«Как быть Баку в этой ситуации с карабахской проблемой, говорить вслух не имею права, но…» - ULTIMA RATIO REGUM

19:40 05 Октября 2019
«Как быть Баку в этой ситуации с карабахской проблемой, говорить вслух не имею права, но…» - ULTIMA RATIO REGUM
7182

Интервью Vesti.az с известным российским политическим аналитиком и историком Олегом Кузнецовым.

- Как Вы оцениваете тот факт, что президент России во время визита в Ереван демонстративно встретился с супругой Кочаряна, прежде чем с руководством Армении? Что означает данный жест?

- Я бы не был столь категоричен в оценке данного события. Более того, я уверен, что с премьером Пашиняном президент Путин встретился гораздо раньше, чем с женой находящегося под арестом экс-президента Кочаряна, которого накануне визита российского лидера в Ереване вывезли из городского СИЗО куда подальше на окраину страны, чтобы гарантированно избежать его посещения Путиным в месте содержания.

Дело в том, что по дипломатическому протоколу в аэропорту главу иностранного государства должен встречать равное ему по статусу должностное лицо страны, принимающий визит. Поэтому общения с Пашиняном у трапа самолета Путин точно никак не мог избежать.

Когда глава государства приезжает на рабочую встречу со своими коллегами в рамках какой-то международной организации, а в Ереване, как известно, проходил саммит ЕЭАС, то за рамками официальных мероприятий он предоставлен самому себе, может самостоятельно определять свой распорядок дня и встречи с официальными или частными лицами.

Встретиться с супругой экс-президента Кочаряна он мог только рано утром, накануне заседания Совета глав государств ЕЭАС, но данный факт совершенно не означает того, что это был демонстративный жест, чтобы как-то унизить армянского премьера Пашиняна. В противном случае он тогда бы автоматически унизил и всех остальных своих коллег их Беларуси, Казахстана и Киргизстана, а такого намерения уж точно не могло быть. Так что я не стал бы раздувать из мухи слона и выдавать желаемое за действительное.

- Насколько могут оправдаться надежды стран-членов организации на то, что Иран тоже изъявил желание подключиться в ряды ЕАЭС?

- Я не думаю, что страны-участницы ЕАЭС будут сейчас в восторге от такой возможности, так как подобный шаг предоставит возможность США и их политико-экономическим партнерам распространить санкции против Ирана на всех участников этой организации.

Безусловно, этот шаг сплотит их в единый экономический блок, но одновременно с этим ограничит их коллективный доступ к международным рынкам. Иран сегодня - это токсичный актив, с какой бы точки зрения на него ни смотреть, проводник экономической экспансии Китая в регионе Центральной Азии с перспективой распространения его влияния на Южный Кавказ и Ближний Восток.

В современном тревожном и конфликтном мире, я думаю, что лучше иметь Иран в нейтралах, чем в партнерах, поскольку в результате этого может существенно пострадать собственная экономическая и политическая идентичность.

- Армения не имеет общих границ со странами ЕАЭС. В таком случае, что даст членство Ирана в ЕАЭС с учетом того, что его грузы могут пойти в Россию только через Азербайджан?

- Не вполне понимаю, о какой конкретно стране вы сейчас меня спрашиваете - об Армении или об Иране? Если об Армении, то ее членство в организации является для ЕЭАС с макроэкономической точки зрения пустой формальностью и результатом прихоти Кремля. Иран - совершенно иное дело, это страна с почти 100-миллионным населением, огромным потенциалом трудовых и интеллектуальных ресурсов, огромными запасами энергоресурсов, развитым сельским хозяйством, собственной промышленностью (правда, далеко не всегда конкурентоспособной на мировых рынках), научившееся жить в условиях десятилетних мировых экономических санкций.

Иран на протяжении десятилетий демонстрирует стабильность на фоне постоянного геополитического и макроэкономического давления, поэтому экономический союз с его светскими бизнес-элитами может быть очень выгоден. К тому же Иран имеет возможность морского торгового судоходства по Каспию в обход территории Азербайджана, что для него является дополнительной преференцией в вопросах организации международной торговли.

При этом надо отдавать себе отчет в том, что все эти экономические плюсы могут быть легко обнулены политическими минусами. В силу глобального геополитического давления Иран уже де-факто утратил свою экономическую самостоятельность, постепенно, но неуклонно превращаясь в энергетический и сырьевой придаток экономики Китая, а в среднесрочной перспективе станет его геополитическим форпостом в регионе Центральной Азии. Это произойдет не сегодня и не завтра, но вполне возможно случиться к 2050 году, когда я, наверное, уже не буду жить, и не увижу всего этого.

- Есть ли у Азербайджана возможности минимизировать возможный негатив для своей экономики от антироссийских и антииранских санкций?

- Сначала нужно разобраться в том, какое влияние антироссийские и антииранские санкции Запада оказывают на экономику Азербайджана. Насколько я знаю, традиционные продукты азербайджанского экспорта - нефть, газ, сельскохозяйственная продукция традиционно пользуются высоким спросом на мировых рынках, регулярно и постоянно приносят валюту в государственный бюджет вашей страны.

Ранее случившаяся девальвация маната никак не была связана с антироссийскими или антииранскими санкциями, а стала следствием глобального экономического кризиса 2014 года, явившегося результатом провала американской спекулятивной торговой политики, а также картельной договоренности стран-производителей нефти о коллективном снижении объемов добычи ради сохранения стабильных цен и в целом финансовой стабильности. Тогда антироссийских санкций точно не было.

Правильнее было бы задаться вопросом, а как Азербайджан может использовать в своих экономических интересах антироссийские и антииранские санкции? Ответ на него совершенно прост - эти санкции вынуждают две страны увеличивать взаимный торговый оборот, чтобы хоть как-то минимизировать их последствия. А Азербайджан в данном случае является для них транзитным коридором, за использование которого надо платить - так принято во всем цивилизованном мире. Так что связь между санкциями и выгодами Азербайджана – обратно пропорциональная: чем хуже последствия санкций, тем больше выгода.

- В заявлении Лаврова о том, что процесс урегулирования карабахского конфликта не удалось сдвинуть с "мертвой точки" является показателем чего: бездействия или неэффективности МГ ОБСЕ или же того, что власти Армении напрочь отказываются от переговорного процесса? Что в этом случае остается делать Азербайджану?

- Я - иностранец, и поэтому не имею ни морального, ни юридического, ни политического права советовать что-либо в данном случае руководству вашей страны. Что же касается упомянутого вами заявления министра иностранных дел России Сергея Лаврова, то я полностью с ним согласен, оно честно и объективно отражает ситуацию в переговорах по нагорно-карабахскому урегулировании, а если быть более точным - то в полном отсутствии результатов переговоров по данной международной проблеме. То есть она оказалась в тупике.

И всеми ожидаемого выхода из этого тупика нет. Если рассуждать логически, то самый простой выход из тупика - развернуться и пойти назад туда, откуда пришел. А в свой тупик переговорный процесс по нагорно-карабахскому урегулированию пришел из состояния войны.

Но все говорят, что это не выход. Тогда надо этот тупик разрушить, но для этого надо применить силу или насилие, что опять равнозначно войне. Как быть в этой ситуации Азербайджану, скажу честно, говорить вслух я не имею права, но в истории есть примеры, когда французский первый министр кардинал Ришелье и прусский король Фридрих II приказывали отличать или чеканить на своих артиллерийских орудиях следующую латинскую фразу: «Ultima ratio regum», что в переводе на русский язык означает "Последний довод короля".

Исмаил Алиев
Исмаил Алиев

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА