Фархад Бадалбейли: «Солдат, увидевший меня на коленях в Шуше, был сильно удивлен» - МЕЧТА, СТАВШАЯ РЕАЛЬНОСТЬЮ

Фархад Бадалбейли: «Солдат, увидевший меня на коленях в Шуше, был сильно удивлен» - МЕЧТА, СТАВШАЯ РЕАЛЬНОСТЬЮ
28 января 2021
# 17:04

Мы беседовали не раз. Когда разговор касался темы Шуши, его накрывала печаль, он опускал голову, словно испытывал чувство вины и сожаления.  Недавно он посетил Шушу, я подумала, что его впечатления от поездки будут нескончаемы, так и случилось.

Сегодня наш собеседник  - народный артист республики Фархад Бадалбейли. Наш рассказ о самом музыканте и о Шуше.

- Хотелось бы увидеть выражение Вашего лица, когда вам сказали, что «вы едете в Шушу»….

-Это было нелегко, потому что Шуша пока не готова к приему гостей, солдаты очищают территорию от мин. Мы получили разрешение и были очень этому рады.

 

Должны были выехать в 5 утра, всю ночь вместе  с Поладом Бюльбюльоглу мы не сомкнули глаз.

 

Сначала мы добрались до Физули, нас сопровождали солдаты. Всю дорогу мы рассматривали наши села, не увидели ни одного целого здания.

 

Даже фашисты  не творили подобного вандализма. Такого мы не видели даже в кино, Камни, стены, железо…все разобрали и продали. Нам стало не по себе, когда мы увидели все, что враг сотворил за годы оккупации. На черной и плодородной почве Физули  ничего не было посажено, не построили ни одного жилого дома, только укрепления и бункеры для обороны, я был шокирован.

 

- Видимо, они знали, что хозяева земли придут и  вернут  ее, поэтому и  совершали варварские действия...

- Конечно. Эти дикари заминировали всю территорию. Полковник миротворческих сил проводил нас вплоть до нашего поста. Мы встретились с нашими солдатами, они были очень рады нашей встрече. Они обнялись с нами, не обращая внимания на пандемию.

Мы привезли им с собой теплые перчатки, носки и шапки. Выпало около 20 см снега, наши легкие заполнились воздухом Шуши.  Вначале мы с Поладом отправились в дом- музей Бюльбюля, мы пропустили его вперед, чтобы он смог остаться наедине с  отчим  домом.  Полад обнял дерево, стоящее перед домом. Я боялся, что это дерево срубили, но, слава Богу,  оно сохранилось, это очень старое дерево. Ему около 160 лет.

Полад говорит, что Бюльбюль часто его обнимал. Потом мы вошли в дом. В последний раз мы были здесь  в 2007 году. После  тех эмоций, сегодня мы особенно горды тем, что   прибыли  в Шушу победителями. Работники телевидения попросили Полада спеть, но он сказал, что не спал целую ночь, а  с утра был за рулем,  но, тем не менее, спел.

- Его голос звучал хорошо, усталость не ощущалась…

- В 75 лет петь в таких условиях, в феврале ему исполнится 76, наши  вокалисты –  большая школа. По дороге сюда он управлял автомобилем, как пилот Формулы-1, но, несмотря на усталость,  спел.

- Сохранились ли  там дома ваших родных?

- Нет. Дом Бадал бея в 1905 году разрушили армяне. Он переехал в Баку, тот дом никто не восстановил. В Баку на улице Советской у него была школа, которой он руководил. Был дом моего прадеда Бахмана Мирзы Гачара,  который также  сожгли. Нет проблем,  мы построим новый дом. И Полад, и я, мы  обязательно построим. Когда смотришь с Чыдырской равнины на Дашалты, невозможно поверить, что наши  солдаты безмолвно  поднимались отсюда с оружием, боеприпасами и  с ранеными товарищами на плечах, чтобы освободить Шушу. Подобное мы видели только в фильмах. Но, то были фильмы, а это реальность.

Сражаясь, как львы, они вошли в Шушу, преподнеся армянам сюрприз. Тактику этой военной операции еще будут изучать по истории. Видимо, подготовка  к ней шла годами. Мы верили в возвращение наших земель, но, чтобы  в такой  немыслимой форме. Каждый раз, когда я видел в Баку расстрелянные памятники, я   говорил:  «Узеир бек, не волнуйтесь, однажды вы вернетесь в Шушу.  Мы  посетили памятники на их родине».

 

- Вас встретила прежняя Шуша, или вы увидели другую Шушу?

 

- Это была та же снежная Шуша, которую я видел в 1982 году. Тогда был жив мой отец, Ниязи, Сулейман Рустам, все друзья моего отца поехали туда.  Я был молод. Многие вещи не понимал, нам и в голову не могло придти, что мы можем потерять Шушу. Для нас было обычным делом съездить в Шушу.

 

А сейчас все иначе. Как - будто, ты услышал новость о том, что родной тебе человек, которого ты считал умершим – жив, и ты едешь с ним на встречу. Шуша для нас – живая душа,  родной человек. Я так воспринимаю Шушу.

 

Хочу отметить один момент. Построенные в советский период «хрущевки» не являются лицом Шуши, наши друзья- архитекторы должны сегодня учесть это в ходе восстановительного процесса.

 

Архитектура,  окружающая среда  и дух Шуши должны быть сохранены. В этих пятиэтажках духа нет. Город необходимо сохранить так же,  как Ичеришехер. Построить современную коммуникацию, но аура должна остаться прежней. Там не нужны 30-этажные дома, достаточно построить небольшие. Я понимаю, что места не много, но необходимо создать общий ансамбль.

 

Большая площадь вокруг церкви пустует, раньше там  располагался наш спортивный комплекс – футбольное и баскетбольное поля. Все разрушили, а территорию отдали церкви. Я сказал об этом  коменданту, на что он ответил: «мы все восстановим».

 

Я был очень рад сесть за обеденный стол с нашими солдатами, жаль, что не разрешили выпить, есть строгие правила.

 

Я осуществил еще одну мечту. Я часто видел во сне, что  падаю на колени в Шуше и прошу у нее  прощения. Так я и сделал.

 

Солдат увидевший меня на коленях,   спросил, - аксакал, почему вы встали на колени? Я ответил, – это было моей мечтой, сынок.

 

Я обнял его и спросил, - у тебя есть мать? Он сказал, - да, есть. Передай ей, что Фархад Бадалбейли целует ей руки и  мои поздравления, что ты жив. Любуясь Дашалты, я вспоминаю шехидов 90-ых. Один из моих лучших друзей Риад Ахмедов тоже стал здесь шехидом. 

 

- Знаю, Риад, твой дух здесь, твоя кровь не осталась неотомщенной. Отсутствие армии и  командования в 90-ых годах стало причиной смерти многих наших сыновей. Они сражались со шлепанцами на ногах и охотничьим оружием в руках. 

-  Они проявили небывалый героизм и, несмотря на условия,  сражались до последней капли крови, заслонив собой врага…

- Да, я сказал об этом там ребятам, попросил не забывать о них, часто вспоминать тех, кто до них пролил здесь кровь. Они были безоружными героями, жаль, что они стали жертвами политических игр.

- У вас была еще одна мечта – построить в Шуше Музыкальную академию…

- Обязательно. Мы, не раздумывая, реализуем нашу мечту. Кроме того, мы создадим филиал Летней академии, я планирую дать там мастер - классы. И, конечно, фестивали. Шуша станет городом фестивалей и музеев.

- Какие чувства вы испытывали по возвращении из Шуши?

- Мы, будучи городскими ребятами, нередко смотрели на жителей района  немного свысока, но эта война научила нас  любить и дрожать над каждым сантиметром родной земли.

Мы поняли, насколько  дорога нам Отчизна. И что, совсем необязательно уезжать на отдых за рубеж, у нас  и на родине есть прекрасные места, где можно отдохнуть и, которые вылечат  от любого недуга.

А райский Кельбаджар, я собираюсь и туда  съездить. В те времена Сулейман Алескеров говорил нам, - приезжайте в Шушу, а мы ездили на Альпийские горы. А сейчас я думаю, что даже там воздух не такой, как в Шуше.

Этот воздух уже является богатством Азербайджана, и может принести в нашу страну миллионы, являясь туристическим  сектором. Земля Карабаха  будет также способствовать улучшению  экономики страны.

Мы должны развить такие отрасли, как ковроткачество, ремесла, построить фабрику по изготовлению музыкальных инструментов. Карабах славится плодородной почвой, богат водными  ресурсами.  Здесь на Апшероне  мы умираем от жажды. Физули, Джебраил, все эти земли  - райские. Кстати, вы смогли съездить в Джебраил?

 

- Нет, пока нет, после 27 – летней         тоски больше сил нет терпеть…

 

- Немного потерпите, ребята там работают, очистят от мин, и вы  сможете поехать. Пусть и вам доведется побывать на родине…

# 9235
avatar

Рамиля Гурбанлы

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#