На собрании в Москве Микояна сильно разозлили аргументы Назима Гаджиева - ВМЕСТЕ С СОБОЙ ОН УНЕС И СВОИ ТАЙНЫ

На собрании в Москве Микояна сильно разозлили аргументы Назима Гаджиева - ВМЕСТЕ С СОБОЙ ОН УНЕС И СВОИ ТАЙНЫ
29 ноября 2020
# 14:00

Назим Гаджиев родился 3 июня 1924 года в поселке Сарыпапаг в Нухе. Он не был коренным шекинцем, его предки были родом из Иреванского ханства.  Прадед Гаджиева по линии матери - Агагусейн хан Иреванский – Исмайлов был генерал- губернатором. Дед – Керимбек Исмайлов, приглашенный Зейналабдином Тагиевым, стал одним из основателей первой женской школы в Баку.

 

Для того  чтобы поддержать семью материально, Назим с  юных лет начал работать корреспондентом газеты «Нуха». Небольшие статьи, написанные Гаджиевым, сделали его в 30-ые годы  известным на весь Шеки. После окончания средней школы, он поступил в профессиональную школу в Нухе. Однако, в связи с начавшейся войной, был вынужден прервать на половине   обучение, которое он продолжил в Азербайджанском государственном университете на факультете филологии.

 

В 1941 году Назим, вернувшись в Нуху, снова приступил к работе в газете, в то же время, начал преподавательскую деятельность. Он работал директором учебной части в  средней школе в селе Баш – Кюнгют, методистом - в отделе просвещения, а в  газете «Нухинский рабочий» - ответственным секретарем.

 

Во время призыва в ряды армии внимание  военного комиссариата привлекли не по годам высокий  интеллект Назима и  владение иностранными языками. Он получил положительный отзыв для обучения в разведшколе. Получив образование, и, пройдя подготовку в российской школе разведки, в последние годы войны – 1944 году он приступил к работе в НКВД.

 

В 1947 году Гаджиева неожиданно назначают на должность секретаря комсомола в НКВД. Разумеется, тогда никто не мог предположить, что послужило тому причиной. Из записей самого Назима Гаджиева становится ясно, что его спокойный характер и простота являлись помехой в рядах НКВД. В стране, где идет война, ошибка агента могла дорогого стоить. Поэтому с помощью народного комиссара внутренних дел того времени Теймура Ягубова Назим Гаджиев назначается на  должность секретаря комсомола, то есть меняет направление своей  деятельности.

 

Затем его избирают секретарем Бакинского комитета комсомола.

Избранный в 1950 году  инструктором отдела пропаганды Бакинского комитета КП Азербайджана, Назим Гаджиев впоследствии был назначен на должность секретаря комитета партии Азербайджанского медицинского института.

 

В 1951 году Назим Гаджиев на XIX съезде Всесоюзного ленинского коммунистического союза молодежи Азербайджана был избран секретарем ЦК ВЛКСМ, а в  1952 году первым секретарем ЦК ВЛКСМ Азербайджана. Таким образом, благодаря знаниям и способностям он  поднимался  на все более высокие ступени.

 

Член бюро ЦК ВЛКСМ, директор научного и школьного комитета ЦК КП Азербайджана и, наконец, секретарь ЦК КП Азербайджана.

За период своей деятельности на руководящих партийных должностях Гаджиев смело внедрял тюркские и азербайджанские идеи внутри страны, которая была порабощена советской империей.

 

Деятельность в национальных интересах не была продиктована ему  со стороны, свое дело делала генетика. Нельзя подавить, или подчинить себе национальное мышление, его можно только лишиться, если  отнять жизнь у человека. И то,  у одного, двоих, или трех человек…, но не у всего народа. Генетика целого народа формируется на основе генетического кода отдельных личностей. Гены Назима Гаджиева безусловно оказали влияние на формирование национальной  мысли народа. Его дядя Рашид бек Исмайлов работал в совете министров Азербайджанской республики.

 

Вместе с Имамом Мустафаевым Назим Гаджиев был главным инициатором переселения в Азербайджан турок - ахыска, депортированных в Среднюю Азию. По заданию главы СССР Н. Хрущева  он был отправлен в Узбекистан для изучения ситуации на месте, потому что хорошо знал восточную психологию. И.… Разместив турок - ахыска в Азербайджане, он создал условия для их поэтапного  возвращения на родину.

 

Цель была достигнута, переселенцев поселили в Саатлы и Сабирабаде. Однако, некоторые члены руководства СССР выступили против этого. Особенно Анастас Микоян. Его очень беспокоило решение азербайджанцами в лице Назима Гаджиева межнациональных проблем и присутствие  тюркского фактора.

 

Так же, как и все азербайджанцы, которые проявляли  активность в национальных вопросах, обладали мастерством претворять  в жизнь свои идеи, принципы и мышление, Назим Гаджиев попал  в черный список армянской диаспоры.

 

 

Также Назим Гаджиев сыграл большую роль  в культуре Азербайджана. Им были подписаны все мероприятия, проводимые в  тот период. Он находился в  близких дружеских  отношениях с представителями науки и искусства - Ниязи, Фикретом Амировым, Гара Гараевым, Имраном Гасымов, Шамси Бадалбейли, Мирали Гашгаем.

 

Назим Гаджиев является автором более 50 книг и статей на тему молодежи, культуры, образования, международной политики, государственного управления.

 

Гаджиев был организатором 1-го фестиваля молодежи СССР в Баку.  По его инициативе было осуществлено строительство балетной студии театра оперы и балета.

 

Создателем эстрадного оркестра под руководством Тофига Ахмедова также является Назим Гаджиев. Съезд учителей и съезд ашугов – все это его проекты.

 На одном из официальных мероприятий, состоявшемся в то время, Назим Гаджиев использовал выражение «южные азербайджанцы», рассказав о  борьбе азербайджанцев  за свои права и свободу, в которой они жертвовали своими  жизнями.

 

Он сказал, что если бы не оккупация, их судьба сложилась бы по - другому.  Несколько дней спустя выступление Назима Гаджиева получило отклик в том Азербайджане. Само собой, что этот отклик получил огласку в руководстве СССР.

 

В октябре 1960 года в Америке вышла  в свет газета под названием «Борьба», которая являлась официальным органом армянской националистической партии. В главной статье газеты было написано: «Мы находимся в преддверии физического спасения армянского народа и 40-ой годовщины восстановления армянской государственности. На церемонии  по случаю юбилея примут участие делегации союзных республик, горячо нас приветствуя. Они вручат нам памятные подарки. Однако самый дорогой и искренний подарок среди всех материальных и ощутимых подарков нам может преподнести только братский Азербайджан. Этим большим подарком Армянскому советскому государству  на его 40-летие станет   передача армянского Нахчывана и Нагорного Карабаха Армении».

 

Газета с размещенной в ней статьей уже в декабре появилась в ЦК Азербайджанской ССР. Надо сказать, что за несколько дней до этого события, когда Армения выступила по поводу «возвращения» Нахчывана, старший преподаватель

 

Азербайджанского государственного университета Аббас Заманов выступил против подобной наглости с серьезным заявлением, приведя факты и доказательства.

 

В истории ССР еще никогда не велись подобные открытые разговоры на тему межнациональных отношений. Центральный комитет Азербайджанской коммунистической партии не мог понять реакцию ССР на подобную наглость со стороны армян. В такой ситуации власть Азербайджана должна была сделать последний и решительный шаг. Этот вопрос должен был быть решен раз и навсегда, или же коварные армяне скроются в засаде, а в подходящее время снова выступят с подобным предложением, и будущие поколения окажутся под гнетом проблемы в поисках ее решения.

 

Первый секретарь Азербайджана Вели Ахундов поручил решение задачи Назиму Гаджиеву,  в национальных вопросах их мнения совпадали.   Созданная под руководством Назима Гаджиева  комиссия, в состав которой вошли  специалисты,  ученые – историки, а также государственные лица начала свою работу. К работе был привлечен  и бывший руководитель института истории, видный ученый Аловсат Гулиев. Заключительный документ, принятый совместно, был отправлен в Центральный комитет. На основании данного документа руководством СССР было принято решение о том, что нарушение существующих границ может повлечь за собой разрушение Советского союза, что является недопустимым.

 

Роль Назима Гаджиева в принятии этого решения неоспорима. На встречах в Москве ему удалось убедить начальника отдела пропаганды Ильичева и министра культуры Курцева  в своей правоте.

 

На собрании, состоявшемся в Москве, Микояна сильно разозлил авторитет и аргументы, с которыми выступил Назим Гаджиев. Поэтому он начал обвинять Гаджиева в «национализме» и желании посеять раздор между народами.  «И кто тебя назначил на занимаемую должность?». Ответ на  обвинения в адрес Назима Гаджиева Микоян получил от Хрущева. «Он был назначен лично по моей рекомендации», - сказал Хрущев и обвинил Микояна в служении интересам армянской буржуазно – националистической партии, противоречащей идеям Ленина.

 

Эти факты позже  в своих воспоминаниях отметил Джавид Мехтиев, который в прошлом занимал ответственную должность в совете министров Азербайджана. В его мемуарах описано, как Хрущев прямо там же, у всех на глазах разорвал в клочья лживый документ, подтверждающий правоту армян, этот вопрос больше никогда не будет обсуждаться.

 

Спустя некоторое время после этого собрания у Назима Гаджиева возникли проблемы со здоровьем. Окружение стало настаивать на том, что он отправился для лечения в Москву. Несмотря на то, что после прохождения обследования у академика Мустафы Топчибашева, который заключил, что серьезных проблем со здоровьем у Гаджиева нет, и он сам возьмется за его лечение, Назима Гаджиева отправили в Москву.

 

К тому же, к профессору  Араму Абрамяну, который работал в кремлевской больнице. Когда Абрамян объявил о наличии у Гаджиева онкологического заболевания и необходимости срочной операции, семья Назима обратилась к Мустафе Топчибашеву за помощью.

Топчибашев ознакомился с результатами и сказал, что врач вынес правильное решение, очень жаль…

 

Назима Гаджиева прооперировал армянский профессор. После операции Абрамян заверил родных, что все идет хорошо. Осмотрев больного, профессор Топчибашев, выразил недовольство проведенной операцией. « Я проведу повторную операцию Гаджиеву», - сказал он. Также Топчибашеву показался подозрительным  тот факт, что Абрамян в коридорах больницы разговаривал с несколькими людьми на армянском языке.

 

К сожалению, Топчибашев не смог  повторно прооперировать Назима Гаджиева по неизвестной причине.

 Несмотря на то, что после ухудшения состояния Назима Гаджиева его вновь отправили в Москву на лечение, оно не дало результатов, и 30 июля 1962 года государственный деятель закрыл глаза навсегда.

Еще одна судьба, закончившаяся так же, как и у всех азербайджанцев – патриотов, носителей национальной идеи, переживающих за судьбу Азербайджана.

 

Церемония прощания прошла в филармонии, после ее окончания Гаджиев был похоронен на Почетной аллее в Баку. Вместе с собой он унес  и свои тайны. Мы так и не узнали бы о них, если бы его сын - историк Айдын Гаджиев не исследовал и не обнаружил все факты, имевшие место быть.

 

Из документов стало известно, что Топчибашев, ознакомившись с медицинским заключением, заявил об отсутствии какой – либо опухоли, или метастазов. Вскрытие тела покойного было произведено в морге  клинической больницы N 4. После исследования тела покойного Топчибашев подтвердил свое первоначальное заключение и сказал: «Это был заговор против Назима Гаджиева!» Но потом ему пришлось подписать документ…

 

После церемонии сорока дней  супруга Назима Гаджиева Зиба Бадалова позвонила председателю КГБ СССР Владимиру Семичастному. Она рассказала ему об опасениях и результатах исследования Топчибашева, попросила провести расследование. Семичастный, будучи соратником Гаджиева, также имел собственные  подозрения, поэтому пообещал  провести расследование,  вскрыв могилу Гаджиева. Через неделю он перезвонил Зибе ханым и сказал: «Они намного сильнее меня…»

 

# 123135
avatar

Рамиля Гурбанлы

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#