«Карабахский клан» в Армении приступил к реализации плана «Б» - ГОЛОС  ИЗ МОСКВЫ

20:00 01 Февраля 2021
«Карабахский клан» в Армении приступил к реализации плана «Б» - ГОЛОС  ИЗ МОСКВЫ
13045

Выход идеолога армянского фашизма Роберта Кочаряна на политическую сцену - это скорее акт отчаяния армянской оппозиции, которая никак не может поднять народные массы на восстание против Николы Пашиняна, заявил Vesti.az заместитель генерального директора федерального информационно-аналитического агентства «Вестник Кавказа» Андрей Петров.

«Выход из тени Роберта Кочаряна, все еще находящегося под следствием по делу о мартовских событиях 2008 года, был ожидаем после того, как единого оппозиционного кандидата в премьер-министры Вазгена Манукяна резко негативно приняли в Гюмри и Сюнике. В Гюмри В.Манукян повел себя совсем не так, как стоило, назвав препятствовавших оппозиционной акции людей «бомжами», что поставило точку в кампании по его продвижению», – заявил А.Петров.

По его словам, карабахский клан, ранее выдвинувший В.Манукяна, как формально нейтральную фигуру, не вызывающую ни у кого отрицательных, но и одновременно положительных эмоций тоже, приступил к реализации плана «Б».

«На сцену вышел сам Роберт Кочарян, один из центральных идеологов современного армянского фашизма. Отношение к нему в республике, насколько я могу судить, полярное, примерно как к Михаилу Саакашвили в Грузии: одни, помня, сколько зла он причинил Армении, не допускают и мысли, что Кочарян может вернуться во власть, другие полагают, что только он, жесткий руководитель, не гнушающийся военных преступлений и терроризма, и может вывести страну из кризиса», – считает российский эксперт.

Петров подчеркнул, что заявления Кочаряна о намерении идти на выборы среди независимых армянских наблюдателей было воспринято с большим скептицизмом, и в первую очередь потому, что в отношении его «партии войны» и стоящего за ней карабахского клана во взглядах избирателей принципиально ничего не изменилось за три прошедших года.

«Кочарян и его люди – это все еще та политическая сила, против которой была устроена революция 2018 года, когда огромное количество граждан ежедневно стихийно протестовали против сохранения «партии войны» у власти. Как бы слаб не был Никол Пашинян, случайный лидер уличных протестов, граждане Армении все-таки сбрасывали кочаряновскую клику не для того, чтобы она, спустя несколько лет вновь вернулась. Ни политическая программа, ни подходы к руководству государством у карабахского клана за это время не изменились, так какой же смысл возвращать Кочаряна, если при нем и его соратнике Серже Саргсяне людям было плохо?», – задался вопросом заместитель гендиректора агентства.

Он выразил мнение, что в Армении сегодня нет такой политической силы, которая могла бы забрать у пашиняновского «Моего шага» большинство мест в парламенте, так как никто из оппозиции не предлагает избирателям нормальный план на будущее.

«Все, и Кочарян тоже, отделываются общими пропагандистскими фразами о том, что Армению надо спасти, защитить, отстоять, отвоевать и так далее. В кочаряновской идеологии армянского фашизма, ставшей общепринятой концепцией в армянской политике, попросту не рассматривался вариант фиаско оккупационного курса и поражения в войне с Азербайджаном, и потому все противники Пашиняна продолжают в один голос повторять лозунги, ушедшие в прошлое так же, как представления о вращении Солнца вокруг Земли. Люди смотрят на них и видят, что оппозиция тянет страну обратно к войне, а хотеть на войну сейчас в республике могут только те, кто на ней не воевал и не терял родственников», – пояснил Петров.

Эксперт отметил, что выход Кочаряна сегодня на политическую сцену скорее представляется ему актом отчаяния армянской оппозиции, которой никак не удается поднять широкие народные массы против Пашиняна.

«Тем временем, ежедневно осмеиваемый, презираемый и ненавистный всеми армянами Пашинян, продолжает работать над реализацией двух Заявлений лидеров России, Азербайджана и Армении, согласно которым войны больше нет и не будет. И тут, опять же, ситуация очень похожа на грузинский вариант: в Грузии у правящей «Грузинской мечты» давно нет никакой поддержки среди населения, за 8 лет у власти партия показала себя очень слабо – однако все остальные политические силы, и в первую очередь «Единое национальное движение» во главе с Саакашвили еще хуже, чем «Мечта», поэтому людям поневоле приходится голосовать за жизнь, которая будет хотя бы не хуже, чем сейчас. То же самое и в Армении: никто не спорит, что как глава государства и политик Пашинян откровенно плох, но альтернатива ему – кошмар, к которому армянские граждане уже не хотят возвращаться», – сказал политолог.

По его словам, если бы это было не так, то в Ереване в прошлом году были бы стотысячные митинги против Пашиняна.

«Но их не было ни в 2020-м, не вчера, и вряд ли что-то изменится к 18 февраля. Оппозиция продолжает играть в свою игру, но победы ее пока не видно, потому что ей нечего предложить людям, кроме бесперспективного реваншизма и общих слов», - резюмировал Петров.

Джафар Агададашев
Джафар Агададашев

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА