«Вагзалы», «Яллы», «Узундере», «Мирзеи», «Газагы» и «Терекеме» - всё армянское

19:00 22 Апреля 2017
«Вагзалы», «Яллы», «Узундере», «Мирзеи», «Газагы» и «Терекеме» - всё армянское
31698

Общеизвестно, что чем более культурно и политически слабее нация, тем на большее она претендует. Страдая от нищеты культуры, армянские шовинисты осуществляют политику присвоения и уничтожения культурного, исторического и духовного наследия азербайджанского народа. При этом они нагло заявляют о том, что азербайджанцы присваивают их культуру. Очередным примером подобной политики стали откровения агентству «Sputnik Армения» композитора Артура Шахназаряна.

По мнению Шахназаряна, такие танцы как "Вагзалы", "Яллы", "Узундере", "Мирзеи", "Газагы" и "Терекеме", а также народные песни "Сары гялин", "Ханбаджы", "Дели джейран" являются армянскими. Наглость этого композитора, чье полное имя даже не является армянским, поражает своим цинизмом и глупостью.

Он утверждает, что танец «Вагзалы» на самом деле является армянской мелодией «Калоси пркен», которую исполняют во время свадьбы в момент выхода невесты из дома.

В качестве доказательства своих слов он приводит тот факт, что азербайджанский вариант исполнения данного произведения неточный. «Наши соседи играют его со свойственными восточной музыке вибрациями — мугамом, с трудом можно уловить мотив этой песни, а ноты и вовсе невозможно записать. Армянская же мелодия ясна и музыкально верна», - отмечает он.

Старинный танец «Мирзаи» известный также под названием «Вагзалы» традиционно исполняется на азербайджанских свадьбах женщинами, иногда совместно с мужчинами. В 1852 году в Санкт-Петербурге был издан «Исторический памятник состояния Армянской области в эпоху присоединения к Российской Империи» российского историка и этнографа Ивана Шопена. В этом произведении И.Шопен отмечает, что «армяне, если имели когда-нибудь национальные танцы, то ныне утратили их, так как и национальную музыку свою; нынешние танцы этого народа заимствованы от татар (то есть азербайджанцев – ред.) и горцев». («Исторический памятник», страница 898).

Он также отмечает, что «татары (азербайджанцы) наклонны к забавам всякого рода и в особенности к пению и пляске: они в этих искусствах сделались учителями порабощенных ими армян» (там же, страница 896). По словам Шопена, «армяне переняли музыку и песни от татар (азербайджанцев)» (страница 898). Он также описывает и восхищается танцем «Мирзаи», который исполняется азербайджанскими женщинами.

Как видим, И.Шопен отмечал полное отсутствие у армян своих национальных танцев и музыки, упоминая азербайджанский танец «Мирзаи», а не «Калоси пркен».

А российский историк Николай Дубровин в изданном в 1871 году произведении «Очерк Кавказа и народов, его населяющих» так описывает армянскую свадьбу: «На полу, устланном коврами и поджав под себя ноги, размещаются гости обеих отделений и слушают музыку: двух скрипачей и двух песенников, утешающих их без умолку татарскими (азербайджанскими – ред.) и персидскими песнями».

Далее Шахназарян отмечает, что танец, который азербайджанцы называют "Яллы" — не что иное, как армянский хоровод или "шурджпар". По его мнению, такой танец, когда женщины и мужчины ведут хоровод, взявшись за руки, не типичен для данного народа, это даже противоречит их религии (имеется в виду мусульманство – ред.).

Азербайджанцы танцуют «Яллы» в праздник Новруз вокруг костра в направлении против часовой стрелки. У азербайджанского народа есть и такие кругообразные танцы, во время исполнения которых участники образуют двухрядный круг. Это танцы «Газы-Газы» и «Гечдю балабан».

Танец «Яллы», история зарождения которого связывается с Гобустанской культурой (XII тыс. до н.э.), непосредственно связан с культом поклонения огню. Разновидностей этого танца у азербайджанцев исчисляется до ста видов: «Тензере», «Шарейи», «Урфани», «Галадан-галая», «Ики айаг» и другие.

Вышесказанное не вписывается в логику высказывания Шаназаряна о том, что «яллы» — выдуманный танец, просто-напросто театральная постановка, а движения заимствованы из разных танцев.

Его высказывания относительно танца «Узундара» (в переводе с азербайджанского языка означает «длинное ущелье») смехотворны. «Азербайджанцы полностью искажают мелодию этого произведения, в чистом виде его вновь можно найти у Арама Хачатуряна в балете «Гаяне». Между двумя исполнениями существует колоссальная разница. В «Гаяне» она точная, в ней нет ни единой лишней ноты», — говорит Шахназарян, отмечая, что в азербайджанском исполнении мелодия «плывет», а в нее вплетается множество лишних мотивов. А не смущает ли Шахназаряна азербайджанское название этого «армянского» танца?

Касаясь происхождения песни и танца «Сары гялин» (в армянском варианте - «Сари ахчик»), Шахназарян отмечает, что «единственный самый старый образец нотной записи произведения «Сари ахчик» принадлежит выдающемуся армянскому композитору, музыковеду и фольклористу Комитасу».

«В армянском происхождении данной композиции сомневаться даже не приходится, поскольку имеется нотная запись, сделанная рукой Комитаса и подписанная «1913. Сурмалинский уезд Эриванской губернии». Азербайджанцы ее попросту не могут присвоить, поскольку у них нет ее нотной записи. А почему они не сделали этого? Потому что это не их музыка», — говорит Шахназарян.

Согласно переписи 1897 года этнический состав Сурмалинского уезда Эриванской губернии выглядел следующим образом: азербайджанцы — 41 417 чел. (46,5 %), армяне — 27 075 чел. (30,4 %), курды — 19 099 чел. (21,4 %) и русские — 725 чел. (0,8 %). При этом необходимо учитывать факт того, что во второй половине XIX века армяне массово переселялись на территорию Эриванской губернии из Персии и Османской империи.

В «Сары гялин» используется такой характерный только для азербайджанских песен и танцев прием, как переходы внутри построения в другие разделы. И именно этот метод развития, присущий многим другим образцам, подтверждает доводы относительно этой песни, как характерной для азербайджанской народной музыки. Смысл припевов в песне «Сары гялин» «нейлим-нейлим», понятен каждому азербайджанцу, но армянские плагиаторы не могут дать этому объяснение.

Армянский этнограф Липарит Назарьянц в изданной 1901 году статье «Свадебные обряды и обычаи армян Эриванской губернии» отмечал, что на свадьбах армян этого региона «песни по большей части поются на татарском (азербайджанском – ред.), а иногда и на курдском языке». Назарьянц в своей статье также приводит азербайджанские слова из одной из этих свадебных песен, которую пели молодые парни и девушки во время исполнения популярного азербайджанского танца «Яллы».

В 18-ом выпуске «Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа» опубликованной в 1894 году Александр Калашев отмечает что, накануне праздника «Вардавар» в селе Чайкенд Елизаветпольской губернии, армянские девушки и юноши часто поют татарские, то есть азербайджанские песни.

Армянский музыковед и фольклорист Соломон Согомонян (1839-1935) известный также как Комитас занимался сбором и исследованием народной музыки. Но учитывая вышеприведенные факты, что у армян не было своих национальных песен, можно сделать вывод о том, что Комитас собирал песни других народов, выдавая их за армянские. Это подтверждают многие армянские музыковеды.

Продолжая музыкальное образование в Берлине в 1899 году, Комитас в качестве своей дипломной работы выбрал курдскую песню. Довольно странный выбор для человека, утверждавшего о самобытности армянской музыки.

В качестве «аргумента» о том, что песня «Сары гялин» является армянской, Шахназарян приводит якобы слова министра иностранных дел Турции Ахмета Давутоглу, сказанные в 2011 году в эфире программы Şeffaf Oda на телеканале Kanal D. Просматривая видео этой передачи (https://www.youtube.com/watch?v=8D2mnZuI_Zg) нельзя утверждать, что А.Давутоглу сказал, что эта песня является исконно армянской. Об этом говорит телеведущий программы Şeffaf Oda Гюнери Дживаоглу, который не является музыковедом.

Напоследок хотелось бы напомнить Шахназаряну о том, что выдаваемая сегодня за армянскую песню «Дле яман» на самом деле является курдской и называется «Дьло, йаман». Помимо этого, гордость армянского народа, один из крупнейших композиторов XX века, автор музыки Государственного гимна Армянской ССР Арам Хачатурян, а также основоположник армянской национальной профессиональной музыки Арам Мерангулян были этнически евреями. Можно ли после этого утверждать, что армяне обладают своей «музыкальной культурой»? На этот вопрос не сможет ответить знаток армянской команды «Что? Где? Когда?» Артур Шахназарян.

Заур Нурмамедов
Заур Нурмамедов

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА