Ильхам Алиев дал интервью турецкому телеканалу NTV - ОБНОВЛЕНО

02:41 16 Октября 2020
Ильхам Алиев дал интервью турецкому телеканалу NTV - ОБНОВЛЕНО

15 октября президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью турецкому телеканалу NTV.

АПА предлагает вниманию данное интервью.

-Господин президент, прежде всего хочу выразить Вам глубокую признательность от имени NTV. Благодарю за то, что приняли нас в этот исторический период – важные как для региона, так и Азербайджана дни, несмотря на напряженный график работы.

-Спасибо.

-Господин президент, первый вопрос будет связан с линией фронта. Какие находившиеся под оккупацией территории были возвращены с 27 сентября? В последние два дня стали приходить хорошие новости.

-Да, новости приходят. Азербайджанская армия, можно сказать, ежедневно проводит успешные операции. Общественность также информируется об этих операциях. Наша основная цель – восстановить нашу территориальную целостность. Поэтому основная цель на поле боя также заключается в освобождении стратегических высот от оккупантов и взятии под контроль больших территорий.

Заявление, с которым я вчера выступил, в очередной раз порадовало азербайджанский народ. От захватчиков были освобождены 3 села Физулинского и 5 сел Ходжавендского района. Должен также сказать, что под нашим контролем уже находятся стратегические высоты и в северном, и в южном, и в восточном направлениях.

Наша успешная операция продолжается. На сегодняшний день – конечно, эти цифры ежедневно меняются – от оккупантов были освобождены около 40, а может, и больше населенных пунктов – городов и сел. Очень скоро будут очередные радостные известия, хорошие новости.

-Думаю, что Вы приблизились к Ханкенди.

-В настоящее время мы проводим основные операции в северном и южном направлениях. Как вам известно, в результате успешной операции мы освободили от оккупации город Джебраил. Большая часть сел Джебраильского района уже у нас. В то же время мы освободили от оккупации многие села Физулинского района. Уверен, что в ближайшее время хорошие новости поступят и из Физулинского района. Также в результате успешной операции в северном направлении от оккупантов был освобожден поселок Суговушан. Он тоже имеет стратегическое значение, потому что находящиеся там высоты позволяют контролировать обширную территорию, кроме того, там находится очень важное водохранилище. Армения одновременно организовала против нас водный террор, и более ста тысяч гектаров наших земель оставались без воды. Мы были вынуждены бурить артезианские скважины. После того, как водохранилище, расположенное в поселке Суговушан, перешло под наш контроль, уже на обширную территорию подается вода.

Поэтому мы проводим операцию постепенно, на основе единого плана. Все цели определены. Армянская сторона просто должна считаться с этой реальностью и прекратить агрессию, соблюдать прекращение огня и покинуть остальные земли по доброй воле, чтобы не проливалась кровь, чтобы дальше вопрос был разрешен мирным путем.

-Господин президент, хотел бы спросить, можно ли еще говорить о прекращении огня? Как мы видим, Армения не соблюдает прекращение огня, - во время нападения на Гянджу я тоже находился в этом регионе, - и, как видно, не собирается соблюдать его. Снизило ли данное прекращение огня скорость азербайджанской армии? Что Вы можете сказать об этом?

-Знаете, мы сделали очень большой жест посредникам, потому что вы знаете, что с первых дней нам приходили месседжи из различных мест, связанные с прекращением огня. Естественно, мир имеет свои правила, а война – свои правила и законы. Если кто-то нападает на тебя, то ты должен защищать свою землю, своих граждан. Как вам известно, введение режима прекращения огня прежде всего связано с гуманитарными вопросами. В этом направлении была проделана определенная работа. Мы предприняли очень важные действия, направленные на обмен телами. Мы привлекли к этой работе Международную организацию Красного Креста и Красного Полумесяца. Но, к сожалению, Армения, воспользовавшись прекращением огня, эксплуатируя его, совершила новые атаки на нас. Бомбардировке подвергся не только город Гянджа, но и другие наши города и села. Это – военное преступление, террористический акт. Армения, как террористическая страна, еще раз показала свое лицо всему миру, в том числе на поле боя. После прекращения огня они, желая воспользоваться этой возможностью, совершили несколько нападений на Гадрут и попытались вновь оккупировать его. Но не смогли сделать это и потеряли там много живой силы и техники. На нас вновь были организованы нападения в других направлениях – в Джебраильском районе, южном направлении Джебраила вдоль реки Араз. Все эти атаки, естественно, были пресечены. Это показывает, что Армения неискренна и за столом переговоров. Поэтому если эта грязная политика будет продолжаться в Армении, то они сами пожалеют. С первых часов этих боев я, обратившись к ним и армянскому народу, сказал: покиньте эти земли мирным путем, чтобы не проливалась кровь, не умирали люди. Но, к сожалению, Армения не соблюдает это. Сегодня основным виновником того, что армянская армия полностью разгромлена на поле боя, является военно-политическое руководство Армении.

-Вы также говорили о важности участия Турции в урегулировании карабахской проблемы. Вчера после разговора господина Эрдогана и Путина в Анкаре прозвучало заявление об урегулировании в рамках Минской группы и двусторонних связей. Однако вчера Сергей Лавров возразил, сказал, что Турция и мы, Россия, находимся на разных позициях по карабахскому вопросу. Что Вы думаете об этом? Почему Россия возражает против участия Турции в процессе, которое поддерживаете и Вы? Что бы Вы хотели сказать по этому поводу?

-Было бы хорошо, если бы вы спросили у них. Мне не хотелось бы комментировать их заявления. Мы просто должны рассмотреть существующие реалии. Эти реалии, истинное положение заключаются в том, что сегодня в регионе никакой вопрос не может решаться без участия Турции. История последних лет уже показала это. Кому-то это может нравиться, кому-то нет, но это факт, реальность. Естественно, Турция, как сосед Азербайджана, Армении и другой южнокавказской страны – Грузии, играет активную роль в этом регионе. Это – право Турции. Так было исторически. Мы хорошо знаем историю.

Поэтому с первых часов этих боев для перевода этого из военной плоскости в политическую плоскость, политический процесс мы высказали очень открытую и точную позицию: Турция обязательно должна участвовать в этих делах. Если это произойдет, то боевые действия очень скоро прекратятся, и начнется мирный процесс. Я также сказал, что Турция фактически есть в данном процессе, об этом свидетельствует вчерашний разговор господина Эрдогана и господина Путина. Кроме того, за несколько дней до этого состоялись телефонные разговоры министров иностранных дел, министров обороны Турции и России. Они обсуждают карабахскую тему.

Поэтому наша позиция заключается в том, что Турция обязательно должна быть. В каком статусе - это уже технический вопрос. Де-факто Турция уже присутствует. Она и так является членом Минской группы. Минская группа в течение тридцати лет не смогла добиться никакого результата, не содействовала за эти тридцать лет выполнению четырех резолюций Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Такая ситуация фактически привела к замораживанию конфликта. Однако в конечном счете нападение на нас в июле этого года, засылка к нам в августе армянской диверсионной группы и, наконец, широкомасштабное наступление в сентябре показали, что этот конфликт не заморожен.

Мы остаемся на своей позиции и, конечно, надеемся, что этот вопрос в скором времени будет решен за столом переговоров. Турция обязательно должна и, уверен, будет играть активную роль в этом вопросе.

-В том же заявлении он сказал, что если две страны – Азербайджан и Армения согласятся, то мы можем направить на линию соприкосновения, то есть, на линию фронта русскую военную наблюдательную миссию. Как Вы относитесь к этому, если будет создана такая военная наблюдательная миссия, то какие страны должны в нее входить? Что Вы можете сказать об этом?

-Знаете, этот вопрос – введение в регион миротворческих сил – закреплен в базовых принципах. То есть, базовые принципы включают и это. Однако данный вопрос должен был найти решение на заключительной стадии процесса. Если учесть, что базовые принципы не согласованы и пока просто являются темой обсуждений, то, не знаю, насколько будет правильным выражать отношение к этому вопросу.

К тому же данный вопрос детально не обсуждался между Арменией и Азербайджаном, поэтому вообще не обсуждалось, кто войдет в состав миротворческих сил, какие страны там должны быть представлены, каким будет состав. Поэтому считаю, что в нынешних условиях, когда пока еще продолжается активная фаза конфликта, говорить об этом несколько рано. Конечно, позиция Азербайджана в этом деле обязательно должна быть и будет учтена, потому что каждый должен знать, что сегодня конфликт происходит на азербайджанских землях. Это – наша земля, с точки зрения как международного права, так и исторической справедливости, и отправка в Азербайджан вооруженных сил какой-то другой страны без согласия Азербайджана невозможна.

-Поэтому я и спросил, к примеру, Турция и Россия осуществляют определенное сотрудничество в некоторых регионах Сирии, воинские подразделения, наблюдатели несут патрульную службу. Если в дальнейшем будет предложен такой формат, то что Вы можете сказать об этом?

-Не хотел бы сейчас что-то говорить об этом, потому что не хочу опережать события. Для решения того или иного вопроса необходимо соответствующее время, должна созреть соответствующая ситуация. Мы не можем сказать, когда это произойдет, не знаем, будет это или не будет. Ясно одно: после завершения военного противостояния, естественно, для обеспечения мира нужны будут определенные международные усилия. В чем будут заключаться эти усилия, будут ли они политическими, или это будут предложения в военной сфере, - мы готовы это рассмотреть. Естественно, азербайджанское население, которое вернется на освобожденные территории, должно жить в условиях мира. Необходимо обеспечить их безопасность. Вероломное нападение, совершенное Арменией со своей территории на Гянджу, свидетельствует о том, что это террористическое государство способно на все. Поэтому, естественно, данный вопрос должен обсуждаться в международной плоскости. Однако ничего не могу сказать о том, когда это произойдет.

- Господин президент, существуют военные соглашения с Турцией в определенных рамках. Как Вы смотрите на идею размещения турецкой военной базы в Азербайджане в рамках этих соглашений, либо на основе новых соглашений? Есть у Вас такие мысли?

- До сегодняшнего дня в рамках двусторонних связей обсуждений об этом не велось. У нас с Турцией есть очень обширная база правовых документов. То есть, договоры, которые мы подписали во многих сферах, остаются в силе, в этих договорах также есть пункты о сотрудничестве и взаимной помощи в военной сфере. Это наше право. Если возникнет такая ситуация, очень серьезная угроза для Азербайджана, то, конечно же, Турция – наш союзник, и мы можем воспользоваться этими возможностями. Но каких-либо обсуждений о создании в Азербайджане военной базы Турции не велось. Наше сотрудничество в военной сфере с каждым годом укрепляется. Только в прошлом году были проведены 10 совместных учений. В этом году из-за коронавируса пришлось сделать небольшую паузу. Учения были проведены лишь два раза. Но и эти учения вызвали беспокойство в нашем регионе. Считаю, что никаких причин, никаких оснований для беспокойства нет. Потому что эти учения не направлены против какой-либо страны. Эти учения направлены на укрепление нашего сотрудничества в военной сфере, совершенствование Азербайджанской армии, приближение ее к стандартам турецкой армии и изучение положительного опыта Турции в сфере военного строительства. В международных медиа с конца сентября и по сей день есть достаточно много информации о турецкой военной базе. Никаких оснований для этого нет. Сотрудничество Турции и Азербайджана настолько крепкое, настолько многовекторное, что мы в любом случае находимся рядом друг с другом. Есть база или нет ее, мы полагаемся на Турцию, а она – на нас.

- Вы выступаете либо за мирное урегулирование проблемы, либо говорите, что решите ее военным путем. Официальная Москва, в свою очередь, вчера заявила, что она не приемлет военного решения. Как Вы это оцениваете, то есть, если Вам скажут остановить операции, Вы их остановите?

- Знаете, мы уже несколько раз высказывали свою позицию по этому вопросу. Я говорил, и остаюсь при своем мнении, что все направленные нам отовсюду месседжи, и не только в этот период, но и ранее, заключались в том, что этот вопрос не имеет военного решения. А мы, в свою очередь, как говорится, не реагировали раньше времени. Они говорят так, ну и пусть, это их мнение, наше мнение тоже заключается в том, что это должно решиться мирным путем. Но решиться. Однако что мы увидели? За эти 30 лет не достигнуто никакого результата. В течение 30 лет, пользуясь этим режимом прекращения огня, Армения построила на оккупированных землях мощные инженерно-укрепительные сооружения. Сегодня благодаря профессионализму и отваге Азербайджанской армии мы прорываем эти укрепления. В течение 30 лет Армения стремилась не к миру, а к постоянному сохранению этих земель под оккупацией. Потому что если ты стремишься к миру, то почему сооружаешь эти укрепления в Физули, в Джебраиле или на агдамском направлении? Строишь сооружения, чтобы навсегда сохранить эти земли под контролем. То есть, режим прекращения огня привел процесс к этой ситуации. Затем руководство Армении совсем обнаглело. Посмотрите, что говорили Пашинян, его министр обороны? Министр обороны говорил, что мы будем вести новую войну с Азербайджаном, новую войну за новые земли. Это было открытой угрозой для нас. Пашинян говорил, что: «Карабах – это Армения, и точка». То есть, нам не будет возвращено ни сантиметра земли. Каким мирным путем в таком случае можно решить этот конфликт? Я же говорил, что мы теперь находимся в процессе решения этого вопроса военным путем. Мы хотим, чтобы этот процесс закончился как можно скорее, а потом начался дипломатический процесс. То есть, наш подход заключается в том, чтобы этот вопрос был решен военно-политическим путем. Решить только военным путем невозможно. Я это принимаю. Потому что после фазы активных столкновений стороны должны подумать о мирном договоре и сделать это. То есть, будут и политические пути. Поэтому самым приемлемым является военно-политический путь. Мы хотим остановить военный путь. Но Армения все еще думает, что она сможет вернуть потерянные, то есть освобожденные нами земли. Поэтому и атакует нас регулярно на поле боя.

- Господин президент, я правильно понимаю, что Вы будете продвигаться на фронте до тех пор, пока противоположная сторона не сядет за стол переговоров.

- Мы будем продвигаться вперед. К тому же они должны соблюдать режим прекращения огня. Потому что это они его нарушили. С 12 часов дня было объявлено о прекращении огня. Мы дали строгий приказ всем нашим воинским соединениям, чтобы они соблюдали режим прекращения огня, остановились. Хотя сделать это было не так уж и легко. Мы остановились в 12 часов, а они нет. Затем примерно в течение часа мы вновь перешли к действиям для самообороны и освободили еще несколько сел. Поэтому Армения, наконец, должна понять, что этим путем она ничего не добьется. Они должны соблюдать режим прекращения огня. Считаю, что в связи с этим руководство Армении должно сделать новое заявление о том, что они привержены прекращению огня и соблюдают его. Тогда и мы остановимся. Но, конечно же, процесс больше не может длиться годами. После этого нам должен быть представлен график. В ходе московских встреч мы не особо настаивали на этом. Потому что согласовать это в течение одного дня очень сложно. Мы это понимаем. Но как только начнется мирный процесс, первым вопросом повестки будет график вывода войск. Должны быть представлены даты. В какие дни армянские вооруженные силы выходят с оставшихся земель, куда возвращаемся уже мы. Иначе мы будем продолжать, как я уже говорил, до конца.

- То есть из этого можно понять, что, если Армения прекратит атаки, будет соблюдать режим прекращения огня, то начнется процесс новых обсуждений и сформируется основа. Насколько мы поняли, во время переговоров в Москве о Мадридских принципах, которые обсуждались в рамках Минской группы ОБСЕ в 2007, 2009, 2012 годах, не говорилось. Но, если я не ошибаюсь, первый пункт этих принципов предполагал вывод войск из 7 районов.

- Да, правильно.

- Эти принципы все еще на повестке или их нужно обновить?

- Нет, мы сохраняем их на повестке дня. Я уже заявлял об этом. Мы привержены базовым принципам, которые называются Мадридскими. Потому что они отвечают нашим интересам. Армения и так уже заявила, что не принимает этих принципов. По предоставленной мне информации, вчера или позавчера премьер-министр Армении сделал заявление о том, что это неприемлемо для них. Так кто же нарушает переговорный процесс? Армения. Сейчас мы освобождаем наши земли. Мы уже водружаем наш флаг на горы, которые окружают наши города, водружаем их на расположенные в наших городах здания, мы на марше победы. Демонстрация приверженности базовым принципам в таком случае требует большой политической воли и ответственности. Как вы уже отметили, там указано, что на первом этапе возвращаются 5 районов, на втором еще 2 района, а затем будет обсуждаться будущее Нагорного Карабаха. Азербайджанские переселенцы должны вернуться в Нагорный Карабах, в том числе Шушу, потому что 98 процентов населения Шуши были азербайджанцы, они должны вернуться в Ханкенди и после этого азербайджанское и армянское население должно проживать там вместе, так же, как и в других уголках Азербайджана, в Баку, других городах. Наша позиция такова. Позиция же Армении заключается в том, чтобы прогнать оттуда азербайджанцев, как они это уже сделали, затем не позволить азербайджанцам вернуться, закрепить там результаты политики этнической чистки, сравнять с землей наши исторические, религиозные, культурные памятники, стереть культурное наследие азербайджанцев, а затем арменизировать эти земли. Вот их подход, а вот наш.

- Хочу задать еще один вопрос. Вчера Пашинян сделал заявление о том, что Азербайджанская армия продвигается с севера и юга, как Вы и говорили. Он сказал, что они, на самом деле, отступили по тактическим соображениям. Что Вы можете сказать по этому поводу?

- Это очередная ложь Пашиняна. Знаете, любой ответственный человек не должен лгать. Любой человек. Особенно политик, особенно глава страны. Это никого не красит. А все его действия, все его слова – это ложь, будь то про историю, про этот конфликт, или про происходящие сегодня события. Если он этого не знает, то какой из него верховный главнокомандующий? Если ему не докладывают реальную обстановку, то он должен сделать замечание своим военным руководителям. Если он все знает и лжет, - а я больше верю в эту версию, - то это большой стыд.

Сегодня азербайджанская армия наносит армянской армии сокрушительные удары по всем направлениям. Я привел некоторые цифры, они ежедневно меняются. Согласно точным данным на вчерашний день, уничтожены 200 армянских танков, 33 танка взяты в качестве трофея, - в руках Армении нет ни одной единицы азербайджанской военной техники, - 33 танка, причем в рабочем состоянии, сегодня находятся в руках у нашей армии. Кроме того, уничтожены 2 системы противовоздушной обороны С-300, уничтожены 35 противовоздушных систем ОСА, КРУГ КУБ и другая техника. Таким образом, техническое оснащение армянской армии сильно пострадало, то есть, сходит на нет. Мы продвигаемся, каждый раз освобождаем новые земли, и это – реальность. В ближайшее время будут новые заявления. Это их еще больше ослабит. Армянский народ тоже должен знать правду. Мы предоставляем самую точную информацию. Поэтому если армянский народ хочет знать реальную ситуацию, пусть слушает нас.

-Господин президент, будет ли решена тридцатилетняя проблема? Мне кажется, что будет, но хочу спросить у Вас. Будет ли на сей раз решена эта проблема оккупации, продолжающаяся с 1990-х годов, или каждый остановится на определенной точке, будет сформирован какой-то статус-кво, который будет продолжаться? Будет ли окончательное урегулирование? Может, это преждевременный вопрос, но что Вы скажете?

-По-моему, он уже решается. Считаю, что международные организации и страны, непосредственно занимающиеся данным вопросом, видят это, и это – новая реальность. Эту реальность создали мы, и этот вопрос решается, потому что в базовых принципах указано, что на первом этапе нам возвращаются 5 районов. Из них большая часть двух районов, не полностью пока, но большая часть, уже у нас. Если Армения вновь поведет себя плохо, то, надеюсь, что в ближайшем будущем у нас будут и другие районы. Разве это не решение вопроса? То есть, мы по существу претворяем в жизнь базовые принципы на поле боя. Смогла Минская группа добиться этого? Нет, не смогла. Поэтому, еще раз хочу сказать, решение этого вопроса возможно военно-политическим путем. В настоящее время это происходит военным путем. Мы хотим, чтобы этот период как можно скорее завершился, чтобы после этого начался политический процесс, в основу которого легли бы базовые основополагающие принципы.

Причина неурегулированности вопроса, в первую очередь, заключается в неуважительном отношении международных организаций к своим решениям, потому что, как вам известно, Совет Безопасности Организации Объединенных Наций принял в 1993 году 4 резолюции, требующие безоговорочного, то есть, без выдвижения каких-либо условий, полного вывода армянских вооруженных сил с наших земель. Но были ли они выполнены? Не были. Затем была создана Минская группа, за год до этого, прошло 28 лет, что-нибудь произошло? Нет. То есть, нам показалось, что международные организации выступают за сохранение конфликта в таком состоянии, в каком он есть. Пусть азербайджанские переселенцы вечно остаются в таком положении. Пусть Армения закрепится на оккупированных землях. Знаете, там проводилось незаконное заселение. Незаконное! Это – военное преступление. Это противоречит Женевской конвенции. Они переселяют армян из Сирии в Нагорный Карабах, в Шушу, создают для них возможности, дают деньги, уже открыто демонстрируют это по телевидению. То есть, на международной арене это признано как преступление. Они хотят, чтобы прошло время, и азербайджанский народ смирился с потерей этих земель. Появится новое поколение, которое не видело этих земель, оно не захочет вернуться туда. Азербайджан смирится с этой ситуацией, параллельно туда будут переселять армян из других стран, численность армянского населения там увеличится, после чего они скажут: «знаете, такова уже реальность, смиритесь с этим». Вот в чем заключалась их цель, и, к сожалению, их покровители помогли им в этом. Мы разрушили эти коварные, подлые планы. Мы создали новую реальность. Сегодня каждый должен согласиться и смириться с этой реальностью.

- Хочу передать Вам одно послание. Во время бомбардировки в Тертере мы зашли в убежище. Там был один гражданин, вынужденный переселенец. Когда мы готовили репортаж, он сказал, что он уже больше не переселенец. Он сказал: теперь я свободный гражданин. Он был из Суговушана и попросил передать Вам в случае встречи свое почтение, любовь и приветствия. Насколько мы понимаем, в регионе изменился баланс сил. То есть, статус-кво больше нет. Баланс сил еще больше изменится. С каким посланием Вы хотели бы обратиться к миру, Турции?

- В первую очередь, я хочу передать этому гражданину свои слова посредством вашего телеканала. Я рад, что сегодня есть тысячи людей, которые, как и он, говорят эти слова. Они плачут от радости, говорят, что они больше не переселенцы, что уже избавились от этого положения. Знаете, мне приходят тысячи писем. Читая их, честно говоря, порой и я не могу сдержать слез радости. В этих письмах, посланиях столько искренних, теплых, вызывающих гордость слов. Читая эти письма, я вновь убеждаюсь, как велик азербайджанский народ. Жить долгие годы в таком положении, жить с надеждой, надеждой на то, что настанет день и они вернуться к родным очагам – это действительно большая самоотверженность. Я очень счастлив, что мы все дарим эту радость победы нашим людям.

Еще раз хочу сказать, я уже говорил об этом, там все разрушено. Иншаллах, после окончания этого военного столкновения и вы, и мы все – все люди поедут и увидят, какие зверства там совершили армяне. Разрушены все города, картина хуже Сталинграда. Дома разрушены, разграблено все наше имущество, вырваны оконные рамы, двери, словом – грабеж. Ничего не осталось. Наши солдаты сообщают из сел Физули, отправляют материалы. Город Физули тоже перед нашими глазами. Там невозможно найти хотя бы одно здание в нормальном состоянии. То есть, они совершили это зверство. Но наши переселенцы знают, что мы восстановим эти города, села. Построим дома. Они вернутся туда, на земли своих предков и будут жить в условиях мира и благополучия.

Что же касается ситуации в регионе, то она, конечно же, меняется. Если посмотреть на меняющуюся в последние годы в нашем регионе картину в более широком смысле, то мы увидим, что есть много новшеств. Раньше словно были догмы – эти страны-союзники, эти – не союзники, либо они противостоят друг другу. А сейчас все изменилось. Например, страна-член НАТО Турция в настоящее время очень плодотворно сотрудничает с Россией – и в Сирии, и в Ливии, других местах, и в то же время, как мы уже говорили, и в нашем регионе. Это – новшество. Если бы кто-нибудь сказал об этом 10 лет назад, ему, может быть, и не поверили бы. В то же время отношения между некоторыми странами внутри НАТО не очень искренние. И это тоже новшество. Складывается впечатление, что там нет согласия. События, связанные с Европейским союзом. Кто бы мог подумать, что Великобритания выйдет из Евросоюза и после этого начнется кризис. Никто бы не мог подумать. То есть, традиционных гипотез уже нет. Какая из стран быстрее всех адаптируется к этому, та и будет впереди.

Наша политика всегда была прагматичной – правильно проанализировать реальное положение дел, правильно закрепить свои интересы. Подумать о том, как мы обеспечим эти интересы, создать тактику, внести изменения в тактические ходы в рамках стратегического видения. Но наряду с этим не сворачивать с принципиальной позиции. Сегодня эта политика приносит нам успех. Я считаю, что Турция и Азербайджан среди стран, которые быстрее подготовились к новому миропорядку. В то же время сегодня Турция как большая сила в мировом масштабе играет очень активную роль в формировании нового миропорядка. Не только в нашем регионе, но и в мире.

Что же касается нашего региона, то турецко-азербайджанское единство уже является реальностью. И с этим должны смириться все. С годами наше единство станет еще крепче. Потому что потенциал Турции, природные ресурсы Азербайджана, транспортные проекты между нашими странами, обеспечение энергетической безопасности Европы посредством Турции и Азербайджана, а также реализация новых транспортных проектов из Средней Азии, Афганистана через территорию Азербайджана и Турции – все это новшество. Существует новая транспортная карта. Существует новая энергетическая карта. Я с оптимизмом смотрю в будущее. Уверен, что мы добьемся своего. Очень рады, что у нас есть такая братская страна, сильное государство как Турция, которая отстаивает свою позицию, защищает свои интересы, никого не боится и идет вперед. Это приумножает наши силы. Азербайджан является союзником номер один для Турции, а Турция – союзником номер один для Азербайджана. Это большое достояние. Эти события еще больше укрепили наши связи.

- Господин президент, последний вопрос, очень короткий. Вы говорите, что на этот раз не остановитесь до тех пор, пока не будут освобождены оккупированные земли. Правильно ли я Вас понял?

- Да, вы все правильно поняли. В том смысле, что наша конечная цель остается неизменной. Территориальная целостность Азербайджана, признанная международными организациями, мировым сообществом, должна быть обеспечена. Мы готовы остановиться на поле боя. Если Армения будет готова к этому и нам будет представлен график, то мы готовы остановиться хоть завтра. Но в плане процесса мы останавливаться не будем. Мы хотим, чтобы военный процесс уже превратился в политический. Если Армения готова к этому и международные организации, большие страны могут убедить ее в этом, то это произойдет еще раньше. Если нет, то азербайджанская армия продолжит свое победное шествие.

- Господин президент, в первые месяцы 1993 года я был здесь во фронтовой зоне. В 1994 году я встречался с покойным главой государства господином Гейдаром Алиевым. В Баку этого места, кажется, тогда не было.

- Правда? Вы встречались? Да, этого места не было. Оно было построено позже.

- А сегодня я встретился с Вами. То есть, я провел встречи с двумя главами государства. Нынешняя ситуация на фронте намного отличается от той, что была в 1993 году. От имени NTV, а также от своего имени выражаю Вам глубокую признательность за прием и ответы на вопросы.

- Большое спасибо. Я тоже благодарю Вас, передайте мои приветствия всем сотрудникам NTV. В Азербайджане турецкие каналы смотрели и раньше, а в нынешний период их аудитория стала еще шире. Я и сам, когда утром включаю телевизор, смотрю также и турецкие каналы, в том числе и NTV. Поддержка и солидарность с нами в эти дни в турецкой прессе и в турецком обществе являются проявлением настоящего братства. Мы в очередной раз увидели, что известное выражение моего отца «Одна нация, два государства» является не просто выражением, а действительностью. Эту реальность создали мы.

Знаете, в мире есть много стран, народы которых являются близкими друг к другу – с этнической, религиозной, культурной точек зрения. Но это вовсе не означает, что между этими странами налажено тесное сотрудничество, установились братские отношения. Таких примеров много, и вы это прекрасно знаете. Наше преимущество в том, что президенты Турции и Азербайджана, то есть я и мой дорогой брат Реджеп Тайип Эрдоган построили такое прочное здание на основе общей истории, этнических корней и языка, что оно останется навечно. Если и будущие поколения внесут свой вклад, то это здание будет великолепным – здание турецко-азербайджанского братства. От имени азербайджанского народа я выражаю глубокую признательность всем нашим братьям, всем людям, проживающим в Турции. Мы увидели, что не одни. Как уже сказал мой брат Тайип бей: «Азербайджан всегда должен знать и знает, что Турция рядом с ним», и это придает нам сил.

В то же время хочу еще раз сказать, что сегодня главной причиной того, что другие страны не вмешиваются в эти дела, являются сделанные уважаемым Президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом с первых же часов заявления о том, что Азербайджан не одинок, Турция рядом с Азербайджаном и будет рядом с ним до конца.

Еще раз благодарю и желаю всем братьям в Турции счастья и благополучия.

- Большое спасибо, господин президент.

- Спасибо.

13:27

15 октября президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью турецкому телеканалу NTV.

Как передает Vesti.az , об этом сообщила пресс-служба президента.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА