«Куда так часто ездят нынешние президент и премьер-министр Армении?»

10:16 27 Мая 2019
«Куда так часто ездят нынешние президент и премьер-министр Армении?»
1934

Глава МИД Азербайджана Эльмар Мамедъяров дал обширное интервью российской газете «Коммерсант».

Vesti.Az представляет данное интервью своим читателям.

— С момента смены власти в Армении прошел год. Оправдались ли ожидания Баку, что правительство Никола Пашиняна будет более конструктивно подходить к вопросу Нагорного Карабаха?

— Прежде всего хотел бы отметить, что предыдущие правительства Армении всячески пытались уклоняться от выполнения своих непосредственных международных обязательств. Будучи членом ООН, Армения также связана положениями устава этой глобальной организации, нормами и принципами международного права. Наряду с этими общими универсальными рамками, диктующими в том числе недопустимость применения силы для захвата территории, уважение территориальной целостности и нерушимости государственных границ, разрешение международных споров мирными средствами и так далее, есть и известные четыре резолюции Совета Безопасности ООН, принятые в 1993 году непосредственно по поводу оккупации территорий Азербайджана. Как известно, все вышеперечисленные принципы и резолюции Совбеза ООН не имеют срока давности и носят императивный характер, то есть они должны быть соблюдены. Увы, на протяжении долгих лет руководство Республики Армения не проявляло доброй политической воли по исполнению этих однозначных требований международного сообщества, что в конечном счете обусловило изоляцию Еревана от широкомасштабного регионального сотрудничества, стагнацию и глубокий социально-политический кризис. Итогом стали упомянутые вами события, приведшие к власти правительство Никола Пашиняна.

Конечно, мы в Азербайджане возлагаем определенные надежды на здравомыслие нового руководства соседней страны, осознание им того, что без урегулирования отношений с Азербайджаном, без интеграции в широкомасштабное региональное сотрудничество невозможно вывести Армению из того тупика, в который она сама себя загнала, проводя политику агрессии и оккупации. Со своей стороны мы дали определенную временную паузу, чтобы новое политическое руководство Армении ознакомилось с деталями переговорного процесса. Этот переходный этап завершен, переговоры возобновились как на уровне лидеров двух стран, так и на уровне глав внешнеполитических ведомств. Так, в этом году при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ (России, Франции и США.— “Ъ”) я уже дважды встречался со своим армянским коллегой (Зограбом Мнацаканяном.— “Ъ”) — в январе в Париже и в апреле в Москве, где наша встреча прошла в трехстороннем формате, с участием министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Диалог идет в существующем формате по имеющейся повестке, что вселяет определенный оптимизм.

Вместе с тем зачастую практически параллельно со встречами в рамках переговорного процесса с армянской стороны звучат весьма неоднозначные и бросающие тень на всю конструкцию политического урегулирования заявления. К сожалению, они носят далеко не единичный характер. Это, конечно же, вызывает тревогу.

Так что, могу сказать, прошедший год выдался весьма насыщенным и противоречивым. Сейчас же мы нуждаемся прежде всего в демонстрации политической воли со стороны руководства Республики Армения, чтобы продвигать переговорный процесс.

— Недавно в Париже вы договорились со своим армянским коллегой налаживать гуманитарные связи — организовать взаимные поездки журналистов и родственников заключенных. Как идет реализация этих договоренностей?

— Азербайджан неоднократно предлагал осуществить обмен лицами, удерживаемыми с обеих сторон, по принципу «всех на всех». Обмен удерживаемыми лицами и военнопленными по принципу «всех на всех» общепринят в мировой практике и поддерживается, в частности, странами—сопредседателями Минской группы ОБСЕ.

Убеждены, что это может создать более благоприятный эмоциональный фон для дальнейшего прогресса переговоров и подготовки обществ обеих стран к миру.

Что же касается осуществления реальных поездок, то здесь прежде всего необходимо работать в направлении конкретных, можно сказать выверенных предложений, при понимании того, насколько это чувствительная тема для двух обществ, то есть, иными словами, работать на пользу миру, а не во вред.

— В Ереване мне приходилось слышать, что точкой перелома, с которой началось сползание к конфликту 2016 года в Нагорном Карабахе, стало награждение в 2012 году Рамиля Сафарова (азербайджанского военного, убившего в 2004 году армянского офицера Гургена Маргаряна, и ставшего героем на родине). Как вы это прокомментируете?

— По нашему глубокому убеждению, которое, кстати, разделяется практически всем международным сообществом, чему свидетельством являются многочисленные резолюции и решения, принятые многими международными организациями, основой проблемы — с точками перелома или без — стали осуществленные армянской стороной акты агрессии, оккупации территорий Азербайджана и проведения там сплошных этнических чисток азербайджанского населения, включая чудовищный акт геноцида, совершенного (в 1992 году.— “Ъ”) в Ходжалы в Нагорном Карабахе, когда армянские военные уничтожили мирное население этого городка только за то, что они были азербайджанцами.

Что же касается событий апреля 2016 года, то они стали самым наглядным свидетельством того, что существующий ныне статус-кво, основанный на оккупации земель Азербайджана, сопровождавшейся, как я уже говорил, жестокими этническими чистками, таит в себе огромные риски и в любой момент может привести к вооруженной эскалации существующего конфликта.

То есть причина всех проблем, в том числе и нарушений режима прекращения огня, чреватых рисками возобновления войны, заключается именно в продолжении незаконного пребывания оккупационных сил Республики Армения на захваченных и насильственно удерживаемых ими территориях Азербайджанской Республики, куда ввиду этого не могут вернуться сотни тысяч азербайджанских вынужденных переселенцев, в том числе и семья Рамиля Сафарова, изгнанная из Джебраильского района.

— В экспертной среде есть мнение, что обсуждение таких вопросов, как возврат территорий, будущий статус Нагорного Карабаха и возвращение беженцев, попросту бессмысленно в нынешней атмосфере и потому их следует отложить и заняться восстановлением взаимного доверия.

— Думаю, как раз наоборот. Как мы можем восстановить взаимное доверие при наличии такого количества лиц, изгнанных из родных городов и сел? Любые попытки восстановить доверие, не подкрепленные реальными шагами в переговорном процессе и демонстрацией явной политической воли к урегулированию конфликта, устранению его тяжелых последствий, заведомо обречены на провал. Поэтому мы должны действовать именно в направлении пошагового урегулирования, началом которого должен послужить вывод оккупационных сил с территорий Азербайджана с последующим возвращением туда вынужденных переселенцев. Именно это и создаст осязаемые условия для построения доверия.

Чтобы доверять друг другу, по крайней мере, необходимо находиться в постоянном контакте. Так, например, азербайджанская община Нагорно-Карабахского региона Азербайджанской Республики готова вернуться к покинутым очагам и совместно с армянской общиной региона налаживать контакты, восстанавливать доверие и возвращать мир.

— Аргументируя необходимость включения властей самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республики в переговорный формат, ваш армянский коллега заявил, что они не подчиняются Еревану, то есть Ереван не сможет навязать им гипотетическое решение, которого вы и Зограб Мнацаканян можете достичь на переговорах. Что можете ответить на такой аргумент?

— А вы не спрашивали в Ереване, где проходят срочную службу сыновья некоторых представителей высшего политического руководства Республики Армения? Куда так часто ездят нынешние президент и премьер-министр этой страны? За счет чьих налогоплательщиков в основной массе формируется бюджет упомянутого вами марионеточного образования?

Все довольно просто — визави Республики Армения как стороны конфликта выступает Азербайджанская Республика. Этот формат утвержден решением совета министров Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 24 марта 1992 года. Таковы реалии. Все остальное — либо домыслы, либо попытки затянуть процесс урегулирования под надуманным предлогом.

— Никол Пашинян недавно заявил, что не намерен ни затягивать, ни тормозить переговорный процесс. А что на этот счет думаете вы?

— Мы можем только поддерживать такой подход. Азербайджан — сторона, однозначно заинтересованная в скорейшем урегулировании конфликта. И до сих пор мы продолжаем связывать свои надежды именно с его урегулированием путем переговоров.

Думаю, что и армянская сторона должна быть заинтересована в этом. Ведь затягивание конфликта принесло неисчислимые человеческие страдания и народу Армении. Захват территорий Азербайджана и их продолжающаяся оккупация на протяжении всех этих лет не принесли Армении никаких осязаемых дивидендов. Зато это привело к росту уровня бедности, безработицы, оттоку населения из страны и прочим проявлениям кризиса. Как говорится, политик думает о выборах, а государственный лидер — о последующих поколениях.

Если армянская сторона преследует цели урегулирования конфликта, то ей следует более однозначно и без лишних проволочек продемонстрировать политическую волю и практические шаги в этом направлении. Мы, со своей стороны, будем всячески приветствовать подобный подход, который следует не только декларировать, но и претворять в жизнь.

Vesti.az

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА