«Мы начали учить армянский язык и отправились в Губадлы» - ЛЮБОВЬ В КРОВАВОМ КОЛЬЦЕ

16:30 30 Июля 2019
«Мы начали учить армянский язык и отправились в Губадлы» - ЛЮБОВЬ В КРОВАВОМ КОЛЬЦЕ
1482

ПЯТАЯ ЧАСТЬ Предыдущая часть (https://vesti.az/armiya/ya-trebovala-ot-bojcov-ubit-menya-i-bajram-khladnokrovno-stolknul-menya-v-propast-lyubov-v-krovavom-kolce-378396)

Истинная любовь безгранична. Не бывает завершенной любви, это всего лишь – иллюзия. Любовь – это самый короткий путь между двух сердец, сбиться с которого невозможно. А если этот путь прошел через линию фронта, и любовь выдержала проверку временем: годами, десятилетиями.

…Неожиданно мне позвонила из Баку Новресте ханум, моя боевая подруга, с которой мы воевали в Агдаме. Она сказала: «Завтра жду тебя в Баку, у метро «Азизбекова» (ныне «Короглу» - ред.).

В назначенное время мы встретились. Оказалось, что формируются группы разведки, состоящие из 10 человек.

- Уже организовано достаточно групп по 10 человек, в составе которых только мужчины. Женщины были только в нашей группе – Новресте ханум и я. Целые дни мы проводили на учениях, проходили занятия по различным видам тактической подготовки, по рукопашному бою, изучению карты местности, одним словом, свободного времени не было ни минуты. Через некоторое время мы уже были готовы к нашей первой операции. Нам раздали гранаты, но почему-то и эту гранату мне пришлось оставить у себя.

Из рассказа Новресте Юсифой:

- 11 сентября мне позвонили домой из разведывательного управления министерства обороны. Этот звонок меня озадачил, что я не так сделала? Я подумала, может, Наиль пожаловался? В назначенное время я была у метро. Там уже ждали Мехти, в прошлом служивший в Афганистане, и командир взвода Мехман. Потом подошел некто Габиль Гусейнов, который и сообщил нам о том, что формируют группы разведки из 10 человек. Они оба уже прошли войну, у них был немалый опыт.

Я согласилась и позвонила еще одной медсестре, служившей с нами в Агдаме. Теперь нас было ровно десять человек... Мы начали учить армянский язык. Я с ними когда-то работала, поэтому понимала их речь, но сама говорила с акцентом. Здесь у нас даже был учитель армянского языка. Потом мы ознакомились с новыми видами оружия. Нам объявили, что первая разведывательная операция назначена на 7 октября. Снарядившись, мы отправились в Губадлы, где в лесах шли бои. Там я впервые увидела полковника Фирудина Шабанова. Два дня мы провели в лесу под дождем и промокли до нитки. Разведка в Тяк Гыз прошла успешно, и мы вернулись обратно.

…С этого момента начинается разведывательная деятельность бывшей медсестры. До самой своей демобилизации в 1993 году, она участвовала в более чем в 10 разведывательных операциях, зачастую длившихся по несколько суток.

- Мы получали самые различные задания: изучить условия боев, окружающую местность, брать «языка». Что еще могу сказать, задачи были самые разнообразные. Вы спросите, какая из них была самой опасной? Все, но самым ужасным был бой в селе Дрмбон в феврале 1993 года. Один из наших солдат был тяжело ранен. Тогда в селе рядом с нами воевали совсем молодые люди, которые, вообще, возможно впервые в жизни видели настоящее оружие. Но в том бою был один положительный момент - в нем солдаты приобрели большой опыт, и вышли из него всего лишь с одним тяжело раненым.

В мае 1993 года ее отозвали из армии, в министерстве обороны создавалась новая структура. Она демобилизовалась и ….. сдав хранившую около года гранату, отданную ей Самиром, вернулась домой в Гянджу.

- Было очень и очень тяжело. Мне потребовался год, чтобы забыть все ужасы войны, представляете, ровно год. Первые дни были особенно мучительны. Я вернулась в мирную жизнь, но забыть раненых и шехидов было невозможно. Ты видишь, как жизнь идет своим чередом, ведь здесь войны нет. Это делает человека агрессивным.

Мои родители тоже это почувствовали и очень беспокоились за меня. Чтобы как- то меня отвлечь, они записали меня на бухгалтерские курсы. Закончив курсы, я начала работу в социальном фонде защиты инвалидов Гянджи. Потом перешла в научно- исследовательский институт, но здесь я узнала, что мне необходимо получить высшее образование для продолжения работы в НИИ. Я решила, что должна обязательно получить высшее образование. Подготовившись всего по двум предметам, я поступила в Аграрный университет и до сих пор здесь работаю. Знаете, о чем я мечтала с детства? (небольшая пауза – С.М.) Стать архитектором. Мне хотелось создавать, оставить свой след в истории! Но судьба предписала девушке, мечтающей стать архитектором совершенно иной путь….

Сдав оружие, мы все вернулись в Баку. Она, так же, как и все из батальона, не видела свое будущее, не знала, что делать дальше, куда идти, просто ждала...

В это время, в стране к власти пришли новые силы. Никто не знал, как будут разворачиваться дальнейшие события.

- Я сдала свой ручной пулемет в Лачыне Арифу Пашаеву и уехала. До сих пор помню номер- 3010388. Доставив раненых в Лачынский госпиталь, я вернулась в наше село. Немного передохнув, я начала поиски наших ребят. Кто-то из них был в Баку, остальные разъехались кто куда. Там мне пришло известие, что командир батальона Наиль Кязимов находится в военном госпитале. Он был ранен в плечо. Я навестила его, и он сказал мне, что скоро всех нас соберет. Вернувшись в Шеки, я стала ждать от него вестей.

И вот в то самое время, что она находилась в Шеки, пришло печальное известие о том, что в Абдал-Гюлаблы 5 солдат погибли, попав под минометный обстрел.

- Я очень тяжело перенесла это известие и решила снова отправиться на фронт. У меня был опыт, я уже воевала в Шуше, но мне отказали, сказали, что вызовут когда будет нужно. Откуда мне было знать, что он - в Агдаме, именно в этом батальоне. Пешком бы пошла….

Проходят месяцы, годы, десятилетия. Родственники желают ему поскорее создать семью, но он сухо отвечает: «Начнется война и я пойду воевать, не хочу никому причинять боль».

На самом деле он просто надеялся на чудо: «Я найду ее, обязательно, найду».

В дом Микаила киши в Гяндже не раз приходили сваты и все получали отказ. Отец не хотел принуждать дочь к браку.

-Конечно, я его не забыла, но как мне было его найти. Если бы он захотел, сам меня нашел (улыбается). Я знала, что он - шекинец, но не знала, где он живет, чем занимается, у меня не было никакой информации. К тому же я знала только его имя.

…. И однажды… Помните начало рассказа? Да уж, FACEBOOK, ты всесилен……

Его нельзя было назвать активным пользователем социальных сетей, но в тот день он пролистывал страницу, разглядывая фотографии боевых товарищей.

Вдруг ему на глаза попался один статус: заметки о войне, удостоверение ветерана …. И ….

И он резко вскакивает с места:

-- Это тыыыыыы?...

Не торопитесь, все только начинается…

Продолжение следует.

Сабухи Мамедли
Сабухи Мамедли

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА