Галибаф, Джалили, Пезешкиян: кто станет президентом в Иране? - ОТВЕЧАЕТ КОЗАКОВ

Галибаф, Джалили, Пезешкиян: кто станет президентом в Иране? - ОТВЕЧАЕТ КОЗАКОВ
12 июня 2024
# 18:00

Внезапная и трагическая смерть президента Ирана Ибрагима Раиси активизировала внутриполитическую жизнь в стране. На выборы 28 июня определены шесть кандидатов, пятеро из которых – консерваторы, близкие к аятолле Али Хаменеи и КСИР.

Одна из самых интересных фигур, среди кандидатов, принимающих участие в предвыборной гонке - Саид Джалили. С 2007-го по 2013-й, он занимал должность секретаря Высшего совета национальной безопасности Ирана и являлся главным переговорщиком официального Тегерана по всем вопросам, касающихся ядерной программы.

Как и какие процессы развиваются сейчас во внутриполитической жизни ИРИ, рассказал в интервью Vesti.az эксперт по Ирану Николай Козаков.

- С какой предвыборной платформой идут кандидаты в президенты в Иране и какова главная цель большинства задействованных в этом процессе политических кругов?

- Существующий сейчас строй в Исламской Республике Иран не позволяет иметь какую бы то ни было отличную от общего курса платформу. Все кандидаты лояльны к существующему в стране режиму. Единственное их отличие в том, что они представляют разные спектры правящей политической элиты.

Мы видим представителей таких радикальных политических кругов, как Саид Джалили; представителя силового блока, близкого к Хамнеи и его сыну — бывший мэр Тегерана Галибаф; интересная фигура  Махмуда Пезешкиана, кандидатуру которого ввели, чтобы удовлетворить умеренные силы, выступающие за реформаторские идеи. Есть еще три кандидата, но своей позицией они мало чем отличаются от упомянутых выше претендентов на президентское кресло.  

Если говорить в общем, то для меня главный вопрос, на кого делается ставка верховным лидером ИРИ. Согласно новостям, которые приходят из Тегерана, есть две персоны. Так, наиболее желательным кандидатом для властей является Галибаф. Он единственный из всех, за исключением Джалили, кто обладает харизмой, известен на политической арене, лоялен к Хамнеи и его сыну, а потому наиболее выгодная фигура на эту роль. С другой стороны, по духу, решимости и антизападной риторики, на первое место выходит Джалили.

И нужно внимательно смотреть, что именно нужно верховной власти: переход на новый уровень и снижение градуса напряженности, или же Тегеран намерен продолжать идти курсом конфронтаций.

Многое будет зависеть еще и от явки избирателей. Именно для ее обеспечения, в выборах разрешили принять участие либералу Пезешкияну. В противном случае, целый ряд иранского общества, который выступает за умеренную политику, просто не пошел бы на участки. Хотя эта манипуляция достаточно вялая, с учетом того, что наиболее интересные и яркие кандидаты так и не были допущены до выборов.  К примеру, Лариджани или Ахмединеджат, которые продолжают оставаться популярными в народе.

- Но почему их не допустили до выборов?

- Потому что власть заинтересована в их максимальной управляемости, а эти люди могут оттянуть голоса наиболее лояльных и управляемых кандидатов, исходя из своей популярности и харизмы. Они способны соревноваться со всеми кандидатами, которые дошли до выборов.

К примеру, тот же Лариджани, который ранее обвинялся властями в разграблении и тому подобном, сейчас многое сделал для изменения своего имиджа и стал привлекательным для либералов и прозападного электората.

В свою очередь, для властей важно, чтобы их кандидат победил в первом туре, так как второй тур — это всегда риски. К примеру, общество может консолидироваться вокруг другого кандидата и не позволить «ставленнику» прийти к власти. 

- Вы сказали, что наибольшие шансы на победу на выборах имеет Галибаф. Он сможет как-то изменить курс дальнейшего развития страны?

- Политический курс Ирана не поменяется, на это просто нет шансов. Если к власти придет Галибаф, то он как опытный политик займется, прежде всего, экономикой. И даже не смотря на то, что в бытность его мэром, коррупционные скандалы вокруг Галибафа разгорались неоднократно, стоит признать, он был хорошим менеджером. Сегодняшняя экономика Ирана нуждается в таком человеке, поскольку находится в тяжелом состоянии.

Касаемо отношений с Западом, то иранской элите новые санкции не нужны, как и не нужны связанные с ними проблемы в их бизнесе. И это очередной бонус, который поможет Галибафу на выборах.

- Ожидаете ли вы второй тур с разными кандидатами и жесткой борьбой?

- Я боюсь предсказывать, так как во втором туре расклад может поменяться и, думаю, власти приложат максимум усилий, чтобы он не состоялся.

- Как вы оцениваете шансы реформатора-либерала Масуда Пезешкияна?

- В Иране к либералам нужно добавлять приставку "условно". Они условные либералы. Настоящие же, выкинуты из политической жизни Ирана в результате политической борьбы.

С одной стороны, либералы никогда не пользовались симпатиями верховного лидера. С другой, они активно участвовали в движениях по раскачиванию и трансформации режима, что далеко ни всем нравилось. Кроме того, они дискредитировали себя, используя государственные ресурсы для собственного обогащения. И это вызывало раздражение в народе. Поэтому, в результаты политической борьбы, ситуация явно не в их пользу.

- Можно ли ожидать, что новая власть в Иране будет менее реактивной и агрессивной в отношении Запада?

- Вероятность этого высока. Для Тегерана сейчас главное — не противостояние с Западом, а транзит власти. А его лучше совершать в период относительного спокойствия. Такая стратегия была сформирована еще Раиси. Если бы не события 7 октября и война ХАМАСа и Израиля, то мы бы наблюдали за "холодным миром" в отношениях между США и Ираном.

Вспомним, что на тот период контакты между сторонами были в разных трэках и определенные нюансы уже формулировались. Поэтому я думаю, что шансы на то, чтобы успокоить ситуацию есть.

- А как будут складываться отношения Тегерана с соседними странами? В частности, с Турцией и Азербайджаном?

- Тяжелое экономическое положение в Иране, заставляет его пытаться делать ставки на сближение с соседями. Эта тенденция ярко проявлена на примере стран арабского залива.

Турция же воспринимается Ираном, как определенный конкурент, но те тенденции, которые наблюдались при Раиси, будут продолжены. Что касается Азербайджана, то несмотря на существующие противоречия, страны прагматично подходят к отношениям.

Я думаю, государства будут развивать инфраструктурные проекты. Вспомните, откуда возвращался Раиси, и вы поймете, что прагматичный подход в отношениях двух стран продолжится.

 

# 11655
avatar

Анар Гусейнов

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#