Украденный карабахский ковер хотели продать на аукционе в Израиле за $80 тысяч – К ПОИСКАМ ПОДКЛЮЧИЛИ ИНТЕРПОЛ - ФОТО

15:00 02 Октября 2019
Украденный карабахский ковер хотели продать на аукционе в Израиле за $80 тысяч – К ПОИСКАМ ПОДКЛЮЧИЛИ ИНТЕРПОЛ - ФОТО
3110

«Я как чувствовала. В тот день я пришла на работу где-то на полчаса раньше. Когда подошла к дверям, то увидела, что они настежь открыты, точнее взломаны. Я немедленно вошла в ту комнату. Их там уже не было….»


Музей ограбили. Унесли два ценных ковра, относящихся к Муганской и Карабахской школе, им было более ста лет. Рассказывает Сурайа ханум - незаменимый и самоотверженный директор Саатлинского исторического краеведческого музея. Вспоминать эту историю без слез она, к сожалению, не может: «Будто украли двух дорогих мне детей»

Мы еще вернемся к истории о коврах. А пока мы осматриваем музей, директором которого является Сурайа ханум. Как вы думаете, сколько экспонатов хранится в небольшом музее самого маленького района республики? Вы не поверите, но более 10 000. В этом музее можно встретить редкие экспонаты, относящиеся к предметам быта, культуры и вероисповедания народов, проживающих на этой территории с самых древних времен и до наших дней.

Кстати, немного вернувшись назад, отметим, что когда-то музей был создан по инициативе первого секретаря комитета партии Саатлинского района Алмаз Гаджиевой. Первый секретарь вызвала тогда к себе молодую, недавно окончившую художественную школу имени Азима Азимзаде
Сурайу и сообщила ей о своих планах.

-В то время меня хотели отправить в Харьковскую высшую художественную школу, но мой отец не дал согласия, и я осталась работать в районе. В тот период для меня, молодой девушки это была очень ответственная должность.

Она начала с того, что перенесла всю свою домашнюю коллекцию в музей. Затем стала обходить все деревни в Саатлы и находила такие экспонаты, стоимость которых сегодня составляет около ста тысяч манатов. Чего только нет в этом музее? Например, печать Московской губернии. Как вы думаете, где она была найдена? Пусть Сурайа ханум расскажет сама:

- Рядом с мечетью проводились раскопки. Мне доложили, что под землей что-то обнаружили. Я срочно туда отправилась. Мы нашли там много личной посуды, различных вещей и эту печать. Еще сообщу вам одну интересную деталь. Во время раскопок в нашем районе была также найдена печать Будапештского банка. Мне тоже интересно, что связывает эти вещи с Саатлы? В нашем музее также есть монеты золотой чеканки, относящиеся к Византийской империи. Это объяснить можно; на этой территории шли войны, так они сюда и могли попасть. Но вот печать Будапештского банка – эта весьма интересная находка требует серьезного расследования.

Сурайа Муганлы коснулась еще одной серьезной темы. По ее словам, во время пахотных работ в селе Джафархан местными жителями был обнаружен медный котел.

-Представьте себе, что надпись на ручках котла не оставляла никаких сомнений о возрасте изделия. Это были не узоры, а клинопись. Тот самый житель, обнаруживший находку, сначала использовал этот котел у себя в быту. Но впоследствии по просьбе Сурайи ханум сдал в музей.

- Как профессиональному художнику мне известно, что узоры на ручках котла не носят изобразительный характер, они очень напоминали древние тюркские письмена. Поэтому в таких вопросах необходимо мнение соответствующих специалистов.

И таких экспонатов в музее сотни. И не только экспонатов. Например, здесь можно встретить много редких хроник, газет и журналов, голосовых записей, которых нет ни одном музее страны.

С первого взгляда Саатлы может показаться бедным, с точки зрения, исторических памятников регионом. Но это не так. Представьте, что, согласно постановлению № 132 Кабинета министров Азербайджанской республики от 2 августа 2001 года, 9 археологических памятников находятся под охраной закона – это некрополь Джафархан, расположенный на территории села Сарычалар, могильники в селе Кечигирань, некрополь Азадкенд, три некрополя Гаралар, некрополь Абасбейли и некрополь Мамедабад.

А вот некрополь Азадкенд заметно отличается от других. В этом селе в конце 70-х - начале 80-х годов во время раскопок были обнаружены останки древнего городища. О находке узнали и в Москве. В деревню немедленно была направлена экспедиция.

-Все, что смогли, увезли в Москву и Ленинград, начиная с надгробий, медных и серебряных изделий и до украшений, рассказывает Сурайа ханум. Кстати, в одном из уголков музея хранятся украшения из золота и серебра. «Эти экспонаты бесценны», - говорит директор музея.

Еще есть одна важная находка у Сурайи ханум. Речь идет о никому не известном художественном произведении азербайджанского художника Джавада Мирджавадова.

Рассказывает Сурайа ханум:

- Я нашла это произведение искусства буквально в мусоре. На территории, где располагалось общежитие беженцев, была мусорная свалка. Так вот, эту картину я обнаружила там. Я не знала, что это картина Мирджавадова, подняла ее и принесла домой. Я - профессиональный художник. Сначала я решила, что это любительская работа на холсте, но потом, когда я очистила ее от песка и пыли, поняла, что это работа профессионального художника. Я была в шоке, когда увидела имя Джавада Мирджавадова на полотне. Я поняла, какую ценную находку обнаружила. Позже мне за эту картину предложили около 100 000 манатов, но я ее даже дома не оставила, принесла в музей.

…Вернемся к рассказу об украденных коврах. Заметив взломанную дверь, Сурайа ханум немедленно направилась в Саатлинское управление полиции. Но здесь в краже чуть не заподозрили саму Сурайу ханум, ее даже хотели задержать, но ей удалось убедить полицейских в своей невиновности. Покинув отдел полиции, она тотчас отправилась в Баку. К делу подключились Министерство культуры и туризма и Министерство внутренних дел. Но ковры никак не могли найти. Однако, Сурайа ханум верит в удачу, в то что ковры обязательно найдутся. Также к поискам присоединился Интерпол. Ковры теперь искали по всему миру. И…

И однажды эти ковры нашлись в Израиле, на аукционе, где их пытались продать за 80 000 долларов. Ковры немедленно доставили обратно в Баку, в музей Саатлы. Сурайа ханум охраняет этот музей как зеницу ока. Она продолжает ходить по деревням, находить редкие предметы, которые затем реставрирует.

- У нас тесное помещение, а новые экспонаты продолжают поступать, мы растем. К тому же, у нас в музее действует художественная галерея. Среди наших детей - много талантливых. Но ведь здесь музей, разве нельзя перенести галерею в другое место?

Интересный вопрос. Наверное, он найдет свое решение. В конце Сурайа ханум сообщила нам, что заканчивает работу над своей картиной, посвященной годовщине Насими.

- Она написана немного в необычном стиле. Символика? Пусть это останется тайной, когда-нибудь я расскажу, или…..Или же оставим на суд читателя. Тому, кто сможет открыть этот секрет, получит от меня в подарок одну из моих картин.

Сабухи Мамедли
Сабухи Мамедли

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА