Агамали Мамедов: Подростки в виртуальном мире, или Почему они от нас убегают? - ИНТЕРВЬЮ

Агамали Мамедов: Подростки в виртуальном мире, или Почему они от нас убегают? - ИНТЕРВЬЮ
28 июня 2024
# 20:00

Привычная картина, которую можно наблюдать по вечерам в любой стандартной бакинской – и не только, семье представляет собой следующее: мама хлопочет на кухне под телесериал, папа в гостиной листает соцсети, а подросток в своей комнате в наушниках погружен в мир собственной виртуальной действительности. И каждый из проживающих в данном внешне благополучном и согласно нормативно-правовым актам сплоченном пространстве погружен в свой собственный мир, в котором ему комфортно и спокойно.

А потом неожиданно что-то происходит, и тишина лопается. Иногда с таким эффектом, что его отголоски слышны не только соседям, но и более широкой аудитории посредством криминальной хроники, пополняя статистику подростковых суицидов и бытовых убийств. Примеров тому можно приводить бесконечное множество, и почти во всех будут комментарии родственников и соседей о том, насколько это была культурная, тихая и спокойная семья.      

О пагубном влиянии информационных систем на психику подростков, симптомах интернет-зависимости и роли семьи в современном социуме Vesti.az побеседовал с нашим соотечественником, известным социологом, профессором, заведующим кафедрой социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Агамали Куламовичем Мамедовым.

Хотелось бы также добавить, что Агамали Куламович является автором 52 книг (с индексом Хирша (цитируемость) в elibrary - 44! – авт.) и 128 научных работ. Сегодня он параллельно ведет лекции в Бакинском филиале МГУ.

-  Значение семьи в жизни каждого из нас не вызывает никаких сомнений. Но мы живем во времена, когда семейные традиции равно с другими социальными институтами претерпевают большие изменения, и пока не очень ясно, к чему это все приведет…

- Считаю, что человечество еще не отрефлексировало и не «просчитало» тотальную урбанизацию массового переезда в города. А город, помимо, явных преимуществ в комфорте, таит в себе серьезные проблемы. Во-первых, это тотальная трансформация состава семьи: уменьшение числа семей с представителями всех трех поколений, уход или исключение из семьи взрослых детей и последующее увеличение числа престарелых одиночек. Во-вторых, снижение количества зарегистрированных браков, рост числа нерегистрируемых сожительств и незаконнорожденных детей, рост количества матерей-одиночек, масштабное распространение повторных брачных союзов, в которых либо один из родителей не обладает статусом родного родителя для детей, либо сосуществуют дети от настоящего брака и от предыдущих браков обоих супругов. В-третьих, превращение явления малодетности семей в массовое, что связано не только с влиянием различных аспектов европейской социальной этики, но и конкретных медиа нарративов, транслирующих малодетность как единственно возможную стратегию в условиях урбанизирующего социального пространства.

- То есть, семья в наши дни перестает быть социально значимым институтом, ответственным за воспроизводство поколений и за сохранение культуры, морали, традиций?

- Да, и к сожалению, все эти тенденции приобретают ныне системный характер. А традиционная семья в эпоху «быстрой истории» и «мерцающей реальности» не рассматривается обществом как стабильная константа. Ее структура и тип трансформируются, а важнейшие функции делегируются другим социальным институтам. Модернизация и урбанизация обусловили специализацию функций и институтов, направленных на поддержание уже существующих поколений, а не на воспроизводство новых. Также на первый план выдвигаются ценности индивидуализма, которые качественно усиливаются в сравнении с ценностями семейными.

- И я так понимаю, что не последнюю роль в этом играет цифровая информатизация общества, которая в последние 5-10 лет является основным фактором развития всех сфер?

- Совершенно незаметно, как бы исподволь информационно-телекоммуникационные технологии, Интернет не только вошли в нашу жизнь, но, по сути, подчинили нас. Сегодня мы не представляем себе, например, общение - ключевую коммуникационную практику, без сотового телефона. День начинаем с прочтения электронной почты и интернет-новостей, а семейный вечер немыслим без фонового сопровождения телевизора. Быстрое распространение новых информационных технологий становится маркером современности. И уже следует говорить об опасности Сети, о том, что киберзависимость приводит к потере привычных практик, делает людей неспособными к полноценному общению в реальной жизни.

- Но, согласитесь, что одновременно Интернет помогает многим избавиться от комплексов и одиночества: заводя виртуальные знакомства, можно поделиться проблемами, «скинуть» стресс или просто отвлечься «в игре», тем самым блокируя домашний скандал?

— Это не оспаривается, но в любом случае очевидным становится тот факт, что мир Интернета, настойчиво изменяя реальный мир, не только создает новые проблемы, но и вскрывает негативные факторы, которые стали «бичом» современного общества в целом и семьи в частности.

- Тогда давайте перейдем к одной из самых острых и вечных семейных проблем – конфликт «отцов и детей», которая, кстати, тоже попала под влияние информатизации.

- Думаю, здесь уже стоит говорить об интернет-зависимости, или «интернет-аддикции» - термин, кстати, был введен в 1996 году  в качестве шутки. Он обозначал поведение со сниженным уровнем самоконтроля при работе с компьютером и Интернетом. Диагностические критерии построены на основе признаков пристрастия к азартным играм - гэмблинг. Впоследствии интернет-зависимость стала пониматься сообществом как серьезный социально-психологический симптом, термин был актуализирован и получил следующие синонимы: интернет-поведенческая зависимость, нетаголизм, виртуальная аддикция, избыточное использование Интернета.

В настоящее время интернет-зависимость становится фактором, во многом определяющим не только проблематику взаимоотношений в современных семьях, но и поле современного развития института семьи.

- А есть данные, для каких стран характерен наибольший рост количества интернет-зависимых людей?

- Ситуация характерна сегодня для многих стран, в которых высок уровень распространения информационно-коммуникационных технологий. Так, по официальным данным в ЕС от интернет-зависимости страдает более 5% населения. В США— более 10%. И цифра эта продолжает увеличиваться. Особенно в возрастной категории от 13 до 17 лет, когда психика не только неустойчива и дискретна, но и некритически восприимчива ко всему новому. Статистика подросткового «неталогизма» удручает. Например, по данным корейских исследователей, среди старших школьников возможная интернет-аддикция регистрируется у 38% подростков.

- Тогда ответьте, пожалуйста, какую опасность таит в себе эта проблема?

- Интернет-зависимость — это не только зеркальное отражение современного развития информационных технологий. Проблема гораздо глубже. Синдром интернет-зависимости свидетельствует о серьезных проблемах подростка — депрессия, во многом латентная и неосознанная, коммуникационные проблемы и др. Все они так или иначе демонстрируют неспособность подростка самостоятельно справиться с последствиями различных форм стресса и дезадаптации в повседневной жизни. Заложенный генетически, но неиспользованный запас эмоционального напряжения и страстей подросток стремится разделить не с близкими людьми, а с анонимным и виртуальным другом.

Как афористично отрефлексировано в романе Индра Синхи: «киберпространство — это имя, которым мы наделяем человеческое воображение, когда получаем к нему доступ через модем».

- Есть конкретные симптомы, по которым можно распознать кибераддикцию?

- Современные исследователи выделяют до 5 симптомов аддикции: пристрастие к виртуальным знакомствам — избыточность знакомых и друзей в Сети; навязчивая потребность в Сети — игра в онлайновые азартные игры, постоянные покупки или участия в аукционах; информационная перегрузка — бесконечные путешествия по Сети, поиск информации по базам данных и поисковым сайтам; киберсексуальная зависимость — непреодолимое влечение к посещению порносайтов и занятию киберсексом; компьютерная зависимость — навязчивая игра в компьютерные игры.

- Сейчас очень много споров на тему существует ли принципиальное различие между творчеством посредством электронных коммуникаций, например, в литературе, музыке, живописи и «живыми» творениями?

- В виртуальном пространстве порождения воображений разных людей могут взаимодействовать между собой. Как справедливо замечает эксперт: «До недавнего времени мы были одиноки в своем воображении. С какой бы яркостью пьеса, фильм или книга не оживляли персонажей в наших умах, мы всегда образуем аудиторию, состоящую из одного. В киберпространстве впервые мы творим воображаемые миры, которые в самом деле могут быть совместными, в которых каждый из нас присутствует полностью, со всей мощью свободного и спонтанного действия. Нам больше не нужно следовать сценарию. Мы можем играть внутри воображения друг друга». Декларируется: «Когда ты участвуешь в ролевой игре, ты — персонаж. Сценария нет. Ты открываешь рот и удивляешься тому, что из него исходит. У твоего персонажа есть своя жизнь и свои друзья. Ты можешь не соглашаться с тем, что он вытворяет, но это уже не твое дело. Мы, кукловоды, носители масок, обязаны не вмешиваться, но нам нужно хорошо знать персонажей так же, как мы знаем себя… Большинство из нас знают себя весьма приблизительно».

В социологии не раз отмечалось, что созданные персонажи обладают достаточной самостоятельностью, своего рода отдельным и независимым существованием от воли их создателя. С другой стороны, можно наблюдать еще одно примечательное сходство — отождествление создателя с его Альтер-эго. Эти два вида отношений между автором и его персонажами, на первый взгляд, кажутся противоречащими друг другу. Тем не менее противоречие может быть разрешено, если мы примем во внимание тезис, что «большинство из нас знают себя весьма приблизительно».

В процессе создания воображаемых миров или участия в виртуальном мире, человек парадоксальным образом достигает самопознания через объективацию своего «я» (или его сторон) в персонаже, который  сам создает или в него играет (геймеризация практик). Поэтому создание виртуальной личности можно рассматривать одновременно и как творческий акт, и как путь к самопознанию, реализацию творческого потенциала. При этом в творении зачастую могут принимать участие несколько акторов: «Твой персонаж не является лишь твоим творением. Он создается и постоянно пересоздается тобой и твоим партнером совместно».

- Обязательным элементом в виртуальных взаимоотношениях является псевдоним. Что он собой представляет и чем отличается от литературного псевдонима?

— Это далеко не новое культурное явление, представляющее собой вымышленное или фиктивное имя, используемое вместо реального имени человека. Псевдоним может использоваться как для идентификации, так и для сокрытия идентичности, им часто пользовались революционеры, артисты, писатели и др. Одновременно, псевдоним рассматривается нами как попытка перенесения вины на иное, не связанное с конкретным актором: это иной творит. В Интернете применение такого рода имени как компонента идентификации используется в форме «имени пользователя» для подключения к сервисам или входа на сайты с ограниченным доступом. Для достижения определенной степени автономности и формирования полноценной виртуальной личности необходимо наличие собственной/вымышленной биографии, характерных личностных черт и произведений творчества, разветвленной системы связей.

- И в этом случае происходит двойственность между виртуальной личностью и ее создателем. Как это отражается на подростковой психике?

- Да, и эта двойственность проявляется в отождествлении личности с автором и стремлении оторваться, обособиться от создателя, вести независимое существование. А все это вкупе способствует росту интернет-зависимости как социального эскапизма: средство ухода от реальности, поиск альтернативных и, как правило, наиболее «легких» путей решения проблем.

Подростковая психика обладает повышенной чувствительностью и раздражительностью, беспокойным и легко возбудимым состоянием, а зачастую физическим и душевным недомоганием, которые актуализируются в драчливости и капризах. Подростки не удовлетворены собой, и это переносится ими на окружающий реальный мир. К этому приплюсовывается ряд новых влечений ко всему тайному, запретному, необычному. К тому, что выходит за пределы банальности, привычной и упорядоченной повседневной жизни. Ведь, как известно, непослушание и занятие чем-то запрещенным обладает в этот период особой притягательной силой.

- И в каком возрасте чаще всего возникает этот «безрадостный» период жизни подростка?

- В начале фазы пубертатного периода, которая, как правило, наблюдается у девочек в возрасте 11-13, у мальчиков — в период 14-16 лет. Именно на этот возраст приходится и наибольший процент перехода в виртуальные поля и интернет-аддикцию.

- Что становится первопричиной аддикций?

- Проблема аддикций в целом, и интернет-аддикций в частности, начинается в период, когда желание «прыжка» в виртуальный мир доминирует в сознании, представляется идеей-фикс. Связано это с тем, что реальный мир становится чужим в силу психологических аспектов, усиливается одиночество на фоне равнодушия взрослых, делая подростка непринятым и непонятым в его социуме. И именно в этот период велика вероятность того, что он с серьезными психологическими проблемами, не найдя понимания среди взрослых, видя их равнодушие или негативную (в его интерпретации) реакцию родных, может пойти по простому пути, избрав виртуальное общение как приоритетное. Но одновременно усугубив этим свои проблемы.

Типичная ситуация: подросток не умеет общаться, заводить друзей и испытывает непреодолимую робость в общении с представителями противоположного пола. Родители, в силу ряда причин, не могут его этому обучить. И тут на помощь приходит Сеть!! Место, где ему всегда рады, где легко можно найти единомышленников, друзей или, на худой конец, собеседников. Происходит процесс, во время которого подросток решает важные для себя проблемы самым доступным способом — посредством Интернета, который предоставляет ему «методы решения» его трудностей. И тогда WWW может стать настоящей паутиной, из которой очень нелегко вырваться.

- Опишите, пожалуйста, подробнее причины «ухода» подростка от реальности.

- Во-первых, виртуальный мир предоставляет собой возможность анонимных действий. Интернет притягивает тем, что создает иллюзорный мир, в котором подросток чувствует себя комфортней, чем в реальной жизни, так как, оставаясь анонимным, он свободно делится своими проблемами. Во-вторых, интерактивные компоненты сети обуславливают восприятие виртуального мира как зеркального отражения реального, «сближают» эти миры в сознании подростка, создавая иллюзию реальности виртуального пространства. Появляется иллюзия решения всех проблем «одним кликом». В-третьих, это создание альтернативных онлайн персонажей, в зависимости от настроения и желания самого подростка. Это помогает уйти от реального мира с его эмоциональными проблемами - стресс, депрессия, беспокойство, или же от простых жизненных сложностей. Мгновенное бегство в фантастический мир Интернета. Например, «хочу быть взрослым» — без проблем: создам себя 30-летним; «хочу быть сильным» — без проблем: стану рыцарем. Все это служит поддержкой для привыкания, за которой следуют психологические разногласия в реальном общении, трудность, а порой и невозможность в социальной идентификации и социальной адаптации.

- А что говорят о подростковой интернет-зависимости исследователи?

- Прежде всего, важным фактором интернет-зависимости, результатом неограниченного доступа к информации является «информационный вампиризм». Подросток «заглатывает» информацию, к которой получает доступ, но его сознание не способно анализировать ее и делать логические выводы, оценивать по критериям «хорошо» - «плохо». Во многом этому способствуют и подростковый нигилизм, и отсутствие традиционных ценностей, морали, которые кажутся подростку атавизмами. В результате, у него формируется навык «поглощения» любой информации, он легко может стать объектом для манипуляций, теряет способность к индивидуальному мышлению.

Исследователи отмечают, что причины аддикции, как правило, обусловлены низкой самооценкой, склонностью к депрессии, ощущением незащищенности, одиночеством подростка. Немаловажным является и то, что ситуация не понята или не принята в сетке «плюс» или «минус» близкими, которые не стремятся понять подростка, а «выдают» готовые, основанные на своем опыте решения.

В результате подросток переносит неприятие и непонимание ситуации на конкретные аспекты своей жизни. Он тяготится учебой, социальным окружением и стремится от них «уйти» в мир, где ему все понятно и приемлемо, в мир, в котором, наряду с «решением» проблем, он реализует и такие потребности, как поиск новизны, стремление к постоянной стимуляции чувств, эмоциональную привязанность, возможность выговориться, быть эмпатийно понятым, освободиться от острого переживания неприятностей в реальной жизни, получить поддержку и одобрение. Именно там, надо отметить, он получает и возможность ощутить себя «виртуозом» в применении компьютера для работы в Интернете, т.е. повысить самооценку, осознать свою собственную значимость.

- Сегодня, когда у школы и семьи не хватает ресурсов для полномасштабного контроля за подростками, многим родителям кажется, что компьютер решит все проблемы. Но как распознать у подростка интернет-зависимость?

- Как правило специалистами выделяются психологические и физические симптомы. К наиболее распространенным психологическим симптомам относятся следующие: скрытность и уединение — ребенок начинает лгать в реальной жизни, что может быть симптомом сокрытия своих виртуальных отношений. В первую очередь, это выражается в попытках организовать секретность вокруг компьютера и информации; игнорирование домашних забот, школьных обязанностей: с возрастанием времени, проведенного онлайн, время, отведенное на выполнение домашних обязанностей, уменьшается, и они часто остаются невыполненными. Здесь необходимо помнить, что интернет-технологии сегодня во многом «облегчили» выполнение домашних заданий, а следовательно, сделанные уроки — это не факт того, что подросток самостоятельно подготовился к ним; изменения в характере — у интернет-зависимых наблюдаются заметные отличия в настроении, поведении по сравнению с поведением до тотального пристрастия к Сети. Для подростков, с аддиктивным поведением , воспитательные разговоры будут казаться не только и не столько досадной помехой, сколько стремлением взрослых влезть в их , как замечают исследователи, «индивидуальный, заботливо построенный, идеальный мир», вернуть в среду, враждебную и непонятную им; потеря интереса к жизни — интернет-зависимый подросток неожиданно теряет интерес к прежним увлечениям, друзьям, родным;    общее безразличие к семейным отношениям — подростки просто не хотят участвовать в семейной жизни, предпочитая ей Интернет.

К физическим симптомам интернет-зависимости исследователи относят следующие: изменения в режиме — часто подростки отправляются в постель уже утром, или наоборот, встают на несколько часов раньше, чтобы обменяться письмами с интернет-друзьями, практически все свободное время проводят в сети Интернет;  синдром карпального канала — туннельное поражение нервных стволов руки, связанное с длительным перенапряжением мышц; сухость в глазах, нервный тик; головные боли по типу мигрени; боли в спине, в ногах; нерегулярное питание, пропуск приемов пищи;  пренебрежение личной гигиеной.

Знание этих симптомов, несомненно, поможет вовремя заметить проблему. Также необходимо помнить, что семьи со сложностями во внутренней коммуникации наиболее часто подвержены риску, что их дети превратятся в интернет-зависимых.

- Остается только спросить: что может предотвратить переход ребенка в виртуальный мир, как спасти его от него?

- Главным оружием в этой ситуации становится восстановление доверия и теплой обстановки в семье, создание альтернативы, адекватно воспринимаемой подростком. Это, безусловно, трудно, так как требует от взрослых, терпения, самоотдачи, самооценки своих поступков, своего поведения. Иногда складывается, ощущение, и не только у меня, что ребенку остро не хватает мудрых бабушек и дедушек. Подросток будет воспринимать альтернативу лишь в том случае, если поверит в искренность намерений старшего поколения, если его интересы станут общими в семье. Необходимо понимать, что интернет-зависимость — это следствие семейных проблем, одно из средств, с помощью которого подросток «уходит» в более комфортные социо-психологические условия. Именно традиционный семейный уклад, с его радостями, любовью и взаимопониманием может стать адекватной альтернативой «ухода» подростков из реального мира.

- Спасибо за беседу.

# 12594
avatar

Алена Мясникова

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#