Мать шехида: “Когда я открыла гроб, меня словно обдали кипятком...” – 120 ДНЕЙ ПОИСКОВ - ФОТО

16:00 02 Февраля 2021
Мать шехида: “Когда я открыла гроб, меня словно обдали кипятком...” – 120 ДНЕЙ ПОИСКОВ - ФОТО
8183

- Я искала его ровно 4 месяца. Но найти не могла. Я обошла все места в течение этих 120 дней. Я молилась Богу, готова была на все, лишь бы его найти. Я пошла бы по домам, собрала бы деньги, чтобы принести жертвоприношение и раздать бедным.

Да. Она благодарит Бога за то, что нашла тело своего единственного сына. Мать шехида Турала Исаева – Гюльназ ханым.

Того самого Турала, который стал первым шехидом Отечественной войны из села Еникенд. Того самого Турала, который был последним шехидом, похороненным в этом селе. 14 сыновей этого села сражались в Отечественной войне, а шестеро стали шехидами.

***

В апреле Туралу должно было исполниться 29 лет. У него было обычное счастливое детство. Но он не смог им насладиться в полной мере. Когда ему было 10 лет, его отец трагически погиб. Мать Гюльназ с большими трудностями в одиночку вырастила сына и его младшую сестру.

По словам их близкого родственника Рустама, Турал был обычным сельским мальчишкой. Трудолюбивым, дружелюбным, ласковым. В вуз он документов не подавал. После окончания средней школы не торопился продолжить учебу. Через год он отправился на военную службу, после ее окончания вернулся домой. В селе Турал занимался посевом и уборкой урожая. Работал на стройке в Баку. Вся забота о матери и о семье лежала на его плечах. Спустя некоторое время он снова отправился на сверхсрочную военную службу, которая продлилась ровно 4 года. Он неоднократно получал награды за безупречную службу. Как в том известном фильме… «день, когда началась война»….

В тот день он позвонил матери. 27 сентября, утром…

- Он сказал: «Мама, береги себя. Все нормально». И больше ничего. Ах да, еще до звонка он отправил мне сообщение: «Мама, благослови». Он не сказал, что началась война. Он, в целом, никогда не рассказывал о службе, не любил об этом говорить. Но утром 27 числа весь Азербайджан узнал о том, что в Карабахе уже идут тяжелые бои. Что я тогда могла сделать, брат, только молиться.

Гюльназ ханым рассказала еще об одном интересном моменте. Оказалось, за день до начала войны, 26 числа Турал разговаривал со своей сестрой по телефону. Он сказал ей: «Нас отведут на свадьбу, завтра будет свадьба». Разумеется, сестра не поняла, о чем идет речь. Оказывается, свадьбой он назвал эту проклятую войну…

К боям он приступил в направлении Физули. Через два дня им позвонили: «Ваш сын стал шехидом, приезжайте за ним». Но…

Тело шехида вернулось домой только спустя 4 месяца. Где только они не побывали за эти месяцы? Они обошли все морги, больницы, но найти Турала не могли.

Рустам сообщил, что Турал погиб 27 вечером.

- Их было трое. Автомобиль с боеприпасами был подорван, все трое погибли.

Поиски Турала результатов не давали. По селу даже поползли слухи о том, что Турал попал в плен.

Гюльназ ханым рассказывает, что она неоднократно посещала больницу в Физули, где лечились раненые.

- Однажды я зашла в отделение с тяжелыми ожоговыми ранеными. У ребят были перевязаны лица и глаза, с первого взгляда невозможно было их разглядеть. Я сказала врачам, что по одному буду брать их за руку, кто пошевелится, значит, это Турал. Врачи меня не поняли, но я ответила им, что я – мать, Турал сразу меня узнает, когда почувствует мою руку, и скажет «мама».

Однажды в Еникенд пришло сообщение из Физули об одном бойце. Пока Исаевы добрались до Физули, их надежды не оправдались.

- Когда мы приехали туда, нам сказали, что родственники того солдата забрали тело. Я благодарила Аллаха за ту семью, слава Богу, они смогут похоронить своего сына – шехида.

В течение этого периода Гюльназ ханым также сдала анализ ДНК и с надеждой ждала, что ее сына найдут.

- Я была готова на все. В каком бы состоянии его не привезли домой. Я пообещала сделать жертвоприношение, собрала бы деньги по квартирам, купила бы барашка и раздала беднякам. Лишь бы он нашелся, и я смогла бы его похоронить, навещать его могилу.

Весть о смерти Турала дошла до села 31 января. Ко двору Исаевых стекали не только жители из села Еникенд, но и всей Сиязани.

- Когда я открыла гроб, меня словно обдали кипятком. Казалось, что он совсем недавно стал шехидом и его только что вынесли из поля боя и положили в гроб. От моего сына пахло землей. Землей и листвой. Когда его выносили из дома, мы принесли жертвоприношение. Я на месте возблагодарила Аллаха за то, что он услышал мои молитвы. Проклят тот, кто усомнится в тебе. Прими наше жертвоприношение, спасибо Тебе…

Тысячи людей проводили Исаева в последнее пристанище. Он вышел на хрупких, не согнутых плечах матери и тысяч своих односельчан….

***

Во дворе стоит недостроенный дом. Турал строил его для себя и для матери. Их свой дом старый. Он говорил, - мама, давай построим новый дом и переберемся туда. В этом старом доме больше жить невозможно.

- Я спрашивала у него, - сынок, ты уже взрослый, почему не женишься? Он в ответ улыбался, - эх, мама, знаешь, сколько стоят памперсы? Зачем мне жениться. Сам он вырос сиротой. Хорошо знал, что это такое. Возможно, у него было предчувствие. Нет, я ничего не знаю о том, была ли у него девушка. Не слышала об этом, может, сестре говорил что-то. Да и какой теперь в этом смысл…

Сабухи Мамедли
Сабухи Мамедли

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА