«Армяне напали на Коразыллы во время свадьбы, схватили невесту, мучили людей» - ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС ПОЕЗДА БАКУ-КАФАН ОТ ОЧЕВИДЦА

17:05 29 Октября 2019
«Армяне напали на Коразыллы во время свадьбы, схватили невесту, мучили людей» - ПОСЛЕДНИЙ РЕЙС ПОЕЗДА БАКУ-КАФАН ОТ ОЧЕВИДЦА
2395

29 октября 1993 года армянские военные подразделения завершили оккупацию последнего района вокруг Нагорно-Карабахского региона - Зангиланского района.

В состав Зангиланского района входили 1 город, 5 поселков и 79 сёл.

Этот район расположен на юго-западе Азербайджана, на границе с Арменией и Ираном. Он имеет очень важное стратегическое значение - через Зангилан проходят линии магистральных железных и шоссейных дорог Баку-Джульфа-Нахчыван.

После оккупации Джебраильского и Губадлинского районов, Зангилан оказался в полном окружении врага. 67 дней жители этого района отчаянно сопротивлялись, до последнего сражаясь с армянскими захватчиками.

25-29 октября 1993 года, поняв, что силы неравны, и защитить родной край не удастся, население Зангиланского района перешло вброд реку Араз, и пройдя по территории Ирана, вернулось на территорию Азербайджана.

В годовщину захвата Зангиланского района, мы беседуем с очевидцем тех событий, начальником пассажирского поезда Баку-Кафан, перевозившего под обстрелами сотни раненых бойцов и напуганных людей, вынужденных в спешке и с угрозой для жизни покидать свои дома, Рафиком Мамедовым.

Рафик Мамедов – железнодорожник с сорокалетним стажем. Всю свою жизнь он посвятил железной дороге.

Он родился 26 мая 1952 года в поселке Миндживан Зангиланского района. Этот поселок городского типа расположен у железнодорожной станции «Миндживан», на железнодорожной ветви Джульфа — Горадиз. Также от нее отходит тупиковая ветвь протяжённостью 39 км. на армянский город Кафан, которая проходит через Зангилан.

Закончив школу в 1969 году, Рафик Мамедов поступил на службу нарядчиком в локомотивное депо станции Миндживан. В 1971 году молодого человека призвали в армию. Отслужив, он вновь устроился в локомотивное депо, где они с несколькими рабочими бригадами обеспечивали беспрерывное движение поездов – делали текущий ремонт рельсов и шпал, расчищали от камней и грунта обвальные участки.

Поезда ходили каждые 2 минуты, поэтому аварийно-восстановительные работы нужно было проводить очень быстро. Тут не зазеваешься.

На том участке тогда еще не было электрификации, тепловозы работали на солярке.

В 1976 году Рафик Мамедов поступил в Железнодорожный техникум, закончил его в 1982 году, после чего продолжил работу в локомотивном депо станции Миндживан до 1984 года. Затем его переводом направили на работу в Днепропетровск.

А в 1990 году, когда поднялся карабахский вопрос, Рафик Мамедов не смог оставаться вдали от происходящего. И он принял решение вернуться на родину.

«Зангиланский район граничит с двумя армянскими районами, Мегринским и Кафанским, поэтому была большая угроза. И я понял, что просто обязан быть там», - делится своими воспоминаниями Рафик Мамедов.

О родном крае и своей работе там он вспоминает с огромной любовью и грустью.

«Нигде больше я не видел такой красоты, как в Зангиланском районе. Все зеленое вокруг, чистый воздух, реки с чистейшей ледяной водой, минеральные родники, величественные горы и живописные холмы.

И наша железная дорога вдоль иранской границы, как ленточка. Станция Миндживан расположена в 159 км. от станции Имишли и 125 км. от станции Джульфа.

С 1990 года по 1993 год я работал начальником пассажирских поездов по маршруту Баку-Кафан, через станцию Миндживан с заходом на две станции Армении. Эта территория обслуживалась азербайджанскими железными дорогами.

Несмотря на всю опасность – наш маршрут проходил вблизи оккупированных районов, большинство пассажиров пользовались услугами железной дороги, потому что передвигаться на автомобиле было еще опаснее.

В двух километрах от оккупированного Джабраильского района, на станции Солтанлы, поезд постоянно обстреливали. Мы выключали свет, но это не помогало, потому что поезд не мог проехать беззвучно – стучали колеса, железная дорога проходила по хорошо просматриваемой возвышенности», - рассказывает Рафик Мамедов.

Как вспоминает наш собеседник, в 1992 году, на станции Кара, это в 18 километрах от Минджевани, поезд остановили раненые солдаты. Им нужно было добраться до военного госпиталя, который находился в Саатлы. Много было раненых, все коридоры были в крови, от крови было скользко.

«Помогали нашим солдатам все. И проводники и пассажиры. Нашим поездом переправляли оружие, каждый раз цепляли дополнительные вагоны, на нашем поезде солдаты добирались до фронта. Пассажиры всегда уступали места раненым.

Именно в те опасные дни люди были особенно дружными, как одна сплоченная семья. Все помогали друг другу, рвались помогать. Даже инвалиды помогали нашим раненым солдатам.

Однажды ночью, мы тогда только тронулись со станции Горадиз, кто-то сорвал стоп-кран, поезд остановился, и в вагоны хлынула толпа перепуганных людей. Наверное, 100-150 человек. Они не помещались в вагонах, висели на подножке.

Оказывается, в селе Коразыллы была свадьба, и в этот момент армяне напали на село. Рассказывали, что они забрали невесту, как мучили людей. Что вырвались еле-еле бежали босиком по колючкам, с ободранными ногами.

Я слушал эти рассказы, и думал, Господи, что же на нашу голову обрушилось? За что так страдает мой народ, что же будет дальше?», - вспоминает Р.Мамедов.

«23 октября 1993 года мы выехали в последнюю поездку по этому маршруту. С того дня прошло уже 26 лет, а я до сих пор помню все до мельчайших подробностей.

Пассажирский поезд № 672 отправился по маршруту Баку-Кафан в 23:40. В 4:10 утра мы прибыли на станцию Имишли, там мы должны были простоять 20 минут. Но поезд задержали», - рассказывает он.

О том, что же происходит, почему поезд не пускают дальше, никому ничего не сообщили. Только страшные разговоры и предположения о том, что армяне захватили Миндживан и станцию Горадиз, примкнув прямо к иранской границе.

«И хотя в то ужасное время мы каждую минуту ожидали самых страшных вестей, все пассажиры были взволнованы и перепуганы. Как же так? Что теперь будет? Что будет с людьми, которые там? С родней, близкими, друзьями? У меня самого в Миндживане жили мама, брат и все родственники.

На станции Имишли был железнодорожный телефон. Добравшись до него, я позвонил, и облегченно вздохнул, услышав голос мамы. Она сказала, что все спокойно. Кур, говорит, выпустила во двор, покормила, все в порядке. Немного успокоившись, я вернулся в поезд, но мы продолжали стоять, и разговоры продолжались. Говорили, что армяне оккупировали уже весь Джабраильский район и Зангилан, что люди уже эвакуированы.

Я попробовал позвонить еще раз, но на звонок уже никто не ответил. И тогда я понял, что все, действительно, так», - говорит Р.Мамедов.

В поезде началась настоящая паника. Люди беспокоились за своих родных, хотели как-то помочь им, и не могли бездействовать. Несколько проводников, чьи семьи остались в Миндживане, бросили поезд и отправились в том направлении. Многие пассажиры также покинули вагоны и отправились, кто искать попутку, чтобы добраться до Баку, кто вброд через реку Араз, в свои поселки, чтобы найти своих родственников.

Почти 2 месяца население обходилось без света, под обстрелами, покидать родной край никто не собирался. До последнего. Но в эти страшные дни, когда обстрелы уже не прекращались, стало понятно, что людям нужно спасаться.

«Поселки обстреливали с вертолетов. Население нужно было спасать. Мы все знали и помнили о том, какую кровавую и жестокую резню армяне устроили в Ходжалы. И этот ужас мог повториться в Зангиланском районе.

Дорога Баку-Горадиз-Зангилан была перекрыта. Единственным выходом был переход через реку Араз, в Иран. Но уровень воды в реке был довольно высок.

И тогда наш общенациональный лидер Гейдар Алиев провел переговоры с правительством Ирана. В итоге, властями Ирана необходимые меры для перехода жителей Зангилана на территорию соседней страны.

Людей в срочном порядке вывозили на всех имеющихся машинах, тракторах, грузовиках. Жители Зангилана, Солтанлы, Махмудлы, Мярджанлы, все перешли иранскую границу.

В общей сложности 37 тыс. мирных жителей были перемещены на иранскую территорию.

Как назло, три дня подряд шел непрекращающийся дождь. И люди, промокшие, после перехода через ледяную реку, не могли даже разжечь костры, чтобы просушить одежду.

Иранцы, живущие в населенных пунктах, расположенных ближе к границе, очень сильно помогали нашим людям, приглашали их в свои дома, кормили, сушили одежду, помогали машинами.

Недалеко от села Чахырлы был пропускной пункт с иранской на азербайджанскую сторону. Туда иранские машины ввозили людей. Автобусы, грузовые и легковые автомобили, использовали все транспортные средства», - отмечает он.

По словам нашего собеседника, 25 октября утром люди стали возвращаться в поезд со своими родственниками, которых встретили в Иране. Сидели, кто как, вповалку, в коридорах, купе, наверное, около 180 человек в каждом вагоне.

Некоторые расстилали простыни, одеяла, спали прямо на улице, под вагонами.

«Поезд стоял. В Баку его все еще не пускали. На небольшой станции, с туалетами «с педалью», через сутки находиться там уже было невозможно.

И тогда поезд перекинули на следующую, тоже небольшую станцию, в Саатлы.

«Люди из руководства саатлинского района приносили и раздавали людям сыр, хлеб, одеяла. Еще два дня мы стояли в тупике на той станции, после чего нас перебросили на еще одну небольную станцию – Сарычаллар, последнюю станцию имишлинской территории.

К тому моменту часть людей разъехались на попутных машинах. Людей стало меньше, но вагоны все еще были переполнены.

А вечером, локомотивом, мы уже отправились в сторону Баку. 28 октября мы добрались, наконец, до столицы.

Вот такой была моя последняя поездка на родине», - с горечью вспоминает Р.Мамедов.

«О мирном небе над головой мечтаю», - признался Рафик Мамедов, на вопрос о самом заветном желании. Он, увидевший на своем веку сотни несчастных людей, потерявших родных и близких, сам потерявший родной дом, не имея возможности вдохнуть воздух родного края, как никто другой знает, как это важно.

«А еще я хотел бы, чтобы у людей было больше искренней любви друг к другу. Чтобы мы понимали друг друга, чтобы люди хотели жить - в полном смысле этого слова. Чтобы перестали воспринимать друг друга как противников», - говорит он.

24 октября 1993 года, в результате ожесточенных боев, город Горадиз был взят армянскими войсками, что было обозначено в резолюции Совета Безопасности ООН № 884 от 12 ноября 1993 года как оккупация.

5 января 1994 года, в результате контрнаступления, азербайджанская армия восстановила контроль над посёлком. 23 октября 2007 года посёлку городского типа Горадиз был присвоен статус города.

Вынужденные переселенцы из Горадиза постепенно начали возвращаться на родину. Государство помогло восстановить жилье.

После оккупации станция Миндживан, расположенная на железнодорожной линии Баку-Миндживан-Кафан была полностью разрушена.

Зангилан стал последним районом, подвергшимся оккупации.

В результате регулярных пожаров, учиненных армянами, большая часть района превратилась в пепел.

Зеленые насаждения, заповедники, ценные породы деревьев полностью вырублены и уничтожены варварами.

Население этого района составляло более 35 тысяч человек.

Около 35 тыс. человек стали вынужденными переселенцами и расположились в различных областях Азербайджана. В неравной вооруженной борьбе против армянских захватчиков Зангилан потерял 188 шехидов, 44 человек пропали без вести, 110 – стали инвалидами, около 200 детей остались сиротами…

С.М.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА