненно, присутствовал в его ежедневной деятельности и когда-то заполнял его жизнь. Когда я стала совсем уже взрослой, узнала, что в детстве он  потерял в Южном Азербайджане мать и сестру в голодные годы. Мой дед решил вместе с двумя сыновьями  покинуть их село Эве в Сарабской провинции, после того как одна женщина съела труп своего погибшего ребенка и её закидали камнями за это. Они  приехали в Баку, где уже жил дядя папы. Но рано из жизни ушли и они, а отец остался совсем один. Это было очень тяжелое время. Отцу пришлось батрачить, скитаться по чужим домам… «Если бы не Советская власть, еще неизвестно, что бы стало со мной. Она дала мне все», –  говорил часто отец. Он до конца жизни так и не сдал свой партийный билет. И необходимо заметить, что он действительно искренне  верил в коммунистические идеалы.

–  Наверное, он много и часто читал труды Маркса, Фридриха Энгельса, Владимира Ильича Ленина. К примеру, «Капитал» и «Манифест Коммунистической партии» были его настольными книгами?

–  У отца была прекрасная библиотека, конечно, там присутствовали и труды классиков марксизма и ленинизма, но, «настольными книгами» они не являлись. Он не просто читал, он штудировал. Читая что-нибудь, он обязательно делал красным карандашом разные пометки на полях книг, газет, журналов, подчеркивая целые предложения и абзацы, которые считал важными и интересными для себя. Идеалом он считал античное искусство в целом – и философию, и литературу тех времен – мы часто наблюдали, как у него на рабочем столе были раскрыты произведения античных мыслителей. Для него это являлось  каждодневной нормой – узнавать новое. Самообразование было присуще ему с юных лет.

 В чем для вас в семье заключалась особенность харизмы вашего отца? Ведь вы бесспорно осознавали, кто такой Мирза Ибрагимов и каково быть его детьми. Вы больше гордились и восхищались его личностью или вас иногда смущало то, что Мирза Аждарович не просто отец, а также живой  классик азербайджанской литературы, маститый ученый, академик, крупный политический и общественный деятель?

–  В семье папа был очень прост и мягок. Я не помню, чтобы он когда-либо повысил голос. К женской половине нашей семьи, к маме, сестре, ко мне, он относился предельно трепетно. Для него женщины являлись представителями той половины человечества, которых  надо максимально защищать  от невзгод и потрясений. Он безумно любил маму и откровенно скажу, что боготворил её. Особыми привилегиями в семье пользовалась я, так как была самой младшей. С братом папа был построже, но это не было какое-то «спартанское воспитание». Харизма его больше исходила от его максимализма буквально во всем, чем он занимался и этических установок, оставшихся в своей совокупности неизменными до конца его дней.

–  Мирза Аждарович занимал очень высокие партийные должности, был депутатом почти всех созывов Верховного Совета СССР, возглавлял Верховный Совет Азербайджанской ССР…. Дома велась партийная агитация? Насколько традиционным было восхваление ценностей Коммунистической партии? Ваш отец ставил намерение  вырастить вас как истинных советских граждан?

–  Ничего такого не было. В начале нашей беседы я уже отметила, что папа был ненавязчивым родителем и человеком. Про свою партийную работу он в семье почти не говорил. Предельно избегал обсуждать с нами политические и идеологические вопросы. Мы просто знали, что отец и правда не сомневается в том, чему отдает все свои силы, будь он партийным функционером, высоким чиновником, писателем или ученым. Повторю, что  у него с самой юности выработался максимализм, потому как он мог надеяться только на себя. Круглый сирота, без родственников в большом промышленном городе в непростые годы он пробивался своим умением, трудом и способностями. Думаю, он хотел, чтобы мы выросли умными, порядочными и гуманными гражданами своей страны, настоящими людьми.

–  Кстати, охватить своей деятельностью так много широких  сфер (плодотворное творческое наследие, переводы мировых классиков, научные исследования, партийная и политическая работа), естественно, могла очень  пассионарная  личность и человек высокой самоорганизации. Насколько рано начинался и поздно заканчивался день трудоголика Мирзы Ибрагимова?

–  Папа вставал очень рано и любил заниматься писательской работой именно по утрам. Потом, конечно, день продолжался вне стен дома: встречи, собрания, конференции, симпозиумы и так далее. По вечерам часто принимали гостей и нередко это были известные люди на всем советском пространстве: поэты Сергей Васильев, Расул Гамзатов, драматург Назим Хикмет. Тем не менее, отец старался не нарушать свой режим именно из-за плотного графика и обычно не засиживался допоздна.

Продолжение следует

Ниджат Самедоглу

Статьи
ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10