Несмотря на десятки киноролей, он в памяти остался как шеф гестапо

16:45 15 Декабря 2017
Несмотря на десятки киноролей, он в памяти остался как шеф гестапо
2554

Vesti.Az продолжает проект «Легенды мирового кинематографа». В нашей рубрике публикуются статьи, очерки, эссе, повествующие о жизни и деятельности великих отечественных и зарубежных творцов кино. Великий, сказочный, реальный, прекрасный беспрестанно притягивающий нас кинематограф. Кто из нас не засматривался прекрасными художественными полотнами, которые раскрывались перед нами на экране? Или вдумчиво не следили за документальным и научно-популярным кино? За этими творениями стоит труд многих и многих людей кинематографического цеха. Но лишь определенная часть этих тружеников кино при жизни или после нее удостаивались звания великих. Они становились легендами кинематографа.

В начале этой недели Москва прощалась с великим актером. Имя его знаковое. Оно стоит наряду с именами Олега Табакова, Вячеслава Тихонова, Василия Ланового, Евгения Евстигнеева. Он был мастером своего дела. Великолепные роли, которые он исполнил за свою карьеру в театре и в кино навсегда останутся в памяти поклонников искусства. Но все же, этот актер в первую очередь останется в истории советского и мирового кинематографа как создатель образа шефа гестапо фашисткой Германии Мюллера, в легендарном сериале Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны»…

***

Леонид Броневой родился 17 декабря 1928 года в Киеве. Его родители познакомились на рабфаке, мама - Белла Львовна - училась на экономическом факультете, папа - Сергей Осипович - на юридическом. Они верили в светлую идею, в революцию. Отцу предложили работать в НКВД. Однако в 1937 году родителям пришлось расстаться, когда отца арестовали, осудили, а Леонида с матерью как "семью врага народа", сослали в город Малмыш Кировской области. Жизнь была сломана. Матери было 27 лет, ей сказали: разведись, жить будет легче. Она последовала этому совету, но жить легче не стало: в ссылке голодали и холодали. Спустя четыре года они с мамой вернулись в Киев, а через несколько дней началась война. Пришлось срочно эвакуироваться. Так они оказались в южном Казахстане, в городе Чимкенте.

Отцу Леонида дали 10 лет с правом переписки. Когда он освободился, то хотел вернуться к семье, но мать не захотела.

В 1944 году в эвакуации Броневой закончил 7 классов, причём одновременно с учёбой он подрабатывал, где только возможно. За год сдал экзамены за оставшиеся классы средней школы, но заняться журналистикой или дипломатией, как хотелось, он не мог - мешало клеймо сына "врага народа". Тогда он решил поступить в Ташкентский театрально-художественный институт имени А.Н.Островского, где в анкете о родителях не спрашивали. В 1950 году Броневой его окончил.
После распределения работал в театрах Магнитогорска и Оренбурга.

В 1953 году приехал в Москву, где поступил на третий курс Школы-студии МХАТ имени В.И.Немировича-Данченко, по окончании которой (1955) снова покинул столицу и работал в театрах Грозного, Воронежа, Иркутска.

Лишь в 1961 году Броневой приехал в Москву и стал актером театра на Малой Бронной. Наиболее значительными в этот период были роли в спектаклях, поставленных А.Эфросом: "Женитьба" Н.Гоголя, "Ромео и Джульетта" Шекспира, "Сказки старого Арбата" А.Арбузова, "Директор театра" И.Дворецкого и др.

С 1988 г. - в труппе театра Ленком. Работы Л.С.Броневого здесь - Крутицкий в "Мудреце" (по А.Островскому), Дорн в "Чайке" А.Чехова, Норфолк в "Королевских играх" Г.Горина, Потапыч в "Варваре и еретике".

В кино - с 1964 года, самая популярная кинороль - Мюллер в легендарном телесериале Татьяны Лиозновой "Семнадцать мгновений весны".

Несмотря на десятки сыгранных киноролей, на многолетнее служение театру, на тонкие, изысканные работы на телевидении, Леонида Броневого до сих пор воспринимают как Мюллера. Эта роль стала "визитной карточкой" актера вполне справедливо. Броневой шел к признанию очень долго. Он закончил два театральных вуза - любил учиться. Постигал сцену на многих провинциальных подмостках, а в Москве опять же учился, общаясь с такими мастерами, как Гончаров, Равенских, Эфрос. В театре он блистательно сыграл Шуйского, Людовика ХIV, Христофора Блохина, Яичницу, но знали актера только заядлые театралы. И вот Татьяна Лиознова приглашает Броневого на роль Мюллера, и происходит рождение новой кинозвезды.

Первоначально Броневого пробовали в этом фильме на роль Гитлера. Однако воспротивилась жена Леонида Сергеевича, да и у него самого не было желания играть этот персонаж. Тогда и была предложена роль Мюллера. Кстати, блестяще сыгранный им нервный тик Мюллера - результат того, что ему был тесен мундир.

После роли Мюллера на Броневого обрушилась просто всенародная слава. Нельзя сказать, что главная заслуга этого успеха - только личное обаяние актера. Наибольшее профессиональное умение Броневого - умение мыслить в образе. Это своеобразный актерский интеллект, который украсил и другие роли Броневого. Он замечательно сыграл в дальнейшем во многих фильмах, но образ Мюллера будет преследовать его на протяжении всей жизни.

Среди других его заметных киноролей: Мануйлов в исторической драме "Агония" , Герцог в притче "Тот самый Мюнхгаузен" , Велюров в лирической комедии "Покровские ворота", доктор в «Формуле любви».

Интересные роли были в фильмах "Конец операции "Резидент" - Штаубе, "Небеса обетованные" - генерал.

Однако, несмотря на удачные роли и всенародное признание официальных наград Леониду Сергеевичу пришлось ждать долго. Чтобы получить почетное звание, надо было пройти девять кругов ада. И первый самый страшный - партбюро театра. После - райком партии, горком профсоюза и т.д. Поскольку Броневой был беспартийный, это становилось для него большой проблемой. Звание "Народного артиста РСФСР" он получил благодаря Б.Н.Ельцину. Броневой так рассказывает об этом: "Мы выступали в Кремлевском дворце съездов. После концерта за кулисы пришел тогдашний Первый секретарь МГК Ельцин в сопровождении чиновников… И вдруг обращается прямо ко мне: "Вы сибиряк?" Я отвечаю: можно сказать - да, работал много лет в Иркутске. Тогда он поворачивается к сопровождающим, среди которых я узнал министра культуры РСФСР Мелентьева: "Почему он до сих пор не Народный артист России?" Буквально через два дня я уже был им!".

К своим ролям, как в кино, так и в театре Леонид Сергеевич подходил со всей ответственностью: "Я самоед. Чем больше играю, тем больше мои требования к самому себе. В молодости был легкомысленным: дали красивые сапоги, замаршировал браво, и все прекрасно. Сейчас все совсем по-другому: долго обдумываю роль, слова, в общем, начинаю жить ею. Другим я прощаю огрехи - не делаю замечаний, если только сами не спросят. А к себе бес-по-ща-ден".

Актер прожил долгую и интересную жизнь и покинул этот мир, не дожив до своего 89-летия лишь одну неделю.

Фуад Бакылы

[email protected]

Vesti.az

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА