Мурад Ариф: Быть артистом и не давать концерты – это значит жить наполовину -ИНТЕРВЬЮ-ФОТО

Мурад Ариф: Быть артистом и не давать концерты – это значит жить наполовину -ИНТЕРВЬЮ -ФОТО
16 марта 2024
# 20:00

Наша жизнь полна разнообразных звуков. Это и пение птиц, и шум машин, и детские голоса и, конечно же, музыка. Представить без нее жизнь современного человека просто невозможно. А ее создателей можно причислять к небожителям, так как ни в одном вузе мира вас не научат складывать из нот прекрасные звуки, которыми завтра будут восторгаться миллионы.

Тем не менее, в музыкальной индустрии задействовано огромное количество специалистов, и тем ценнее для нее «талантливые универсалы» по типу сегодняшнего гостя Vesti.az, которого знают в Азербайджане как «человека- оркестр» и «хитмейкера».  

Творческий путь нашего визави начался в 2001-м году с работы на одной из популярных радиоволн. Сам же он признается, что музыка всегда жила в его сердце. Итак, знакомьтесь, гость нашей рубрики – Мурад Ариф.

- Вас позиционируют как певца, композитора, музыкального продюсера, журналиста.  В какой из этих ролей вы чувствуете себя наиболее гармонично?

 - Моя жизнь в основном состоит из музыки. А так, как большую часть я работал ведущим музыкальных передач, то, конечно, считаю себя еще и журналистом. Иногда мне говорят, что из меня получился бы хороший социолог: у меня выходит неплохая социальная передача «Popumuz var», в которой я обсуждаю общество, историю, музыку, затрагиваю социальные проблемы. Но, тем не менее, без музыкальной составляющей, мне самому все это не особенно интересно.

Так что, в первую очередь, я все же музыкант - пишу, создаю и пою музыку. Это то, в чем я себя нашел, и пробовать себя в других сферах не хочу. У меня достаточно узкая специальность. В той же музыке я немногогранен: создаю поп-музыку и исполняю ее. На другие жанры и лавры не претендую.

- Неужели нет ни малейшего желания попробовать себя в другой стилистике? Допустим, фолк или рок?

-У меня нет специального музыкального образования, а для исполнения более серьезных произведений оно все же требуется. Я не тот, про кого говорят: «и швец, и жнец, и на дуде игрец».

Все, кто хорошо знаком со мной и моим творчеством, характеризуют меня, как композитора, который всегда сочинял самые крутые хиты для самых ярких артистов нашей сцены – это Айгюн Кязимова, Натаван Хабиби, Ройя Айхан, Эльнара Халилова, Фаиг Агаев. Они же заявляли, что я должен петь.  Это то, чем я занимаюсь, а растрачивать себя не считаю ни нужным, ни полезным.

- В прошлом году состоялся ваш первый сольный концерт. В мае вы собираетесь дать второй «сольник». Многие ваши коллеги считают, что это довольно рискованно и затратно.  Не боитесь, что, к примеру, не соберете зал?

- Нет, совсем не боюсь. Первый сольный концерт оказался аншлаговым, мои поклонники называли его «масштабным» и «грандиозным». Зал был забит до отказа и в нем не было «случайных» людей. Хотя поначалу очень переживал. Но я подпитывался той энергетикой и симпатией, которую люди выражали мне на сборных концертах. Видел, как бурно реагировали поклонники. Когда объявляли мой выход на сцену. Если бы я тогда не рискнул и не дал концерт, то и сейчас не стал бы ничего делать.

Конечно же, всегда есть риски, и я это понимаю, но в данном случае риск оправдан. Быть артистом, исполнителем и не давать концерты – это значит жить наполовину, лишать себя самого главного.

Люди, конечно, могут послушать исполнение Мурада Арифа на той же свадьбе. Но совсем другое дело, когда твое имя зритель видит на афише, и он идет и покупает билет. А после приходит на концерт. Концерт – это своего рода челлендж. Экзамен для самого исполнителя. После первого успеха, страх и неуверенность отпадают. На их место приходят убеждение, что публика тебя любит и непременно придет послушать хиты и насладиться ярким шоу. Поэтому, только вперед!

Сегодня я полностью погружен в атмосферу подготовки нового зрелища, и с нетерпением жду встречи со своими любимыми зрителями 23 мая. Кстати, вопреки ожиданиям, билеты раскупаются, как «горячие пирожки» (смеется). До мая еще есть время, а по словам организаторов концерта, 40 процентов билетов уже распродано. Друзья и партнеры настаивают, чтобы я решился на второй концертный день. Вот выпросил у них еще пару недель на обдумывание. 

Ну а что касается моих коллег по сцене, то здесь могу сказать, что многие наши артисты не выходят с проектами крупных «сольников» не потому, что они бояться пустого зала. Здесь совокупность многих причин, о которых я не стану распространяться.

- Концертные сезоны в Баку плотно заполнены гастролерами из России, Турции, Украины… А почему мы так редко представляем Азербайджан на иностранных площадках?

- Пока наши граждане, сидя в Азербайджане, сутки напролет крутят у себя российские и турецкие хиты, а «главной кнопкой» в наших домах являются каналы соседних государств, ничего не изменится. Это же логично.  Кабельное телевидение предлагает огромное число музыкальных каналов, включая российские. И даже если эта страна противоречит твоим политическим взглядам и моральным ценностям, как в случае с российскими телепрограммами, люди все равно продолжают их смотреть и слушать эту музыку. При этом никому на территории РФ неинтересны азербайджанские телеканалы и наши артисты.

То же самое и с турецкой эстрадой. К нам приезжают оттуда малоизвестные исполнители, дают концерты, срывают бабло. Потому что наш зритель «подсажен» на турецкое телевидение, их музыку и сериалы.

Наших исполнителей ни в Турции, ни в России не знают. Я не отношусь ревностно к этой ситуации, но поймите меня правильно. Это неуважение к себе, к собственным артистам. Пропаганда своей музыки должна исходить, прежде всего, от народа.

Возьмем, к примеру медийный рынок соседней Турции. При желании любой ее гражданин может подключиться к азербайджанскому телевидению. Как, например, турецкий певец Сардар Ортадж, который регулярно слушает азербайджанских исполнителей мугама. Но это только один музыкант, а не большая часть населения Турции, как в нашем случае с турецкими поп-исполнителями.

Мы должны поддерживать свои телеканалы, радиостанции, медиа, а они, в свою очередь, должны помогать местному шоу-бизнесу. Мы обязаны превратиться в интересный музыкальный сектор, как, к примеру, это случилось с Украиной. В какой-то момент украинский шоу-бизнес стал интересным, прогрессивным и качественным. Сегодня он популярен во всем мире, в том числе и у нас.

Наши же музыканты находятся в локальной изоляции, мы практически не развиваемся в нужном для интеграции направлении, у нас нет поддержки… Поэтому мы получаем аншлаги российских и турецких артистов, и нежелание наших исполнителей устраивать сольные шоу-программы.  

- Но Грузия тоже небольшая страна. Однако многие грузинские исполнители разъезжают по миру, дают концерты у нас…

- К нам действительно часто приезжают малоизвестные грузинские исполнители, но на них идет зритель. Зачем? А почему Айгюн Кязимова, Ройя Айхан, Алим Гасымов не дают концерты в Грузии? Почему грузинам не интересен Алим Гасымов? Или Севда Алекперзаде? Мне кажется, это уже немного наша национальная черта, которая называется «архи-толерантность». Мы ведь искренне считаем, что все иностранное, все, что приезжает в нашу страну с загранпаспортом – это всегда лучше, чем наше. 

Я не знаю, откуда это в нас. Винить 70 лет советской власти? Но та же Грузия вместе с нами была в составе СССР, и посмотрите, как там относятся к родному языку, а как у нас. Грузинская интеллигенция и современная прогрессивная грузинская молодежь говорят только на грузинском. А что происходит в Азербайджане? Азербайджанская интеллигенция – это люди, говорящие на русском языке.

Мы ассимилировались и растворились в других языках, культурах, народах. Это некий комплекс и неприятие себя и всего своего. И это одна из причин, почему у нас не развивается и не расширяется наша творческая составляющая. Поэтому те наши исполнители, которые способны удержать азербайджанскую аудиторию в рамках своей музыки и отечественной культуры – настоящие герои.

Понимаете, сложно работать с публикой, которая склонна к ассимиляции и отвержению всего родного. От этого страдают и азербайджанские телеканалы. Потому что у наших зрителей есть альтернатива: смотреть программы Андрея Махалова, Баязы или Лейлу Гулиеву. Вы понимаете, как сложно оставаться Лейлой, Туралом, Салехом, Кенуль или Мурадом в соперничестве с российскими и турецкими звездами и ведущими!

- Кто, на ваш взгляд, самые популярные исполнители у местной публики?

- Конечно. Это - Мири Юсиф, Тунзаля Агаева, Ройя Айхан, Хисс, Айгюн Кязимова, Зульфия Ханбабаева и, конечно же, я. Мы те, которые популярны и востребованы, и выступаем на азербайджанском языке.

- Недавно вы возобновили свой YouTube – проект «Popumuz var». Как вы думаете, чем он привлекает зрительскую аудиторию?

- Наверное тем, что в нем затрагиваются актуальные социальные проблемы. Опять же гостями становятся интересные личности. Я не часто занимаюсь проектом, возвращаюсь к нему примерно раз в год, снимаю 6-8 передач и откладываю его на полку.

Весной у меня всегда появляется прилив сил, много энергии, поэтому вернулся к передаче. Потом начнутся концерты, выступления, сезон торжественных мероприятий, а дальше - летнего отдыха. Отдыхать предпочитаю за рубежом, и часто выбиваюсь из графика.

- Вы ведете передачу за рулем своего автомобиля. И часто между вами и гостями разгораются весьма эмоциональные споры и дебаты. Не боитесь стать «героем» ДТП?

- Если начинается эмоциональный разговор, я его останавливаю (смеется). Происшествий на дороге ни разу не было, в этом плане я контролирую ситуацию. Может показаться, что это сложно – вести машину, и одновременно беседовать с гостями передачи. Но мы же все разговариваем со своими попутчиками, когда управляем машиной. К тому же у меня 20-ти летний опыт теле- и радиожурналистики, и поэтому к своим гостям я отношусь, как к хорошим знакомым, с которыми мы просто общаемся.

- Получается, для хорошего рейтинга необязательно устраивать в эфирах драки?

- Вполне можно обойтись без этого. Например, с писателем Агшином Енисеем мы разговаривали 2 часа 45 минут на тему общества. И эта беседа набрала огромные просмотры. Я сам удивился. Оказывается, люди с удовольствием смотрят передачи с писателями, мыслителями, композиторами. То есть умные, грамотные, интеллектуальные беседы и диалоги привлекают наше общество и это вселяет надежду в наше будущее.

- Известных людей принято обсуждать и критиковать. Как вы относитесь к критике?

- Как вообще меня можно критиковать, за что? (смеется). Если без шуток, то я все читаю, провожу анализ, настраиваю себя не принимать близко к сердце чужое мнение. Но любая критика все равно оставляет свой след. Я очень впечатлительный человек. Но главное, что я все равно нахожу в себе силы продолжать и не останавливаться на достигнутом.

Опять же критика должна идти от профессионалов, или хотя бы от тех, кто разбирается в музыке. Если случайная подписчица пишет: «Фууу, не могу его слушать!», меня этот месседж не трогает. А когда Фаиг Суджаддинов, Вагиф Герайзаде или Айгюн Самедзаде обсуждают какую-то музыкальную составляющую моей песни, то к этому я наверняка прислушаюсь. Опять же критики-профессионалы не любят общественных обсуждений.

- У вас есть любимые телепередачи на отечественном ТВ?

- Мне нравится смотреть, когда кого-то ищут, женят, или разводят. А иногда я смотрю некоторые передачи, и сам себя хвалю: «Мурад, какой ты молодец! Не появляешься у них в эфирах!». А меня все зовут и зовут...

Но там столько трэша, и я себя в нем не представляю. Смотрю как на фильм ужасов, или триллер. Мне нравится пощекотать свои нервы, и только с этой позиции я смотрю местные ток-шоу. А вообще я считаю, что большая часть отечественных телепередач должны быть исключительно в Tik-Tok или Instagram, но не на общественном телевидении.

Я неоднократно говорил, что было бы неплохо объединить ТВ каналы в 3 основных, собрав в них лучшие проекты, телеведущих и профессиональных специалистов. Телеканалы, включая которые мы бы слышали грамотную азербайджанскую речь, слушали нашу красивую музыку…

- Кстати, а что будет с нашими исполнителями, если вдруг рухнет свадебный рынок в Азербайджане?

- Это может произойти только из-за очень неблагоприятных причин. Например, войны или пандемии. Должно произойти что-то ужасное, глобальное, чего сегодня в сильном и процветающем Азербайджане сложно себе представить. Но, если допустить подобную мысль, то, думаю государственные театры, телеканалы и радиостанции будут создавать свои студии, своих артистов, как это было в советское время. Не будет, к примеру 348 певцов, будет 8. Они будут петь песни под строгим контролем этих союзов и телеканалов. В любом случае, это будет плохо.

Я за свободу. Считаю, что каналы должны вещать всякую музыку, и персидскую, и таджикскую, и джаз, и блюз. Дайте мне шанс, в какой-то из дней в неделю видеть с экрана Севду Алекперзаде, Фарида Аскерова, Сабину Бабаеву. Пусть эти певцы не рейтинговые, но телевидение должно отвечать вкусам всех!

- Вы один из немногих азербайджанских исполнителей, которому посчастливилось выступать на освобожденных землях. Расскажите о своих чувствах…

- Выступление, которое меня особенно затронуло, состоялось в городе Физули. Наши оккупированные районы освобождены, но переселение наших граждан еще не завершилось. Это постепенный и долгий процесс.

Мы выступали в маленьком микрорайоне, в который переселились некоторые наши сограждане. Люди из своих домов спустились во дворик, окружили сцену. Это меня очень тронуло! Потому что именно на этом выступлении в Физули я понял: азербайджанцы возвращаются домой! Это такое ощущение, которое не передать словами. Я наполовину физулинский, наполовину шушинский и агдамский. То есть, Карабах очень близок к моей семье. Я хочу, чтобы в будущем у меня было много таких случаев, когда я буду выступать перед местным населением, которые уже живут на освобожденных азербайджанских территориях.

Я был сильно растроган, и зрители это почувствовали. Рассказываю, и до сих пор мурашки по телу. Исполняя песню «Карабах» вживую вместе с публикой, я вспомнил отца, который мечтал вернуться в Физули. Но, к сожалению, этого так и не случилось при его жизни.

- В последнем своем видеоклипе вы предстали в образе Элвиса Пресли. В будущих своих работах чем удивите своего зрителя?

- На мне скорей был образ Роя Орбисона (смеется). Многие же сравнили меня с турецким певцом Зеки Мюрен, но не с Элвисом Пресли. А в новом клипе я предстану в образе популярного персонажа Джокера. Я люблю вносить в свои новые работы разнообразие.  Идея воссоздать образ Джокера в новом видеоматериале тоже принадлежит мне. Я слушаю песню, и у меня рождаются различные визуальные идеи. Это наталкивает на эксперименты.  

Честно признаться, моя физическая форма сложно поддается экспериментам. Между прочим, я опередил режиссеров известной трилогии фильма «Дюна», новой версии.  Посмотрите мой клип «Tufan», он очень похож на этот фантастический фильм. Только я опередил этот образ:клип «Tufan» вышел раньше, чем фильм. В клипе затронута тема будущего человечества.  

- В рамках предстоящего концерта, чем будет отличаться шоу от предыдущего?

- Меня сейчас волнует вопрос смены имиджа. Нет цели удивить публику своими сценическими костюмами, цель – полностью поменяться. Мои друзья посылают мне очень смешные образы. Например, несуразные наряды из последнего дефиле на показе моды известного британского певца Сэма Смита (смеется). Опять же есть замечательные идеи по поводу оформления сцены.

- Что бы вы хотели сказать нашим читателям напоследок?

-  Хочу, чтобы вы ценили, относились с любовью и уважением к нашим артистам: Мири Юсиф не хуже Ялын, Ройя Айхан не хуже, чем Демет Акалын, Айгюн Кязимова не хуже Светланы Лободы.

И, даже если вы думаете по-другому, помните, что азербайджанскому артисту важно ощущать вашу любовь, уважение и теплоту. Потому что на позитивной энергетике и вере зрителя строится его творчество. Чем больше любви мы получаем от зрителя, тем больше стимула совершенствоваться и расти ради вас. Поэтому любите и будьте любимы!

- Спасибо за увлекательную беседу!

 

 

 

 

 

 

# 24438
avatar

Магда Ковалёва

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#