«Не дайте, чтобы меня взяли в плен. Сразу убейте!» - УЖАСЫ ВОЙНЫ ИЗ УСТ ЧЛЕНОВ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ЖЕНСКОГО БАТАЛЬОНА - ФОТО

15:26 29 Ноября 2019
«Не дайте, чтобы меня взяли в плен. Сразу убейте!» -  УЖАСЫ ВОЙНЫ ИЗ УСТ ЧЛЕНОВ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ЖЕНСКОГО БАТАЛЬОНА - ФОТО
3300

На днях бывший депутат Милли Меджлиса Джумшуд Нуриев сделал скандальное заявление о женщинах, воевавших в годы Карабахской войны.

В эфире передачи Əsas məsələ, выходящей на государственном телеканале АzTV, он заявил: «В то время у Народного фронта Азербайджана был женский батальон, который возглавляла Ханым Халилова. Все разведенные, уличные женщины находились там и употребляли отборный мат».

Эти слова вызвали широкий резонанс и возмущение азербайджанской общественности. Несмотря на то, что впоследствии Дж. Нуриев принес свои извинения и заявил, что его не так поняли,
Vesti.az решил развить тему женского батальона, воевавшего в годы первой Карабахской войны. Путь наш лежал в Общество защиты прав женщин Азербайджана имени Диляры Алиевой, где зародилась эта структура.

Встретила нас руководитель информационного отдела Общества, писатель, военный журналист Фируза Асадуллаева.

Она сообщила, что во время оккупации Нагорного Карабаха и семи прилегающих районов, Общество выступило с заявлением о приостановлении своей деятельности и создании женского батальона для оказания помощи азербайджанской армии.

«Прозвучало обращение к женщинам Азербайджана, на которое многие откликнулись. Создание организации преследовало две основные цели. Во-первых, мы стремились создать отделение врачей и медсестер с целью улучшения оказания медицинской помощи солдатам на передовой линии фронта. Во-вторых, необходимо было предотвратить переселение жителей с пограничных сел и деревень, подвергшихся вражескому обстрелу, а также проводить среди солдат пропагандисткую и просветительскую работы с целью повышения их боевого духа. В скором времени сформировался отряд, состоящий из более 2000 человек, представлявших разные национальности и этнические группы, в числе которых были ингелойки, лезгинки, русские, еврейки и др. Женщины, родившиеся в Азербайджане, были готовы идти против врага, защищая свое Отечество, но ввиду определенный причин отряд не был создан. Однако началась пропагандистская и просветительская работа. Члены этой группы развернули свою деятельность в различных фронтовых зонах: Агдаме, Тертере, Физули, Губадлы, Джебраиле, Зангелане, проводя беседы с местным населением, и оказывая бойцам моральную и материальную поддержку. Организовывая солдатам концерты, они обеспечивали им культурный отдых. Кроме того, посылали в прифронтовую зону продовольствие (продукты, теплую одежду, перчатки, носки), иногда ездили туда вместе с сотрудниками Министерства обороны, чтобы на месте решить возникшие проблемы. Мы также вели напряженную работу и в тылу: посещали военные госпитали, интересовались состоянием раненых, обеспечивали их медикаментами, оказывали помощь, давали кровь при необходимости», - пояснила наша собеседница.

Далее Ф. Асадуллаева рассказала о своем участиии в составе женского батальона.

«По специальности я – филолог. В течение 20 лет преподавала азербайджанский язык и литературу в школе. После событий, произошедших 20 января 1990 года, я, как и многие, влилась в народно-освободительное движение. В это время армяне стали открыто предъявлять претензии в отношении азербайджанских земель. Тогда я поставила перед собой цель - буду писать о каждом шехиде. Мои статьи выходили в разных газетах. Спустя время, все истории были собраны в трех книгах - «Плачущий родник» (Bulaqların göz yaşı), «Играет вагзалы» (Vağzalı çalınır) и «Шехиды одного дня» (Bircə günün şəhidləri). В 1992 году стала членом Общества. В этом же году был создан женский батальон, в составе которого я оказалась. В течение 1992-1993 годов посетила около 450 семей шехидов. Мне тяжело вспоминать то страшное для нашего народа время. Но мой долг - донести до каждого правду о женском батальоне. Итак, у нас работали женщины, получившие высшее образование, были профессора и даже академики. Все они были из интеллигентных семей, культурные и воспитанные. Однажды нам сообщили, что солдаты, находящиеся в селе Гышлаг Физулинского района, воюют в шлепанцах. Под перекрестным обстрелом мы кое-как добрались до казармы. Действительно, солдаты были полураздетые. Обув, одев и отобедав с ними за одним столом, мы покинули это страшное место», - сказала она.

По ходу Ф. Асадуллаева вспомнила еще несколько случаев.

«Солдат из Загатальсы по имени Айдын, возвращаясь с удачного задания, вместе с сослуживцами попал под гранатометный обстрел. Погибли все. Однако голова Айдына оказалась отделенной от тела. Долго ее искали, но не нашли. Пришлось хоронить в родном городе как есть. Через 8 дней голову нашли. Армяне оставили ее на возвышенности села Паправенд, откуда можно было видеть оккупированный ими Агдере. К сожалению, не удалось забрать голову оттуда. Пришлось хоронить ее на месте. Взяв с собой двух операторов, руководителя гахского отдела Общества Зарию ханым, сестру Айдына – Хатун, которая работала библиотекарем в Загатале, мы отправились в Паправенд. Пустили только четверых, среди которых были мать Азиза, я, оператор и Хатун. Каждый раз, идя на битву, солдаты останавливались около этого места и отдавали дань памяти шехиду», - подчеркнула военный журналист.

По словам Ф. Асадуллаевой, на войне погибло много женщин. К примеру, части тела медсестры Гюльтекин были найдены на ветках деревьев. Другая женщина воевала вместе с сыном. Когда он умер, она принесла его на руках.

«У женщины по имени Солмаз, проживавшей в Газахе, воевали два сына. Однажды, возвращаясь со свадьбы, она увидела рядом с домом толпу людей. Ненароком подумала, что старшего сына ранили. На самом же деле привезли тело младшего. Так как сын не был женат, мать решила сыграть сыну свадьбу. Собрала хончу и под вагзалы танцевала, призывая людей веселиться: «У моего сына сегодня свадьба, танцуйте!». Потом она упала, потеряв сознание. Была еще одна женщина, уроженка Гусарского района, которая попала в плен к армянам. Но ей удалось бежать. Вспоминая проведенное в заточении время, она рассказывала, как распяли ее руки и ноги, вскрыли брюшную полость и поместили внутрь сосуд с ядом, тем самым обрекая на мучительную смерть. Уже в Баку ей сделали операцию и вытащили инородное тело. Сейчас она инвалид I группы, сильно болеет», - отметила писательница.

В необъявленной Карабахской войне погибло много женщин. Женский батальон потерял пятерых женщин, ставших шехидами. Об истории каждой нам рассказала Ф. Асадуллаева:

Гаратель Гаджимахмудова вместе с родственниками защищала село Аскипара Газахского района. Силы были неравные. И тогда Гаратель попросила односельчан: «Не допускайте, чтобы меня взяли в плен. Сразу убейте». Никто не смог это сделать. Тогда женщина убила себя. Был снят документальный фильм «Гаратель» режиссера Камали Мусаевой.

Малахат Насибова была моей близкой подругой. Мы должны были вместе ехать в прифронтовую зону, но в последний момент я не поехала. В 7:00 утра приехала к Володарской фабрике, чтобы проводить бригаду, которая везла провизию солдатам в Агдамский район. Я положила Малахат в карман маленький Коран, сказав: «Когда вернешься, обязательно отдашь Коран, я его одолжила». Она с грустью посмотрела на меня и сказала: «Я не вернусь». Перед отправкой, Малахат попросила меня запечатлеть ее образ на надгробном камне в военной форме. Когда бригада возвращалась, она отказалась ехать: «Я буду воевать бок о бок с солдатами». Из Агдама Малахат отправилась в Агдере, где во время сражения погибла от вражеской пули. Офицер, сражавшийся с ней рядом, рассказывал, что в последнем бою Малахат не собрала волосы в пучок. Армяне стреляли ей в ноги, чтобы потом взять в плен.

От большой потери крови, она скончалась. Армяне, взяв тела азербайджанских солдат, среди которых была и Малахат, решили устроить ловушку, положив их на возвышенность и обложив минами. Бригаду национального героя Игоря Макеева, уроженца Гянджи, послали забрать тела. Им удалось ценой своей жизни (28 погибших) выгнать армян с той возвышенности. После очистки территории от мин, меня вызвал руководитель внутренних войск. Он сказал, что в 4:00 утра привезут Малахат, и так как я знала, где она жила, мне нужно было отвезти ее тело домой. Малахат оставила после себя двоих сыновей – Заура и Рамина.

Садагат Раджабова добровольно отправилась на фронт из родной Загаталы. Воевала в Физулинском районе. В письме «Дни, проведенные в Физули», она рассказывала, как освобождали села, как сначала проигрывали, так как силы были неравными, а потом возвращали земли. Писала, что будет сражаться до тех пор, пока не умрет, ведь в ней было сильно чувство ненависти к врагу. Научилась управлять танком, называя его «мой боевой конь». В 1993 году Садагат стала шехидом.

Гюльбар Гейдарова воевала вместе с братом в Физулинском районе. Они были последними, кто покинул район, но вражеская пуля застала ее. В машине, на руках у брата, она испустила дух.

Кенуль Гахраманова служила во внутренних войсках.

Пока мы беседовали с Фирузой ханым, к нам присоединилась Салминаз Хатамова, которая также была в составе женского батальона.

«30 лет работала на Бакинском молочном комбинате. Пришла в батальон по собственному желанию. Супруг не был против. За свой счет и с согласия руководства три раза отвозила провизию солдатам в Газахский район. Также перечисляла в течение трех месяцев всю зарплату на счет Министерства обороны в помощь фронту. Мы разъезжали по районам, кормили солдат, привозили им сигареты, теплые носки, перчатки. Если честно, было очень страшно. Будучи на линии фронта, порой попадала под обстрел. Прячась от пуль, в кромешной тьме под тусклый свет свечи, мы добирались до казарм. Солдаты кричали нам, чтобы не приближались, но мы их не слушали», - рассказала С. Хатамова.

Подоспевшая на встречу глава Общества Новелла Джафароглу заявила, что выступает против войны с лозунгом – «Худой мир - лучше жестокой войны».

«Я считаю, что женщина, воспитывающая детей, никогда не будет выступать за войну. Ведь война – это трагедия не тольк для страны, но и для проживающих в ней женщин. Нам тяжело видеть гибель молодых ребят, родственников. А война беспощадна к каждой семье, лишая ее хотя бы одного члена. Женский батальон был создан с целью поднятия духа солдат. Мы не шли на войну, не собирались убивать противника с оружием в руках. Мне кажется, что не каждая женщина сможет выстрелить в человека, за исключением той, кто в течение долгих лет вырабатывала характер и навыки, чтобы быть способной убить. Поэтому во время войны женщины, в основном, были медсестрами, поварами и прачками. Нам удалось привлечь колоссальное количество людей. Самой пожилой женщине было 70 лет, самой молодой – 18. Батальон стал неким символом сплоченности. К примеру, накануне Новруз байрама всем районным отделениям давалось задание – приготовить шекербуру, пахлаву, гогал, плов и другие вкусности. Группа женщин из Баку, Гянджи, Бейлагана, Хачмаза и Лянкарана, собрав всю еду, ехала к солдатам, чтобы поздравить их. Мы хотели, чтобы ребята не чувствовали одиночества. Чтобы довезти плов горячим до казармы, по дороге наши женщины заезжали в близлежащее село, где его готовили. Заворачивали кастрюлю в одеяло, чтобы обед не остыл. Кроме того, мы принимали население Ходжалы, когда там начались события. В штабе собирали для них вещи и по списку развозили по домам. Чтобы ходжалинцы не чувствовали одиночества, смогли пережить эту трагедию, мы периодически их навещали», - заявила Н. Джафароглу.

Глава Общества также рассказала, что часто в военные части ездила с Набат Ганиевой.

«Однажды, будучи в безлюдном городе Физули, мы увидели мальчика лет 14. Перед ним стоял табурет, на котором лежали конфеты, печенье и водка. Я спросила у него: «Мальчик, здесь нет людей. Кому ты будешь продавать все это?», на что он ответил: «Пусть армяне не думают, что я их боюсь». Чтобы население близлежащих сел не боялось, я предложила проигрывать патриотические произведения Узеира Гаджибейли.

…Вспомнился еще один эпизод. На 8 марта мы поехали в Агдам, чтобы поздравить медсестер, нянечек. Армяне узнали, что приехала группа, состоящая из женщин. Навестив раненных, поздравив девушек, мы решили вместе сесть за праздничный стол. И в это время армяне начали обстрел. Тогда один из братьев Багировых (он тоже погиб) сказал, чтобы мы уезжали: «Пока вы не уедете, армяне не успокоятся и будут продолжать нас обстреливать». Мы уехали, забрав с собой праздничную еду.

И еще один…Как-то Малахат Насибова пришла ко мне и сказала, что очень хочет кроссовки. Я ей купила. Она их надела и не снимала. Так в них и погибла…

Так что про таких женщин надо фильмы снимать, рассказывать подрастающему поколению об их подвигах, а не поливать грязью», - резюмировала наша собеседница.

Нармина Джавид
Нармина Джавид

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА