Пашиняну не хватило мудрости, чтобы сказать твердое «да» функциональному плану Азербайджана 

Никол Пашинян, премьер Армении

Никол Пашинян, премьер Армении

4 сентября 2021
# 19:00

Новые правительства привлекают к себе внимание горизонтами планирования. Кабинет Никола Пашиняна в этом смысле не стал исключением, и напропалую озвучивает впечатляющие обещания. Но случай с Арменией особый.  

Для достижения новых целей неизменным условием является стабильность. Ее нет ни в самой Армении, ни вокруг нее. Понимая, что в условиях не спадающей турбулентности все обещания и анонсы выглядят прожектами, премьер и члены его команды примешивают к контексту фактор Азербайджана в качестве причины, которая, мол, не дает сконцентрироваться на мирных планах и обеспечивать реализацию реалистичных планов. 

Новый глава внешнеполитического ведомства, как видится из реалий, на всех углах дает такие заявления и пояснения, будто представляет не одряхлевшую страну, а состоявшуюся субъектность. 

В общении с дипломатами, коллегами из других стран свидетельствует о готовности Еревана углублять сотрудничество с внешним миром, распинается в преданности союзническим отношениям с Россией, Грузией, Францией, Ираном и другими странами, особо подчеркивая значимость подходов нового правительства. 

Но разве с момента прихода во власть Никол Пашинян не то же самое возвещал? Он на всех парах убеждал соседей и партнеров в том, будто у его страны имелся запас прочности для превращения Армении в нового регионального дракона. На этой волне он сулил партнерам космические преференции, параллельно делая ставку на эскалацию с Азербайджаном. 

Все, что было до сентября 2020 года, то есть, до начала контрнаступательной операции азербайджанской армии, ни на йоту не сдвинулось с мертвой точки. Понаблюдав за «обновляющейся» Арменией, партнеры и соседи не стали торопиться с действиями, осознав, что силу революционного правительства формирует вербальный сегмент. Они не ошиблись в выводах. 

 

В поствоенной обстановке Ереван опять норовит завоевать сердца союзников и партнеров тем же приевшимся компонентом, и чтобы убедить спаррингов в серьезности своих намерений, наводит фокус на «дестабилизирующую роль Баку».


Смена правительств и их ведущих персон только тогда себя оправдывает, если меняется политика, если она из плоскости деструктивности плавно переходит в пространство прагматизма. Только в этом случае достигается динамика  сотрудничества. Осмысленные и востребованные шаги имеют обыкновение оказать стабилизирующее воздействие не только на положение внутри страны, но и на международном уровне. 

Официальный Ереван не устает морочить голову партнерам и союзникам проблемой Азербайджана, дескать, его провокации подрывают порядок, мешают реализации планов по установлению обнадеживающего мира. В качестве доказательства приводятся доводы о временной блокировке автодорог и других коммуникаций там, где орудуют бандитские формирования армян и диверсионные группы военных. Ереван свою безынициативность и бездеятельность списывает на форс-мажоры. 

Если на кону вопрос достижения разрядки и установления прочного мира, то львиная часть нагрузки в этой ипостаси падает на Ереван. Новое правительство не управляет процессами, а плетется в их хвосте, пытаясь угодить не только своим сторонникам, но и радикально настроенной оппозиции, которая спит и видит во сне реваншистский разворот.  

В ходе военной кампании Армения выворачивалась наизнанку, дабы завлечь в орбиту действий союзников из ОДКБ, массированно вещала об агрессии Азербайджана, рассчитывая на международное осуждение Баку и прочие дешевые шаги. Теперь, когда исход войны решен, и Баку установил железный статус-кво, Армения идет на военно-политические провокации, чтобы создать видимость крайней напряженности, якобы, не отвечающей ее стратегическим интересам.  

По этой причине Ереван решительно настроен вынести так называемый вопрос закрытых дорог в международную повестку и добиться политической помощи со стороны заступников. Однако это не тот сегмент, который может стать самостоятельной составляющей региональной игры. 

После окончания боевых действий Баку сам предложил план разблокирования коммуникаций, ясно послав Еревану сигнал о своем настрое на взаимодействие. Это означало, что Ереван в случае отказа от силового противодействия станет частью региональной интеграционной схемы. «Платформа шести», получившая резонанс в международной среде, как раз на то и была заточена, чтобы навсегда исключить силовой фактор из набора инструментария в пользу добрососедства и предметного взаимодействия. 

Но Николу Пашиняну не хватило мудрости и прозорливости, чтобы сказать твердое «да» функциональному плану Азербайджана.  Мало того что премьер как огня боится пунктов трехсторонних заявлений, он же закрывает глаза на подрывные вылазки бандитских и террористических формирований, находящихся под властью Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна. Это их вылазки вынуждают азербайджанскую армию предпринимать упреждающие действия, предвосхищать взрывы и нападения.

Дешевые информационные вбросы вокруг блокадного состояние пары-другой армянских деревень и поселков в трансграничной зоне как раз преследуют цель вовлечь в процесс поствоенного урегулирования Россию, Иран и другие страны, хотя никакой необходимости в интернационализации сугубо мирной проблемы не существует. Обычно эти вопросы решаются на местном уровне с участием военных, пограничников и представителей муниципальных властей двух сторон. 

Коль Ереван жалобно говорит о бесполезности контактного процесса, он должен иметь в виду, что разговор двух антагонистов дает прок в том случае, если обе стороны настроены на успех. Ереван в такого рода переговорах обычно устанавливает такую планку, чтобы не было договоренностей. Диалог, где в дебюте умирает истина, никогда не добивается результата. Ереван на этот счет имеет большой негативный багаж. 

Ему, прежде чем жаловаться и истошно кричать, нужно разобраться в себе и ответить на простой вопрос – чего он желает, прорыва, или же усугубления противоречий.

# 8301
avatar

Тофиг Аббасов

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#