Новое решение Совета ЕС: Политика «Восточного партнерства» после 2020 года - АНАЛИТИКА

14:54 14 Мая 2020
Новое решение Совета ЕС: Политика «Восточного партнерства» после 2020 года - АНАЛИТИКА
2284

11 мая 2020 года было опубликовано итоговое решение Совета Европейского союза (ЕС) в связи с политикой «Восточного партнерства» после 2020 года.

Напомним, что инициатива «Восточного партнерства» ЕС была выдвинута Польшей и Швецией на семинаре в Праге в мае 2009 года. Инициатива «Восточного партнерства» в рамках европейской политики соседства предполагает усиление и продолжение в многостороннем формате двустороннего сотрудничества именуемыми «Восточными партнерами» - Азербайджана, Грузии, Армении, Украины, Беларуси и Молдовы со странами ЕС.

Новые соглашения о сотрудничестве в сфере глубокой и всесторонней свободной торговли в рамках «Восточного партнерства», предусматривают программы, финансируемые ЕС, «пакты мобильности и безопасности», безвизовое путешествие, доступ к рынку труда ЕС, соответствие с законодательством и стандартами ЕС и т. д.

Интересно, что, когда заходят разговоры об усилении кризиса внутри Европейского Союза, где пандемия коронавируса оставила достаточно глубокий след, в данный период внимание Брюсселя к постсоветским странам приобретает особое значение. Таким образом, ЕС утвердил выводы о политике в отношении стран «Восточного партнерства» на период после 2020 года, подтвердив стратегическую важность этой политики и приверженность созданию совместной зоны общей демократии, процветания и стабильности. Совет приветствует значительные успехи «Восточного партнерства», и подтверждает свой подход, основанный на стимулировании и условиях, как средство поощрения стран «Восточного партнерства» к продолжению реформ и наращиванию усилий в этом направлении. Совет подтверждает, что нынешняя политическая основа, включая «20 результатов к 2020 году», является действующей и приносит ощутимые плоды и пользу гражданам стран «Восточного партнерства».

Один из интересных аспектов документа заключается в том, что ЕС, в отличие от предыдущих заявлений и программ, в этот раз определяя цели общего пространства во имя всеобщего процветания, демократии и стабильности, не использовал слово «безопасность».

Как пишет издание DW, причина связана с политикой осторожного сближения с Россией, проводимой с 2019 года французским лидером Макроном. Так, в последнее время Германия и Франция избегают использования термина «безопасность» в рамках сотрудничества со странами «Восточного партнерства», дабы не вызвать недовольство России. Другой интересный момент заключается в том, что в этом решении ЕС нашел отражение вопрос «Европейской перспективы», на котором долгое время настаивали Киев и Тбилиси. Так, обсуждая концепцию нового обзора, отмечается, что между странами ЕС ведутся жаркие дебаты по вопросам «Европейских перспектив» и «Европейских выборов» стран «Восточного партнерства».

Наконец, в заключении вспомнив в новом решении о декларации саммита 2017 года с этими странами, ЕС пошел на компромисс с Украиной, Молдовой и Грузией, и принял «Европейскую перспективу» и «Европейский выбор». Кишинев и Киев, особенно Тбилиси, которые однозначно выбирают курс евроинтеграции, в этом контексте даже не боятся риска уступить определенную часть особенностей своей национальной государственности. Что касается Брюсселя, то намерение ЕС (на самом деле США и Польши) максимально развивать отношения с Киевом и Тбилиси вполне понятно. Но между Брюсселем, Киевом и Тбилиси есть разногласия по поводу максимального сотрудничества. Несмотря на то, что Киев и Тбилиси хотят видеть НАТО своей военно-политической, а Евросоюз – экономической и политической опорой, перспектива принятия этих стран в данные организации в ближайшем будущем почти равна нулю. Основной причиной этого является отсутствие позитивного подхода Германии и Франции, а в последнее время и Нидерландов и Италии к вопросу расширения Союза.

Принятая по итогам брюссельского саммита 2017 года программа «20 задач до 2020 года» уже позади. Ожидается принятие очередной программы после нового саммита «Восточного партнерства», который планируется провести летом. Естественно, главным желанием ЕС является продолжение реформ в этих 6 странах.

Среди вопросов, которым в этот раз будет уделено особое внимание – верховенство закона, защита прав человека, независимые суды, эффективная борьба с коррупцией. В пункте 18 итогового решения содержатся положения, касающиеся рассмотрения возможности начала переговоров по либерализации визового режима между странами «Восточного партнерства» и ЕС. Отмечается, что в случае обеспечения хорошо управляемых и безопасных условий мобильности и выполнения существующих соглашений по упрощению визового режима и реадмиссии на удовлетворительном уровне может быть рассмотрен вопрос о начале диалога по соглашениям о либерализации визового режима.

Для Азербайджана особую важность представляют пункты Решения по урегулированию конфликта. Так, среди общих обязательств (shared commitment), определяющих основы деятельности пространства Восточного партнерства, Совет ЕС подтверждает общие обязательства ЕС, включая, как это и указано в «принципах Хельсинкского итогового акта и Парижского Устава ОБСЕ, территориальную целостность, независимость и суверенитет, уважение к правилам, основанным на международном порядке, международном праве, а также к фундаментальным ценностям, правам и фундаментальным свободам всех людей, в том числе представителей меньшинств, демократию, верховенство закона, хорошее управление, гендерное равенство, устойчивое развитие и рыночную экономику».

Как видно, в этом пункте итогового решения Совет ЕС вновь подчеркивает принципы, представляющие особую важность для Азербайджана. Интересно, что в отличие от предыдущих документов, Совет ЕС впервые в своем документе оценивает принципы территориальной целостности, независимости и суверенитета, правила, опирающиеся на международный порядок и международное право, как «общие обязательства» и указывает их в одном списке с «фундаментальными ценностями», являющимися стратегическими для ЕС.

В 17-м пункте итогового решения вновь затронута тема военных конфликтов, отмечена важность социально-экономического развития, урегулирования военных конфликтов для сотрудничества, создания доверия и добрососедских отношений. В этом пункте Совет выражает глубокую обеспокоенность продолжающимся нарушением норм международного права в некоторых странах региона Восточного партнерства, заявляет о поддержке мирного урегулирования конфликтов путем переговоров, предотвращения конфликтов, создания доверия и согласованных форматов переговоров.

Указанный призыв Совета ЕС в итоговом документе выражает поддержку этим институтом нынешнего формата переговоров по армяно-азербайджанскому нагорно-карабахскому конфликту в рамках Минской группы ОБСЕ и подчеркивает очередную неудачу политики Армении в связи с вмешательством сепаратистов в переговорный процесс.

В то же время, признание в Решении правил, основанных на принципах территориальной целостности, независимости и суверенитета, международного порядка и права, в качестве «общего обязательства» означает крах заявлений о самоопределении народов (хотя этот принцип ООН уже не имеет ничего общего с глупыми оправданиями армян) в призме конфликтов в странах ВП, в том числе карабахского конфликта.

Этот документ в очередной раз доказывает неприкосновенность территориальной целостности государств, верховенство суверенных и конституционных прав центральной власти. Другой важный для Азербайджана вопрос относится к V пункту документа. Здесь отмечается, что «Совет приветствует прогресс в продолжающихся переговорах между ЕС и Азербайджаном в связи с новым рамочным Соглашением». Это следует расценивать как победу правильной политики, проводимой официальным Баку в эти годы. В переговорном процессе с 2017 года Баку, в отличие от всех стран ВП, настаивал на согласовании равноправия и взаимных интересов в документе, который предстояло подписать с ЕС.

Именно поэтому официальный Баку, в отличие от некоторых стран Восточного партнерства, выступающих с принципами «черное-белое», «мы – они», «кто не с нами, тот против нас», не предпринял абсурдных шагов и не намерен предпринимать их. Потому что главным геополитическим принципом Азербайджана является всестороннее плодотворное сотрудничество и не использование его против третьей стороны. Кроме того, Азербайджан уже несколько лет привержен включению в экономические вопросы будущих договоров нюансов, отражающих взаимные экономические интересы, а не подход «старший и младший».

Другой важный момент, отвечающий интересам Азербайджана, заключается в том, что в пункте 12 итогового решения Совет подчеркивает, что поддержка открытых и доверенных связей, основанных на пропаганде качественной инфраструктуры с точки зрения транспорта, энергетики и цифровых технологий является важным элементом экономического развития, региональной интеграции, торговли и мобильности как для ЕС, так и для стран ВП.

Указанное выражение должно быть принято во внимание в контексте поддержки ЕС приоритетных проектов в сфере обеспечения энергетической безопасности Союза, в том числе, как указано в правилах ЕС в связи с приоритетными коридорами № 2020/389 от 11 марта 2020 года, Южного газового коридора, международных связей Азербайджанской Республики по ряду направлений в мире, обеспечения деятельности логистической транспортно-транзитной сети.

Таким образом, принятое ЕС новое Решение еще раз подтвердило, насколько дальновидным дипломатом является Президент Азербайджана.

Заур Мамедов

Старший преподаватель Академии государственного управления при Президенте Азербайджанской Республики

Председатель Бакинского клуба политологов

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА