Мать шехида: «За несколько часов до смерти, Натиг увидев нас, прослезился»

15:40 17 Декабря 2016
Мать шехида: «За несколько часов до смерти, Натиг увидев нас, прослезился»
31812

Давно ли песни ты мне пела,

Над колыбелью наклонясь.

Но время птицей пролетело,

И в детство нить оборвалась…

Эти строки из некогда известной в советское время песни «Поговори со мною, мама», которую блестяще исполняла Валентина Толкунова. Именно припев этой песни подтолкнул нас к идее начать одноименный проект «Поговори со мною, мама».

В этой рубрике мы намерены рассказать читателям о наших шехидах, имя которых, к сожалению, предано забвению и о семьях которых очень редко вспоминают соответствующие органы и чиновники.

О шехидах, положивших на алтарь свободы самое ценное – собственную жизнь, расскажут матери шехидов. С помощью их рассказов читатели Vesti.Az узнают о том или ином герое, который навсегда останется в памяти своих близких, и мы надеемся впредь и в памяти наших читателей, может и молодыми, но очень любящими свою Родину.

Как бы это банально ни звучало в нашем практическом мире, такие люди не должны быть преданы забвению.

Рождение ребенка, рождение нового чуда – это большой праздник и большое счастье для семьи. В 1975 году Сакина Азимова родила последнего ребенка - сына Натига. Все в семье баловали чудного малыша, больше всех о нем заботились. Но чрезмерная любовь не испортила Натига, не сделала его эгоистом. У него был мягкий, добродушный характер...

22 года как Сакина Азимова носит черную повязку на голове. 22 года она не может радоваться жизни, сердце обливается кровью и душа болит от потери родного человека, любимого сына Натига. После смерти сына для нее весь мир погрузился во мрак...

« ...Мы жили в селе Хурама Зангеланского района. Покойный муж Исмайыл занимал хорошую должность в районе. Собственный дом был, хозяйство большое. Ни в чем не нуждались. Но счастливые дни закончились после того, как армяне стали выступать с притязаниями на наши земли. Когда ситуация в районе ухудшилась, мой средний сын Намиг записался в добровольцы. А в 1992 году призвали в армию младшего – Натига.

5 января 1994 года Намиг был ранен в бою за поселок Горадиз Физулинского района. Его отправили в госпиталь в Баку, где он проходил лечение. Спустя два месяца, 5 марта в бою за село Абдуррахманлы Физулинского района был ранен мой младший сын Натиг. Вражеский снайпер тяжело ранил моего сына в голову, после чего у него отнялась речь.

Мы не знали, что с ним случилось. Внук нашего родственника от друзей услышал, что Натига ранило в бою. Эту весть сообщили моему деверю.

Сидим мы дома, как вдруг к нам пришли родственники - деверь, его жена, дети. И ведут себя как-то странно. Выходят из комнаты, перешептываются. А потом муж и сыновья ушли куда-то. Узнав, что все они пошли к племяннику мужа, который жил этажом ниже, я заподозрила что-то неладное. Не стерпела и также пошла за ними.

Пришла, вижу, все сидят печальные. Я стала упрашивать, чтобы рассказали, что произошло и скрывали от меня правды. Жена деверя со слезами на глазах говорит: «Натиг ранен, но не волнуйся, ранение не тяжелое», - рассказывает Сакина Азимова.

По словам матери шехида, она осознала, что будь ранение несерьезное, то родственники не стали бы это скрывать от нее.

«Стала убиваться, а родственники все пытались меня успокоить. В этот же день муж, сыновья, и другие родственники поехали к моим племянникам - дети моего брата жили в селе Халадж вблизи железнодорожной станции Дашбурун Бейлаганского района, который расположен вблизи прифронтовой зоны. Они хотели убедиться в достоверности этой новости: вдруг он не ранен, а погиб или же пропал во время боя.

Один из сыновей брата работал водителем в военной части, где служил Натиг, отвозил горючее. Он сказал, что нас не пустят в прифронтовую зону, так как в Физулинском районе идут бои. Он сказал, что сам все разузнает, и благодаря ему, нам стало известно, что Натиг был ранен. И после того, как ему была оказана первая медицинская помощь, его вместе с остальными тяжелоранеными госпитализировали на вертолете. К сожалению, врачи точно не знали, куда именно был госпитализирован мой сын. Позднее выяснилось, что Натига военным вертолетом доставили в Баку», - говорит моя собеседница.

Как отметила С.Азимова, Натига до вертолета на носилках донес наш сосед и родственник Исаг (он тоже позднее погиб). «Он хотел сопровождать Натига, так как мой сын после ранения не мог говорить. Исаг сказал врачам, что знает его семью, и о случившемся сообщит родным.

Но кто-то оттолкнул его, и представившись двоюродным братом Натига, сам сел в вертолет. Несмотря на все попытки Исага уличить самозванца во лжи, никто его не стал слушать. А по прибытии в Баку, этого человека и след простыл.

Муж с детьми стали искать Натига во всех больницах, военном госпитале, но нигде его не было. Когда они приехали в больницу имени Семашко (ныне Клинический медицинский центр №1 – авт.), и там Натига не оказалось в списке раненых.

Муж, как он потом рассказывал, спросил у медсестер, поступал ли в больницу раненый, чья личность неизвестна. Медсестры ответили, что в реанимации лежит раненый солдат, но ни имени, ни фамилии его они не знают.

Муж попросил разрешения взглянуть на него, но ему сказали, что пусть в палату зайдет кто-нибудь другой. Старший сын, войдя в палату, увидел Натига с перевязанной головой. Сын весь в слезах вышел к отцу и братьям, и сказал, что, наконец то, его нашли, хоть и в тяжелом состоянии.

Мне тоже позвонили и сообщили, что Натиг нашелся и лежит в больнице имени Семашко. На следующее утро мы с родственниками были уже в больнице.

8 дней Натиг пролежал в больнице, и за эти дни его дважды прооперировали. Врачи извлекли пулю из его головы. Я стала упрашивать врача, чтобы он спас моего сына. А он стал успокаивать меня: « Он твой сын, наш брат, он солдат армии, он ради нас, ради Родины жизнью рисковал, и наш долг его спасти, и мы сделаем все, чтобы спасти нашего брата». Из-за того, что пуля задела мозг, надежды на спасение было мало. Но врачи старались изо всех сил.

На восьмой день Натига не стало. В последний день после долгих уговоров врач пустил сына, мужа и меня к Натигу, перед этим категорически запретив нам разговаривать с ним. Врач сказал, что он не может ответить, и от этого ему становится еще хуже. Однако муж, войдя в палату, стал звать его по имени: «Натиг, Натиг». Сын открыл глаза, но из-за того, что не мог говорить, у него по щекам катились слезы.

До последних своих дней он так и не смог произнести ни слова, и это меня угнетает больше всего. 13 марта 1994 года моего сына не стало», - с болью в сердце вспоминает мать шехида.

«Он был самым младшим в семье. Старше его были два брата и две сестры. Дружелюбным был, веселым, общительным, ловким, смышленым, любил пошутить. Никому не отказывал в помощи. Мечтал стать полицейским, мечтал об армии. Ему нравилось фотографироваться в военной форме. Когда Натиг учился в 8-ом классе, он поехал в райцентр и сфотографировался в военной форме.

В декабре 1992 года его призвали в армию. Вначале их вместе с остальными призывниками привезли в Баку, на армейский пересыльный пункт в поселке Баладжары, оттуда он был определен в военную часть в Саатлинском районе. А через несколько месяцев был направлен на передовую в Агдамский район, где шли бои.

Их было всего 6-7 зангеланцев - призывников. Позднее их направили в Зангелан, в то время шли тяжелые бои в районе Йемезли, Коллугышлаг. Ситуация была тяжелая.

Потом они вместе с добровольцами Шайыфлинского батальона воевали за Зангелан. До последних дней он плечом к плечу воевал вместе с братом. После оккупации Зангелана добровольцев Шайыфлинского батальона собрали в Геранбойском районе, а после направили в Физулинский район…

Мечтам моего сына не суждено было сбыться... Он, несмотря на то, что его в семье все баловали, никогда не был капризным. Не был привередлив в еде, и с аппетитом ел все, что готовили. Он довольствовался тем, что у него есть.

Даже после того, как мы потеряли родные земли и стали вынужденными переселенцами, он все время успокаивал меня со словами: «Мама, не грусти, все наладится. Мы вернемся в родной дом».

Мы с Натигом были очень дружны. В душе он был ребенком, обнимал меня, целовал, утешал.

Он морально поддерживал меня все то время, которое он проводил дома, после того как мы приехали в Баку….

…У него была любимая девушка, но об этом я узнала от дочерей деверя. Сам он мне ничего не говорил...

После того, как мы его потеряли, он снился мне пару раз. В первый раз он мне приснился после смерти. Вижу он в военной форме стоит во дворе деверя, который жил с нами по соседству.

«Натиг, Натиг», - зову я его. А он даже не поворачивается ко мне, как будто не слышит меня. Мне плохо, что он не смотрит на меня, начинают плакать и кричать сквозь слезы.

В другой раз, когда он мне приснился, вижу, мы в Зангелане. Он стоит неподалеку от дома, а я ему кричу: «Натиг, загоняй во двор гусей, теленка». Он всегда помогал мне по хозяйству. И не только мне, всем родственникам, соседям.

Он дружил со своими двоюродными сестрами. Они были ровесниками, играли вместе, баловались. Он их очень любил и радовался, когда наступали каникулы. Им Натиг тоже часто снится.

Он также очень любил своих двоюродных братьев и племянников. У мужа был единственный брат, у которого было 6 сыновей. Натиг в двоюродных племянниках души не чаял. После окончания школы, Натиг тайком от нас подал документы в ПТУ в Зангелане. После того, как поступил, поделился с нами радостной вестью. Но, к сожалению, война не дала возможность завершить учебу. Он никогда не пропускал занятия в школе. Был целеустремленным, старательным учеником», - вспоминает С.Азимова.

В завершении беседы мать шехида посетовала на равнодушие и безучастие отдельных чиновников. «За эти годы ни один представитель исполнительной власти Зангеланского района или других государственных структур ни разу не навестили нас. Не интересовались семьей шехида ни в годовщину смерти моего сына, ни в другие даты. Мы обращались с письмом, чтобы нам, как семье шехида, выдали квартиру, но нам отказали, сказав, что нет возможности.

За эти годы только командир Шайыфлинского батальона Сабир и другие боевые товарищи сына приходили к нам, не забывали. Спасибо им, и вам за то, что чтите память шехидов», - закончила рассказ Сакина Азимова.

Вафа Фараджова
Вафа Фараджова

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА