Анкара продемонстрировала не только риторическую готовность поддержать Баку, но и сделать это на практике – ЭКСКЛЮЗИВ

19:30 29 Августа 2020
Анкара продемонстрировала не только риторическую готовность поддержать Баку, но и сделать это на практике – ЭКСКЛЮЗИВ
18503

Интервью Vesti.az с известным российским востоковедом, директором Центра изучения новой Турции Юрием Мавашевым.

- Некоторые утверждают, что обнаруженное недавно в Черном море газовое месторождение является ничем иным как внешнеполитическим блефом Турции. Насколько это соответствует правде? Возможно ли, что в перспективе с учетом географического расположения и ведения правильной политики, в том числе и энергетической, Турция сможет превратиться в энергохаб?

- Крупное газовое месторождение, обнаруженное в Черном море, это реальность. Блефовать здесь нечем. Это в любом случае шаг в направлении энергетической независимости. И дело здесь не только в инвестиционной привлекательности с точки зрения экономики. Хотя даже после заявления президента Реджепа Тайыпа Эрдогана накануне о "хороших новостях" и о "новой эре" для Турции, акции нефтегазоперерабатывающей компании TÜPRAŞ и производителя оборудования для нефтегазоперерабатывающей промышленности Petkim резко поднялись в цене.

Речь идет о повышении политических и геополитических ставок. Анкара демонстрирует, что готова подтверждать на практике и в реальности свою заявку на региональное лидерство. В этом смысле, новость гармонично ложится в планы руководства страны сделать из Турции энергетический хаб к 2023 году. Или, по крайней мере, заложить основу к нему.

- Как Вы оцениваете политику Турции в Восточном Средиземноморье с учетом сложившихся обстоятельств и шагов стран, как региональных, так и нерегиональных, направленных непосредственно против интересов Турции? Как вы охарактеризуете противостояние между Турцией и Грецией, в том числе и за спорные территории? Что Анкара предпринимает в направлении укреплении своих позиций в этом направлении?

- Давая оценку происходящему в этом регионе, а также действиям турецкой стороны, не стоит поддаваться соблазну упаковать все в «неоосманизм». Да, это сейчас удобное клише, которым все объясняет российская пресса и, к сожалению, зачастую экспертное сообщество. Но придуманное в 1974 году греческими СМИ понятие «неоосманизм» ровным счетом ничего не раскрывает. Я бы назвал эти действия вынужденной проактивной политикой. Страна осознала свои глубинные ценности и цели и движется, исходя из этих принципов.

Когда стало понятно, что в регионе Восточного Средиземноморья формируется так называемый «энергетический треугольник» в лице Греции, Кипра и Израиля, то Турция предприняла ряд шагов превентивного характера, направленных, прежде всего, на обеспечение собственных энергетических интересов. Обоснованность этих шагов подтвердило дальнейшее развитие событий, когда в январе 2019 года появился Газовый форум Восточного Средиземноморья (East Mediterranean Gas Forum, EMGF) со штаб-квартирой в Каире, куда вошли, помимо перечисленных стран, Египет, Италия, Иордания и Палестина. Они заявили, что займутся немного немало формированием общего газового рынка. Ни одно уважающее себя государство в таких условиях, располагая соответствующими возможностями, а Турция, безусловно, относится к таковым, не стала бы ждать у моря погоды или сидеть сложа руки. Именно поэтому столкновения интересов с Грецией на фоне геологоразведки стали неизбежностью.

Если говорить о настойчивости турок, то надо также упоминать о том, что и другие игроки не торопятся найти точки для соприкосновения, как говорят дипломаты. Не устаю повторять: турки не отступят ни на дюйм от своих национальных интересов. Тем более, что вопрос с шельфовой зоной явно трактуется в их пользу. Ведь греческие острова по определению не могут обладать шельфом, поскольку это материковая отмель. С каких это пор острова стали материками? Поэтому можно сколько угодно надувать щеки всем игрокам, но гораздо продуктивнее было бы созвать единый газовый форум стран Восточного Средиземноморья для поиска инклюзивного решения. Попытки выбросить кого-то лишнего за борт успехом не увенчаются. Турки слишком давно пришли на Средиземное море.

- Что вы можете сказать о турецко-американских отношениях? Почему у Анкары такая реакция на заявление американского политика и кандидата в президенты Джозефа Байдена?

- В последние дни турецкая проправительственная пресса обрушилась с критикой на кандидата в президенты США Джозефа Байдена. Причина - в его призывах к администрации президента США пересмотреть коренным образом отношение к действующему президенту Турции Реджеп Тайып Эрдогану. Действительно, Байден - фигура крайне нежелательная для нынешний правящей коалиции в лиц партий Справедливости и развития и Националистического движения.

Кандидата от Демократической партии США не устраивает турецкая политика в отношении курдского вопроса, ведь курды декларативно и иногда на практике являлись союзниками Вашингтона. Можно с уверенностью сказать, что в случае победы Байдена американо-турецкие отношения, и без того не отличающиеся стабильностью, ожидает затяжная зима. Напомню, что благодаря однопартийцам этого кандидата Конгресс США несколько раз принимал антитурецкие резолюции, заставлял Трампа вести жесткую линию по делу Пастора Брансона. В Анкаре об этом не забыли, разумеется. Как не забыли и о том, что в октябре 2019 палата представителей США приняла резолюцию, формально признающую события 1915 года «геноцидом армян».

- Что вы, можете сказать о позиции Анкары в отношении нагорно-карабахского конфликта? Что может предложить Турция в данном контексте?

- Сегодня все чаще появляются публикации, в которых утверждается, что в Закавказье существует риск большой войны. Предполагается, что пограничные конфликты между Баку и Ереваном могут привести к столкновениям в регионе вооруженных сил России и Турции. Действительно, эти опасения небеспочвенны, требуют к себе особого внимания как со стороны политиков и дипломатов, так и со стороны военных и специальных служб. Как известно, в Москву нанес визит новый министр иностранных дел Азербайджана Джейхун Байрамов. Как мы помним, отличительной чертой июльского обострения стала эскалация не в зоне соприкосновения в Нагорном Карабахе, а непосредственно на армяно-азербайджанской границе. За этим последовали российские учения «Кавказ-2020» и турецко-азербайджанские военные учения. В этот раз Анкара продемонстрировала не только риторическую готовность поддержать Азербайджан, но и сделать это на практике. Не уверен, что в Москве и Ереване ожидали увидеть поставки боевой техники, в частности перемещение шесть знаменитых БПЛА Bayraktar TB2 в Азербайджан. Реакция ОДКБ невнятная. Уверен, эта организация уже фактически прекратила свое существование и ни на что не в состоянии влиять. Решение армяно-азербайджанского конфликта возможно только путем двусторонних контактов.

- Какими вы видите перспективы российско-турецких отношений? Нет ли определенного столкновения интересов в ряде точек – Сирии, Ливии?

- В российско-турецких двусторонних отношениях наметился острейший антагонизм. Он выражается в скрытой, а иногда и явной войне российских энергетических госкорпораций с турецкими госструктурами. Глубоко неслучайно, что мегапроект, который в свое время открывали с такой помпой «Турецкий поток» фактически «накрылся», как говорят в народе, «медным тазом». В июне поставки российского газа на внутренний турецкий рынок составили 2 млн. кубометров. Начав этот год с экспорта в 2,2 млрд. кубометров в январе, в июне «Газпром» фактически прекратил поставки газа. Турецкий рынок для него потерян. Ливия только обострила эти противоречия. К сожалению, в Москве не могут отделить межгосударственные отношения и отношения двух народов от интересов кремлевских олигархов. Соответственно, глубина противоречий будет только усиливаться

Джафар Агададашев
Джафар Агададашев

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА