«Вполне возможна передача данных о чиновниках от МНБ Азербайджана ФСБ России»

«Вполне возможна передача данных о чиновниках от МНБ Азербайджана ФСБ России»
10 ноября 2015
# 12:00

Интервью Vesti.Az с известным российским политическим аналитиком Олегом Кузнецовым.

- Олег Юрьевич, не секрет, что сегодня достаточное число предпринимателей из России, и не только армянской национальности, пытаются организовать свой бизнес на оккупированных территориях Азербайджана в Нагорном Карабахе. Как вы можете оценить эту практику с юридической точки зрения?

- Прежде всего, я должен сказать о том, что в моем дипломе о высшем юридическом образовании указана отнюдь не гражданско-правовая специализация, а поэтому я могу отвечать на ваш вопрос, исходя из общих принципов российского и международного права.

Общепризнанное юридическое определение предпринимательства или бизнеса звучит приблизительно так: предпринимательской называется деятельность в целях получения прибыли, которую осуществляют физические и юридические лица собственным иждивением на свой страх и риск. Главным условием легальности любого предпринимательства является непротиворечивость коммерческой деятельности законам той страны, под юрисдикцией которой находится территория или место, в котором данная коммерческая деятельность осуществляется.

Например, в России и, насколько я знаю, в Азербайджане запрещена оффшорная банковская и прочая финансовая деятельность, но за счет такой деятельности живут Виргинские, Каймановы и прочие острова. А это значит, что любой гражданин России или Азербайджана может свободно заниматься этой деятельностью там, если она приносит ему прибыль. И если такого человека в России спецслужбы или правоохранительные органы вдруг обвинят в незаконном предпринимательстве, он всегда может ответить, что законов своей страны он не нарушает, так как осуществляет свой бизнес исключительно за ее пределами, где подобная деятельность преступлением не считается.

Более того, российские государственные корпорации также нередко прибегают к подобным схемам, если они позволяют на легальных основаниях обойти некоторые международные санкции или ограничения. Так, весь авиапарк лоукостера «Победа» - «дочки» Аэрофлота состоит на учете на Багамах, что позволяет избегать воздействия на бизнес этой государственно-коммерческой структуры различных американских и европейских технических регламентов, исполнение требований которых существенно сократило бы прибыль этого предприятия. Поэтому нет ничего удивительного в том, что некоторые российские предприниматели готовы вкладываться в бизнес в так называемом «Арцахе».

- Но вы постоянно говорили о независимых и суверенных государствах, законодательство которых дает те или иные послабления бизнесменам на своей территории. А я задавал вопрос о законности или незаконности инвестирования в развитие бизнеса на оккупированных Арменией территориях Азербайджана, которые только одни армяне считают «Арцахом». Как быть с этим?

- Ну, прежде всего, позвольте вас поправить: даже Армения не признала так называемый «Арцах» в качестве самостоятельного и полноправного субъекта международного права. Причина тому банальна и проста: если официальный Ереван сделает этот шаг, то все представители «карабахского клана» Кочаряна-Саргсяна в Армении автоматически станут гражданами другого государства и будут вынуждены вернуться из Еревана в Шушу.

Поэтому то, что армяне называют «Арцахом», представляет собой стопроцентное квазигосударство, международно-правовому признанию которого препятствует само международное армянство. Но давайте вернемся к поставленному вами вопросу.

Предлагаю посмотреть правде в глаза: вот уже почти четверть века оккупированные территории пусть худо-бедно, но живут своей самостоятельной от Азербайджана жизнью, обладают всеми признаками государственности, которая создает и гарантирует условия для осуществления бизнеса.

Возможно, я скажу чрезмерно резко, но в этом смысле ИГИЛ как террористическое квазигосударство во многом схоже с квазигосударством «Арцах», имеющем в своей исторической ретроспективе схожее происхождение. И там, и там есть своя региональная экономика, требующая инвестиций. И там, и там существует местное законодательство, регламентирующее бизнес на подконтрольных властям территориях. Если условия бизнесмена устраивают, он вкладывает деньги, осуществляет некую коммерческую деятельность на этой территории и получает прибыль. Причем эта прибыль с точки зрения местных законов или понятий является абсолютно легальной.

Исходя из этого, возникает другой вопрос: насколько прибыль, полученная на территориях ИГИЛ и «Арцаха» будет считаться легальной за пределами этих квазигосударств? Ответ на него будет зависеть от политической воли руководства каждой отдельно взятой страны.

В России существует и действует федеральный закон от 7 августа 2001 г. № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», согласно которому деньги, заработанные российскими предпринимателями в так называемом «Арцахе» при попадании на территорию России должны считаться доходами от криминального промысла. Но таковыми они не будут считаться, если она сначала будут вложены в экономику Армении, создадут там новую прибавочную стоимость и в таком качестве вернутся в Россию. Хотя лично я не верю в то, что деньги, однажды выведенные из России, когда-нибудь вернутся в нее обратно.

Поэтому мой конкретный ответ на поставленный вами вопрос будет таким, пусть он даже не понравится вашим читателям: коммерческая деятельность российских и всех прочих предпринимателей в квазигосударстве «Арцах» является преступлением только с точки зрения законодательства Азербайджанской Республики, а поэтому именно Азербайджан, а не Россия должен бороться с этим преступным промыслом.

- Какие меры в этом направлении могут быть предприняты?

- Отвечу на этот вопрос сначала брутально, а потом серьезно. Если Азербайджан вдруг когда-нибудь начнет освободительную войну и победит в ней, то все активы иностранных предпринимателей на территории Нагорного Карабаха, впрочем, даже все коммерческое имущество там на вполне законных основаниях может быть сначала национализировано как полученное преступным путем, а затем приватизировано с торгов, а прибыль от этого – направлена на реинтеграцию воссоединенных территорий в мирную жизнь вашей страны.

А если говорить серьезно, то есть международные структуры, например, Интерпол, которые как раз и занимаются преступлениями такого рода. Если спецслужбы Азербайджана более эффективно заниматься сбором разведывательной информации о незаконной предпринимательской деятельности иностранцев в Нагорном Карабахе, Генеральная прокуратура на основании полученной от них оперативной информации начнет возбуждать дела по факту совершения преступлений, а МВД вашей страны наладит партнерские контакты с Интерполом, то дело вполне может сдвинуться с мертвой точки.

Если известны фамилии и гражданство конкретных нелегальных бизнесменов, то вполне могут быть задействованы дипломатические и политические каналы. На этом я закончу, а то рискую заслужить в свой адрес обвинения о вмешательстве во внутренние дела дружественного моей стране государства.

Тем не менее, особо хочу подчеркнуть один аспект: любой бизнес, даже венчурный, требует гарантий, если не возврата денег, то хотя бы стабильности ситуации вокруг реализуемых коммерческих проектов. Азербайджану вполне по силам организовать прессинг по самым разным каналам в отношении криминальных или, как минимум, полукриминальных иностранных коммерсантов, ведущих свой бизнес в Нагорном Карабахе.

Прессе как «четвертой власти» в этом деле также принадлежит далеко не последняя роль. Главное – сформировать если не чувство, то хотя бы ощущение опасности у ныне действующих и потенциальных претендентов получения прибыли в квазигосударстве «Арцах». Очень часто репутационные издержки бывают сильнее и выше коммерческих, убытки могут быть миллиардные, тогда как прибыль – миллионной.

- Хорошо, такая ваша позиция мне понятна. Имеется еще одна тема, связанная с частной активностью вокруг Нагорного Карабаха некоторых высокопоставленных российских чиновников. В частности, в Азербайджане стало известно, что Виктор Ребец, который  раньше занимал должность гендиректора ЗАО «Южнокавказская железная дорога», а ныне занимает пост начальника  ГУП «Крымская железная дорога» неоднократно посетил Нагорный Карабах. Возможно ли, что у него есть там бизнес-интересы?

- У нас в России на подобные вопросы обычно отвечают так: «не знаю, свечку не держал». Но есть несколько замечаний и комментариев самого общего характера. Этот человек никогда не был государственным чиновником, он являлся и является руководителем коммерческого предприятия со стопроцентным государственным участием или в уставном капитале или в собственности. Иными словами, он занимался и занимается управленческо-хозяйственной, а не административной деятельностью, что совсем ни одно и то же.

Вместе с тем он находился и находится на той должности, исполнение обязанности по которой в соответствии с нормами российского законодательства полностью исключает возможность параллельного осуществления какой-либо иной коммерческой деятельности (за исключением научной, педагогической и творческой), чтобы избежать возникновения так называемого «конфликта интересов», когда возникает соблазн использовать вверенные в управление государственные ресурсы в интересах собственного бизнеса.

В России сегодня весьма активно и уже достаточно эффективно борются с коррупцией, сажают за решетку на долгие срока глав регионов и мэров городов. Руководитель железной дороги – лицо не менее публичное, он по должности обязан быть главой попечительских советов и финансировать какие-то проправительственные общественные фонды, спонсировать социально-значимые инициативы и мероприятия, быть на виду. Такой персоне явной коррупции, а тем более за рубежом, в нынешней России никто не простит.

Поэтому лично я глубоко сомневаюсь в том, что у него там сейчас есть явно выраженные коммерческие интересы, хотя полностью уверен в достоверности информации властей Азербайджана о том, что он ранее неоднократно посещал оккупированные территории Нагорного Карабаха.

- Как Азербайджан может приостановить деятельность на оккупированных территориях российских чиновников? Если в дальнейшем станут известны факты о наличии бизнеса у российских бизнесменов в Карабахе, что Баку должен сделать? 

- Еще раз повторюсь: я глубоко сомневаюсь в том, что российские чиновники имеют свой бизнес в Карабахе. Но если у азербайджанских спецслужб есть достоверные сведения об обратном, то нет ничего более простого в том, чтобы пресечь эту незаконную с позиции норм российского законодательства коммерческую деятельность.

В первую очередь должен сказать, что законодательство России о государственной службе и статусе государственного служащего категорически запрещает этим лицам в какой бы то ни было форме заниматься предпринимательской деятельностью во время исполнения функций государственного служащего. Если данное лицо является собственником коммерческих активов, то они должны быть переданы в доверительное управление третьим лицам, не являющимся родственниками госслужащего. Российским чиновникам прямо запрещено иметь коммерческую собственность за пределами страны. Любое нарушение данных правил приводит к административному разбирательству и чаще всего к увольнению. Действует принцип: или служи, или занимайся бизнесом.

А поэтому, если у спецслужб Азербайджана имеется достоверная и подтвержденная доказательной базой информация о коммерческой деятельности конкретных российских чиновников в Нагорном Карабахе, вполне достаточно передать ее по дипломатическим каналам в контрольно-ревизионное управление Администрации президента Российской Федерации.

Ни для кого не секрет, что в штате посольства любой страны в любой другой стране мира находится официальный представитель спецслужб данной страны, который на официальном уровне координирует свою деятельность с коллегами страны пребывания. Поэтому если оперативная информация достоверна, но недостаточно подтверждена доказательной базой, вполне возможна ее передача от МНБ Азербайджана ФСБ России для ее последующей проверки уже на территории моей страны. В структуре центрального аппарата ФСБ России существует целое управление по противодействию коррупции, и его сотрудники будут очень рады получить информацию соответствующего содержания, особенно если ее достоверность будет доказана.

И, конечно же, никто не исключал роль прессы в этом вопросе: для того и существуют масс-медиа, чтобы придавать гласности компрометирующую информацию на чиновников, тем более чужой страны. Публикуйте фото коммерческой недвижимости, еще лучше – документы о праве собственности на нее. Поверьте, эти действия не останутся гласом вопиющего в пустыне. Сейчас в России экономический кризис, денег в стране не хватает, и политическому руководству страны очень интересно знать, куда утекают денежки.

Вугар Гасанов 

# 13220
avatar

Vesti.az

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#