«Понял, что меня окружают не живые люди, а мертвецы» - ПИЛОТ ЗУЛЬФУГАРОВ О СТРАШНОМ ПОЛЕТЕ В ХОДЖАЛЫ - ФОТО - ВИДЕО

20:00 26 Февраля 2020
«Понял, что меня окружают не живые люди, а мертвецы» - ПИЛОТ ЗУЛЬФУГАРОВ О СТРАШНОМ ПОЛЕТЕ В ХОДЖАЛЫ - ФОТО - ВИДЕО

Сегодня азербайджанский народ отмечает очередную годовщину Ходжалинского геноцида. Со дня этой трагедии прошло 28 лет.

Напомним, что в ночь с 25 на 26 февраля 1992 года армянские вооруженные формирования учинили геноцид против азербайджанцев в городе Ходжалы. В результате этого были убиты 613 человек, включая 70 стариков, 63 детей, 106 женщин. Кроме того, 8 семей были полностью уничтожены, 25 детей потеряли обоих родителей, 130 – одного из них. От вражеских пуль пострадали 487 человек, в том числе 76 детей. В плен были взяты 1275 азербайджанцев. Судьба 150 из плененных, включая 68 женщин и 26 детей, до сих пор неизвестна.

Одним из очевидцев Ходжалинского геноцида был пилот гражданского вертолета МИ-8 Бахлул Зульфугаров. Узнав желание ИА Vesti.Az написать о трагедии, он с удовольствием согласился рассказать «Историю одного дня».

Справка: Зульфугаров Бахлул Сабир оглу родился в 1957 году в семье учителя и врача. Их было пять детей (три сестры и два брата). В 1974 году он успешно окончил школу №220, расположенную в Низаминском районе города Баку. В этом же году поступил в Сасовское летное училище гражданской авиации. Занимался боксом, но бросил его из-за учебы. Успешно окончив училище в 1976 году по специальности «Второй пилот» самолета Ан-2 (сельскохозяйственные самолеты), был направлен в Евлахский объединенный авиаотряд Азербайджанского управления гражданской авиации. В 1981 году был назначен командиром экипажа самолета Ан-2, а в 1984 году – переведен в Забратский объединенный авиаотряд (Azalaero) на должность второго пилота вертолета МИ-8. В 1989 году Б. Зульфугаров был назначен командиром экипажа МИ-8, 1990 году – заместителем командира эскадрильи по летной подготовке, 1991 году – командиром эскадрильи вертолетов МИ-8. В июне 1992 года добровольно ушел в Военно-воздушные силы Азербайджана. В 1993 году был назначен командиром полка Учебно-тренировочного центра №843. Далее был старшим летчиком-инспектором Министерства обороны Азербайджана. В 1996 году после окончания боевых действий вернулся в Azalaero на должность командира экипажа МИ-8. Затем работал с иностранцами на вертолетах Sikorsky S-76, Super Puma и их модификациями. С декабря 2019 года благополучно ушел на пенсию.

«29 февраля 1992 года, будучи на должности командира эскадрильи МИ-8 авиакомпании Azalaero в Забрате, я сидел у себя в кабинете. Мне позвонил военный летчик, базировавшийся в то время в поселке, и сообщил, что они вылетают в село Новрузлу Агдамского района и им нужен поисково-спасательный вертолет МИ-8. Мы часто выполняли совместные полеты, поэтому возражений с моей стороны не последовало. Военные разместились на трех вертолетах. Мой экипаж состоял из трех человек: командиром был я, Рафиг Салимов - пилот-стажер и Наиль Бикчемиров – бортинженер», - начал свое повествование Б. Зульфугаров.

Через некоторое время после прибытия в Агдамский район к нашему гостю подошел командир военного экипажа Сергей Туаев (позже армяне убили его в Ставрополе) и сказал, что нужно лететь в село Умудлу Агдаринского района. По его словам, вчера вечером оттуда были эвакуированы местные жители. Остались лишь отряды самообороны. Аксакалы населенного пункта просят привезти их. С. Туаев заверил, что военные вертолеты будут прикрывать гражданскую вертушку со всех сторон.

«На следующий день, сопровождаемый тремя боевыми вертолетами МИ-24 (по бокам и сверху), мы благополучно прилетели в Умудлу. Я произвел посадку, а военные вертолеты продолжали прикрывать меня, кружа в воздухе. На борту был спецназ, возглавляемый командиром Виктором Мудраком. В результате поисков не было обнаружено ни одного человека. Я доложил об этом. Мы вернулись в Агдам. Агсаккалы не поверили, заявив, что мы якобы не долетели до населенного пункта. Начались споры. Решили, что еще раз отправимся в село и возьмем с собой кого-нибудь из их представителей. А может, на самом деле, отряд спрятался от нас, думая, что прилетели армяне. Обыскав все село, аксакалы убедились, что в Умудлу никого не осталось. Обратно нас ждала дорога в Новрузлу», - сказал очевидец.

Заправив вертолеты топливом в селе Новрузлу, Б. Зульфугаров вместе со своим экипажем готовился вылететь в Баку. Но его планы нарушил Закир Юсифов (после смерти ему дали звание национального героя), с которым он учился в летном училище.

«Закир сказал, что надо лететь в сторону населенного пункта Шелли Агдамского района. При этом я должен был четко следовать командам военных. Вот мы летим в село. Мой вертолет вновь взяли в замок три военные вертушки. Туаев сказал, чтобы я летел ниже. Еще чуть-чуть и колеса коснутся земли. Я понятия не имел, что вообще происходит. Вот, наконец, Шелли. Осталось «перепрыгнуть» холм и внизу Аскеранское ущелье. Туаев приказал лететь туда и садиться. Когда я перелетел холм, то на возвышенности увидел много людей. Даже подумал, почему они здесь собрались. Нашел холмик, мы его еще называем «пупок», и посадил вертолет. Было тяжело, так как местность горная, много неровностей и концентрация внимания должна была быть максимальной. И тут Туаев приказывает поменять место, так как снизу меня было видно. Именно в этот момент, оглянувшись, я понял, что меня окружают не живые люди, а мертвецы. Ими был усеян весь склон. Долго не думая, я поменял место. Через некоторое время на тот самый «пупок» сел военная вертушка. Из нее вышел Чингиз Мустафаев с камерой. Тогда я не знал, кто он такой. Наш спецназ, состоящий из 6 человек, вместе с Мустафаевым побежали вниз. Видимо, силы самообороны находились в Шелли. Как вдруг армяне начали обстреливать холм. Военные вертолеты отстреливались, защищая меня. Слышу, как Закир кричит, чтобы я улетал. И в этот момент снаряд ударил так, что машина содрогнулась. Как назло пушки заклинило (две спаренные 30 мм). Их надо было отремонтировать. А для этого необходимо было вернуться в Агдам. На борт моей вертушки спецназ погрузил 6 трупов. Я улетел в Умудлу, чтобы потом вновь вернуться», - пояснил наш собеседник.

Возвращаясь на базу, Б. Зульфугаров не знал, что его ждет. Увидев вертолет, местные жители подбежали и, заметив трупы вместо живых, начали кричать и обвинять экипаж в том, что «отвезли живых, а привезли мертвых». Дело дошло до «рукопашного боя». Пришлось вызвать полицию. Кое-как ситуацию разрулили, объяснив бунтовщикам, что военному экипажу необходимо решить проблему с пушками.

«Когда осмотрели пушки, выяснилось, что снаряды не авиационные, а от БМП-2. Внешне они не отличаются, но у каждого снаряда есть свой баёк. На вертушке он электрический (как мне потом объяснили), а на БМП-2 – механический. Вскоре неполадки были устранены. Ко мне вновь подошел Закир и спросил, полечу ли я с ними в Шелли. Ни минуты не колеблясь, я согласился. Однако в этот раз чувствовал дрожь в коленях. Внешне старался быть невозмутимым, чтобы экипаж не впал в панику. Где-то я понимал, что, возможно, уже не вернемся обратно. Кстати, военные вертолеты не летают по одной линии в одну и ту же точку дважды. А все потому, что враг, заслышав звук пропеллеров, уже знает, с какой стороны ждать их. Но тогда я был гражданским летчиком и не знал всех этих тонкостей. «Перемахнув» холм во второй раз, долго не мог найти место для посадки. Сделав полный круг, мне удалось все же сесть на одно левое колесо, остальные два висели в воздухе. Пока не сел Чингиз Мустафаев и не погрузили погибшего ребенка, я держал вертолет в таком положении. А в это время военные продолжали отстреливаться. Один из командиров заметил, что вражеский солдат побежал и спрятался в трубу. Выпущенный в то место снаряд попал прямо в цель. Мы благополучно долетели до Новрузлу», - сказал он.

В селе Новрузлу Б. Зульфугаров связался с Забратом, сообщив, что больше никаких полетов не намечается. Был дан приказ вернуться обратно. На базе экипаж ждала еще одна неприятная новость. Оказалось, что во время учебно-тренировочного полета один вертолетов МИ-8 упал в озеро, расположенное на территории поселка Новханы. Погибли три человека: Явер Алиев, Сергей Сенюшкин и Фазаиль Байрамов, которым в дальнейшем дали звание национального героя посмертно.

«Я еле вынес тот ужас, с которым столкнулся в Ходжалы. После этого страшного дня я не ел целую неделю, сильно похудел. Чтобы прийти в себя, нужно было выпить не рюмку водки, а целый стакан», - заключил пилот.

Нармина Джавид
Нармина Джавид

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА