Вторник, 22 Мая 2018, 14:02
  • USD
  • /
  • EUR
  • /
  • RUB

Нжде не должен допустить их уничтожения до возвращения Карабаха

26 Апреля 2018 13:33 - Политика.
Прочитано - s раз(а)

Это культуру никак не назовешь арцахской

Редакция Vesti.Az уже касалась темы публикации супружеской пары - Игоря и Ларисы Ширяевых, которые незаконно посетили оккупированные азербайджанские территории и разместили на своем сайте «Интересный мир» публикацию под названием «Арцах: антропоморфные стелы Мартакертского района» (http://vesti.az/news/356582). Теперь же эту тему решил продолжить ведущий научный сотрудник Института археологии и этнографии Национальной Академии наук Азербайджана (НАНА), доктор философии по истории Мубариз Халилов.

Историко-краеведческий Музей города Ханкенди (Нагорный Карабах). Каменное изваяние из Сейсулана. 1982 г.

Несмотря на незаконность проводимых в постсоветский  период археологических исследований на территории Нагорного Карабаха, каждая новость о выявлении здесь какого-нибудь памятника вызывает большой  интерес у археологов Азербайджана. Исходя из этого, 6 марта  2018 года в интернете мое внимание привлек материал под названием «Антропоморфные стелы Карабаха удивили российского журналиста» о несогласованной с азербайджанскими властями поездке российского журналиста, блогера и фотографа Игоря Ширяева в Нагорный Карабах (https://ru.armeniasputnik.am /karabah/ 20180306/10794519/). В этом сообщении излагаются впечатления И. Ширяева от знакомства с антропоморфными каменными стелами Нагорного Карабаха. Он выдвигает свое художественно-литературное обоснование происхождения данных памятников, характеризуя их в качестве вместилища души «павших арцахских героев». Однако, отсутствие изображения оружия у одной группы подобных стел делает весьма сомнительным этот «поэтический» вывод. По И. Ширяеву, эти изваяния - составная часть духовной и материальной культуры Арцаха. Из информации в этом материале мне стало известно о недавних археологических раскопках, проведенных на месте обнаружения этих каменных стел. Поиском в интернете я вышел на беседу (8 декабря 2016 года) корреспондента «Арцах таймс» с исполнителем этих работ Нжде Ераняном  под заголовком «Археологическое исследование на территории села Нор Кармираван» (http: // artsakhtimes.am /ru/).

Насколько мне известно, Нор Кармираван («новое красное село») - неофициальное армянское название села Сейсулан. В этом интервью Н. Еранян относит указанные памятники скульптуры к культуре Арцаха, при этом в отличие от Шагена Мкртычяна, Бориса Баратова и других армянских авторов, писавших об этих стелах, ни разу не употребив термин «армянская культура», что является весьма примечательным фактом. Одновременно непонятна его отрицательная реакция на мнение о связи данных изваяний с албанской культурой. Нужно уточнить, что подобные памятники в свое время были выявлены не только на территории исторического Арцаха в Нагорном Карабахе, но также в пределах Низменного Карабаха, в частности, в Ути - исторической провинции Албании, вблизи албанского столичного города Барда (Партав)  в местечке Шортепе. Это явление указывает на единую культуру нагорной и низменной частей Карабаха, которую никак не назовешь арцахской культурой.

Идолопоклонство имело сильную позицию в Албании и в эпоху господства христианской религии. В албанском письменном источнике указывается, что «…уже давно знали об этом…цари Албании, но не могли подавить его и даже не обращали на это внимание» (История агван,1861, I:18). Наместники Сасанидского Ирана, находящиеся в Албании, либерально относились к местным идолопоклонникам. Как написано в «Истории албан». «проклятые и злые персидские марзпаны часто захватывали их в свои руки, но отпускали их за взятки» (История агван, 1861, I:18). Наиболее жестокую борьбу против идолопоклонства с применением насильственных методов начиная с 488 года вел албанский царь Вачаган III, прозванный по этому поводу «Блаженным». В этом отношении он опередил европейскую инквизицию на восемь веков. Например, в ходе допроса схваченных идолопоклонников для добывания нужного сведения об их сектах в их ноздри вливали смесь крепкого уксуса и селитры, но как отмечается в «Истории албан», даже это не помогало (I:18). Албанский царь Вачаган III боролся с идолопоклонниками также в Арцахе. В «Истории албан» написано: «…он повелел крепкой стране Арцаху, находящейся под его властью, покинуть жертвоносное почитание скверных кумиров» (I: 17). В V веке албанских идолопоклонников даже депортировали из страны (История агван, 1861, I:18), в частности, в пределы Гуннского царства. В Албании было запрещено даже пение песен с идолопоклонническим текстом, исполнение ритмичной обрядовой музыки и ритуальных танцев под эту музыку. Один из епископов Арцаха Исраил (681-701 гг.) уверял всех: «…лиры для песен, трубы, литавры, барабаны и все искусственные звуки - производители идолопоклонства…» (История агван, 1861, II:40). Этот священник за шесть веков до первых европейских аутодафе совершил акт сожжения на костре гуннских жрецов (История агван, 1861, II:41). Однако, по данным «Истории албан», даже в VII веке несмотря на то, что прошло несколько веков после объявления христианства государственной религией Албании в столичном албанском городе Барда (Партав), где находилась также центральная резиденция Албанской церкви, жили идолопоклонники (II:10).  

Карабахские стелы входят в круг каменных изваяний Евразии, обозначенных под условным названием «каменные бабы». Общими признаками каменных баб являются: вертикальное вкапывание в землю до определенного уровня корпуса под открытым небом, монолитность, отсутствие во многих случаях изображений ног и шеи, рельефное обозначение рук на корпусе, намеренное применение условно-схематического стиля ваяния в связи с идеологическими особенностями культа. В эпоху античности и средневековья, в том числе в период сложения албанской культуры и существования албанского государства эти памятники были распространены в обширном мировом регионе от Монголии до Румынии у киммерийцев, скифов, сарматов, саков, племен Тюркского каганата, половцев (кипчаков) и видимо, создавались на общей идейной основе с некоторыми особенностями иконографии и стиля ваяния. Подобная идея передавалась из поколения в поколение и отражала неразрывную этнокультурную связь приблизительно с VIII века до н.э. до XIII века н.э.

В «Истории албан» отмечено, что в V веке кочевники - северные соседи албан воздвигнули свои идолы на территории Ути (I:30). Некоторые русские археологи (В.Д. Кубарев, В.Е. Войтов) указали на сходство ряда элементов иконографии и стиля ваяния изваяний Карабаха, древнетюркских изваяний, а также оленных камней Центральной Азии. По мнению Н. Ераняна, на карабахских стелах выделены волосы, «покрытые платком или может кожаным защитным средством», то есть он думает, что чрезмерную длину изображению волос придает платок или другое средство. Ношение платка противоречит пластическому образу героя - воина с кинжалом. В действительности, карабахские изваяния являются изображениями мужчин с косой,  в ряде случаев очень длинной. Уроженец Ути албанский историк Моисей Каланкатуйский хазаро-тюркских воинов с иронией называл «женщинами с распущенными волосами» (История агван, 1861, II:11), тем самым явно подчеркивая негативное отношение оседлого албана к этой мужской прическе, в те времена характерной для кочевых племен. Ношение длинной косы мужчинами в Передней Азии зафиксировано ещё в XXIII веке до н.э. у луллубеев, населявших также территорию Южного Азербайджана. Образы длинноволосых мужчин воспроизведены в каменных изваяниях Арджак-калы начала I тысячелетия до н.э. (Южный Азербайджан), а также в албанских каменных изваяниях Чыраглы (IV-I века до н.э.). Судя по данным древнегреческого автора II века Лукиана Самосатского («Токсарис или дружба», фр. 51), ношение длинных волос мужчинами являлось характерным для скифов. В «Истории албан» хазары, гунны и другие тюркские племена по этому характерному признаку названы «народом косоносцев» (II:12).

Около каменных изваяний Шортепе в Бардинском районе, а также в селе Джанятаг в Нагорном Карабахе были зафиксированы поваленные столбовидные камни. Подобные камни без изображений выявлены в комплексе с изваяниями Чыраглы (Шемахинский район). Выяснено, что подобные вертикально вкопанные рядом с изваяниями камни символизировали убитых врагов. Этот погребальный ритуальный обряд был характерен для определенной группы кочевников, в том числе, древних тюрков Центральной Азии. Древнегреческий автор Страбон в начале I века писал о том, что часть албан, занимающаяся скотоводством стоит ближе к типу кочевника (География: XI книга, IV, 1). Здесь, скорее всего, имеется ввиду какая-то этническая группа албанского происхождения, входившая в союз 26 племен Албании. Каменные изваяния Албании, в том числе, Карабаха, видимо, принадлежали именно этой группе албанского населения.

Что же касается того, что в настоящее время Сейсулан и Джанятаг – оказались под армянской оккупацией,  и они считают их армянскими населенными пунктами, то это временное явление и ничего не значит. В исторических документах указано, что армяне поселились в селе Джанятаг в 1826-1828 годах. Бесспорно, топоним Джанятаг имеет тюркское происхождение и переводится как «ложе души». Население Сейсулана до XIX  века состояло из утиев, обшающихся между собой на тюркском языке.

Вызывает тревогу судьба каменных стел Карабаха, потому что армянские оккупанты профессионально подделывают, уничтожают и увозят в Армению исторические памятники, в том числе каменные изваяния(стелы) на оккупированных территориях Карабаха. Во время нашей поездки в Карабах в 1982 году обнаружилось, что в селе Джанятаг не осталось ни одного из выявленных в 60-е гг. ХХ столетия изваяний. Правда, одно из них ещё в 1964 году было доставлено в Баку и сейчас хранится под открытым небом около Девичьей башни. Мы надеялись найти исчезнувшие изваяния в Историко-краеведческом Музее города Ханкенди, но этих памятников там тоже не оказалось. Хотя здесь мы обнаружили 2 изваяния, доставленные сюда из Сейсулана, которые потом были опубликованы нами. Нам неизвестна судьба другой группы каменных стел (около 8 изваяний) Нагорного Карабаха, судя по сообщению Н. Ераняна, обнаруженных в процессе сельскохозяйственных работ в 70-х гг. ХХ века в местечке под названием Бахшу-Тепе (правильнее: Бахшы-тепе).

Я очень надеюсь, что Нжде Еранян, если он настоящий ученый, до возвращения Карабаха законному хозяину Азербайджану, не допустит уничтожения хотя бы сохранившихся в настоящее время замечательных памятников каменной скульптуры Карабаха.     

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10