, 22 Января 2017, 03:39
  • USD 1.8311
  • /
  • EUR 1.9483
  • /
  • RUB 0.0308

Михаил Гусман: «В многомиллионной Москве нет никакой связующей роли ВАК»

12 Января 2017 16:40 - Политика.
Прочитано - раз(а)

28 декабря в Москве прошел очередной, IV-ый по счету съезд Всероссийского Азербайджанского Конгресса.  Поочередно с речами выступили высокопоставленные представители Азербайджанской республики и руководство конгресса, состоялись ожидаемые назначения и переназначения. Так бы и растворилось в истории это мероприятие как дежурное и малозначимое, если бы не яркое, живое и жесткое выступление многолетнего члена президиума ВАК Михаила Соломоновича  Гусмана, который не побоялся озвучить то, о чем думают многие активисты Конгресса. Vesti.Az предлагает вниманию читателей полный текст его выступления:

"Я участвовал в работе всех съездов, и должен сказать – я ознакомился с отчетом, и, на мой взгляд, за те пять лет, которые прошли со времени предыдущего съезда, наш Конгресс, наша диаспора должны были сделать во много раз больше, чем сделано. Давайте будем объективны и справедливы. Мы, к сожалению, встречаемся очень редко, от съезда к съезду видимся очень мало… Я смотрел видеоролик в начале, там 95 процентов того, что было показано – это все (неразборчиво) минувших дней. К сожалению, наш Конгресс становится организацией забюрократизированной, слишком все в аппаратной работе.

У нас прекрасная, действительно, азербайджанская молодежная организация, которая работает успешно, здорово – благодаря энергии и таланту Лейлы ханум Алиевой, но это тоже не совсем, как мне кажется, верно, что молодежь у нас как-бы отдельно, а Конгресс отдельно. Нам не хватает живых молодых сил в работе нашего Конгресса. В самых разных вопросах. Тут говорилось несколько раз, что мы живем в трудное время. Но на самом деле, я помню выступление Гейдара Алиевича, которое сегодня частично прозвучало… И то, что именно Гейдар Алиевич стоял у истоков нашего Конгресса, на нас всех, людей, работающих  в Конгрессе, желающих помочь ему, накладывает особую ответственность.

Особую ответственность даже перед его памятью. И особую ответственность перед нашей страной, перед Азербайджаном, нашей родиной, перед президентом Азербайджана Ильхамом Гейдаровичем Алиевым. И в этой связи – пусть мои коллеги на меня не обижаются – но те роли и место, те успехи, которые имеет сегодня Азербайджан в мире, и наша деятельность здесь не соответствуют друг другу. Мы намного менее видны, намного менее узнаваемы, намного менее активны, чем наша родина. И это упрек всем нам. 

Я хочу быть понятым, коллеги. Когда мы говорим об особой ситуации, в которой мы живем, ведь не секрет, что у нас есть, скажем так, аккуратно, политические и идеологические оппоненты. Не секрет, что мы находимся с ними в противодействии, не секрет, что мы находимся под большим влиянием здесь в России этих политических и идеологических оппонентов. И у нас, к сожалению, наш Конгресс не стал той мощной силой, тем орудием, которое могло противостоять этой борьбе.

Вот здесь звучал вопрос в прошлый раз по поводу того, что есть газета, нет газеты, «у нас денег нет»… Ну это стыдно нам, гражданам, хотя бы и бывшим гражданам Азербайджана, что мы не в состоянии иметь одну полноценную, мощную газету! Не секрет, что наши оппоненты – я сейчас говорю о темах, которые мне близки - очень широко представлены в российских СМИ. Противостоять этому количественно мы не в состоянии, будем объективны. Так может нам сконцентрировать силы? У нас есть прекрасные азербайджанские журналисты, великолепные талантливые люди, часть из них в этом зале сидит – и сделать одну мощную общественно-политическую газету. Мне, кстати, не нравится ее название «Азербайджанский Конгресс» - оно слишком локальное. Да, мне говорят, что сейчас люди больше читают сайты – это не совсем верно, в одних случаях так, в других иначе. В Японии тиражи газет растут, где-то падают – не в этом дело. Эта газета должна находиться в приемной каждого крупного политического деятеля России.

Эта газета должна быть в почтовых ящиках. Понимаете еще какая штука – у нас нет практически – это нужно сказать открыто и вслух – связи с Азербайджаном. Вот Гейдар Алиевич – сегодня приводил пример Полад – посчитал нужным, увидев, что кто-то захотел с ним встретиться в Ялте, организовать эту встречу. Али муаллим, я хочу вас попросить, вот в Москве бывают министры, крупные руководители… Каждый из них должен считать своим долгом во время любой своей (неразборчиво), касается ли это министра обороны, или министра экономики, министра ли культуры Азербайджана, они должны считать своим долгом встречаться хотя-бы с активом диаспоры. Чтобы донести информацию о процессах в Азербайджане, чтобы услышать голос диаспоры здесь, иначе мы находимся как-бы в безвоздушном пространстве. Особенно остро вот эта идеологическая недовооруженность в трудных обстоятельствах, непростых обстоятельствах. Возьмем к примеру уходящий год. Был очень острый период апрельских событий, когда – Вы себе представить не можете, какие требовались усилия для привлечения… При том, что высшее руководство России было строго за баланс в информационном поле между нами и противоборствующей стороной. Но было крайне трудно выдержать этот баланс исходя из того, что мы количественно сильно уступаем в этом вопросе. Но не имея никаких возможностей. При том, что Азербайджан как государство по российским законам не может иметь свои средства массовой информации, есть ограничения по владению. В то же время, диаспора имеет право (их) иметь – так почему нам это не сделать и не иметь хоть какое-то реальное, так сказать, оружие?

Что касается молодежи… Только я вот читаю: несколько десятков тысяч студентов учатся в России, много тысяч учится в Москве. Они практически находятся вне какого либо контакта с нашим Конгрессом.  Ну это упрек прежде всего Конгрессу, его руководству, его штабу, потому что – когда в последний раз был концерт? Когда в последний раз были спортивные состязания? Мы все говорим о каких-то аппаратных делах – зашли к тому губернатору, или зашли к такому вице-министру. Но когда в последний раз что-то было сделано для молодых людей? Ведь надо учитывать еще одну важную вещь: я не зря сказал, про наш общий возраст. Азербайджан – молодое государство, 25 лет. Но уже в России выросло поколение азербайджанцев, или родившихся здесь, или выросших здесь – к сожалению, многие из них не знают азербайджанского языка. И в этом плане, возможно, имеет смысл организовать при Конгрессе курсы азербайджанского языка. А разве не могло бы наше министерство культуры хотя бы два раза в год организовать концерты национальной музыки именно для диаспоры? Что за сложность? Это ведь не такие большие деньги! Мы стали какой-то вещью в себе, мы собираемся, все друг друга знаем, я вижу тех людей, которых видел во все предыдущие разы. И никого новых людей, хотя здесь в России выросло уже поколение очень серьезных (людей) – это и программисты, и бизнесмены, и врачи, и адвокаты… Люди, которым около 30-ти… Это люди, многие из которых не жили в Азербайджане, но они всем сердцем болеют за свою родину, они всем сердцем прикипели к своей стране, они хотят связи с родиной. Именно в этом контексте роль нашего Конгресса – быть связующим звеном между людьми, живущими в России и, может быть, не являющимися такими… делегатами этого съезда… Я в этом плане хочу подчеркнуть, что то, о чем я говорю, в большей степени относится к Москве, нежели к регионам. В регионах в этом плане сцепка больше, связи теплее, потому что там все же азербайджанцы как-то друг за дружку держатся. А в многомиллионной Москве, где сотни тысяч азербайджанцев, абсолютно нет никакой связующей роли Конгресса. И в этом мой главный упрек самому себе, конечно, но и вам, уважаемые коллеги. Поэтому я хотел бы поддержать то, о чем здесь говорилось, но мне кажется, что нам всем надо… именно будучи преданными памяти Гейдара Алиевича, именно потому, что мы сегодня несем ответственность перед нашей родиной, мы должны очень сильно пересмотреть всю нашу работу. Принципиально ее пересмотреть!  Сделать ее более живой, насыщенной, связанной с жизнью. И только идя по этому пути, мы сможем противостоять нашим оппонентам. Спасибо!" 

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
TOP 10