«Мой Баку находился в опасности, но я где-то был рад тому, что началась война» - КАК БАКИНЦЫ ВЕРНУЛИ «К ЖИЗНИ» ГРОЗУ «МЕССЕРШМИДТОВ» - ФОТО

16:00 28 Августа 2019
«Мой Баку находился в опасности, но я где-то был рад тому, что началась война» - КАК БАКИНЦЫ ВЕРНУЛИ «К ЖИЗНИ» ГРОЗУ «МЕССЕРШМИДТОВ» - ФОТО
1456

Первую часть можете прочитать здесь.

Часть вторая.

- Кое-как хожу с помощью ходунка, нога сломана в семи местах. Еду мне готовят, покупают лекарства. Не знаю, чтобы я делал без этих женщин. Всех троих я очень люблю. Часто шучу с ними, говорю, жаль, что мужья вам не разрешают и по ночам за мной ухаживать.

Сказал дядя Юра и рассмеялся в голос. Юрию Владимировичу Ермакову 97 лет, он коренной бакинец. Родился в 1923 году в городе Баку на улице Лебединского. Его дед был нефтяником, а отец государственным служащим.

22 июня 1941 года, когда началась война, Юре еще не исполнилось 18 лет. До достижения им призывного возраста оставался ровно один месяц и один день. Но, несмотря на это, как только он получил известие о начале войны, немедленно помчался в военный комиссариат Ворошиловского района (ныне Сабаильский район). Но там ему сказали придти через месяц.

- В тот момент я переживал смешанные чувства. Понимаешь, в детстве я мечтал стать военным летчиком, но образование у меня было всего-то 7 классов. Началась война, представляете, советские города подвергались бомбардировкам. Мой родной Баку тоже находился в опасности. Но для меня война стала возможностью осуществить детскую мечту, даже где-то я был этому рад.

Ровно через месяц Юра вновь стучался в двери комиссариата. Там, посмотрев на дату его рождения, попросили придти завтра, когда ему уже исполнится 18 лет, но молодой Юрий настаивал на своем.

Комиссар, видя упорство юноши, отправил его на медицинский осмотр. Пройдя все кабинеты врачей с заключением «здоров», Юра столкнулся с проблемой в кабинете офтальмолога. Обнаружилось, что в правом глазу у него имеется серьезный дефект, и управлять самолетом он не сможет.

- Тогда я почти, что сходил с ума. Как? Почему? Ведь один глаз у меня здоров. Врачи не подписали справку о состоянии здоровья. «Пилотом ты стать не сможешь, но для любой другой военной службы ты годен». Я снова стал настаивать на том, чтобы служить в

военно-воздушных силах, но вновь получил отказ. Я не мог сидеть на месте.

Каждый день, когда я слышал из уст Левитана последние новости о войне, не находил себе места. Фашисты приближались к Москве, почти дошли до Кавказа. Наконец, в октябре я снова прошел медицинский осмотр. Там мне сказали, что запишут меня в десантные войска, я готов был летать от радости.

Он начинает свою службу в городе Туапсе в 80-ом десантном батальоне как автоматчик.

- Да, не удивляйтесь. Тогда в батальоне мало кто имел при себе автомат, у большинства было ружье. А у немцев наоборот. Я всегда говорил, несмотря на некоторые положительные моменты, в целом, такого плохого, бессмысленного, нарушающего все права человека строя, как советский, еще не существовало. Людей просто бросали в мясорубку.

Наш батальон занял позиции в селе Куркино вблизи Туапсе. Я позже узнал, что герой Советского Союза Гафур Мамедов тоже воевал вблизи Туапсе и погиб, спасая своего командира. Я тоже там был ранен осколком в плечо. Меня отправили в военный госпиталь в Сухуми. Когда рана уже стала заживать, я заболел тифом и мое лечение, таким образом, продлилось.

В начале 1943 года Юрия Ермакова отправили в Баку, в 147-ую военную часть в Кешля.

- Я был безмерно счастлив, когда спустился с эшелона на Сабунчинском вокзале. Наконец я встречусь с мамой и сестрами. В то время мы жили напротив Кукольного театра. Перед домом меня встречали соседи, но мне они показались расстроенными. Я быстро побежал на второй этаж, держа в руках подарки, которые я приготовил для мамы и сестры. Я торопился быстрее им их вручить. Постучал в дверь, мне открыла сестра Зина. Мы крепко обнялись, я спросил, - где мама. Она снова меня обняла и расплакалась. Сказала, что нашей мамы больше нет. А наша сестра? Зинаида тихо ответила: «Ее унес тиф». Я так и остолбенел от этой новости, всего за какие- то полгода отсутствия потерять двух близких людей.

***

Отдохнув неделю, Юрий явился в Кешлинскую военную часть. Эта часть занималась в основном ремонтом самолетов и истребителей и являлась секретным заводом. Оказалось , что в трудовой книжке Юры было отмечено, что он часовщик, а завод в тот период очень нуждался в специалистах по точной механике. Дядя Юра говорит, что истребители, сбитые на фронте, доставлялись на Кешлинскую железнодорожную станцию под особой охраной, а потом переправлялись на территорию завода. После ремонта самолеты сдавались пилотам.

- Однажды к нам на завод доставили самолет дважды героя Советского Союза Дмитрия Глинки. Представьте, что прежде, чем он был сбит, он успел уничтожить 50 немецких «Мессершмидтов». Мы в короткое время восстановили этот самолет, он должен был отправиться на линию фронта. Он поднялся в воздух, но он улетел не сразу, а проделал в воздухе такие красивые трюки, как будто, благодарил нас. И потом исчез из виду. Тогда меня охватила тоска, а может и зависть. Ведь я тоже мог стать летчиком. (расстраивается).

О победе Ермаков узнал в Баку по тому самому громкоговорителю. Война осталась позади, пришло время начинать мирную жизнь.

- Веришь, я молодой парень, не знал, чем мне заняться. Опять взялся за старое, представь, пройти войну в 22 года, потерять своих близких. К этому возрасту я реально увидел и пережил столько, сколько мог бы пережить за целый век.

Однако, я продолжал все тот же образ жизни, дни напролет проводил с друзьями на бульваре, в чайхане. Мы гоняли футбол, занимались боксом. Все также плавали на паруснике и делали любительское фото.

Кстати, дядя Юра несколько раз становился чемпионом Баку по парусному спорту, он - мастер спорта по боксу , чемпион Баку. Также имеет спортивный разряд по плаванию, говорит, что море – это его хобби.

- До 90 лет не было дня, чтобы я не окунулся в море, летом, зимой, в любую погоду. За три года до этого, я ежедневно бегал. Сейчас чувствую, что уже не могу (расстраивается).

Спорт и развлечения – дело ясное, но надо было работать. И Юра, недолго думая, возвращается в артель, в часовую мастерскую. В то же самое время, у него появилось новое интересное хобби. Он стал сотрудничать с газетой «Молодежь Азербайджана», и где-то пару раз в месяц готовил для них фоторепортажи.

…Однажды вечером к нему неожиданно позвонил товарищ по имени Жора и пригласил его…

Продолжение следует.

Сабухи Мамедли
Сабухи Мамедли

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА