Баку стал родным для русских братьев, но сейчас они борются за жизнь

16:32 26 Января 2018
Баку стал родным для русских братьев, но сейчас они борются за жизнь
27276

Говорят, что Всевышний с рождения каждому уготовил его судьбу, в которой человек не может ничего изменить. В 1941-ом году, за неделю до начала Великой Отечественной войны Степана Казакова привезли в Баку на учебу, но началась война и жизнь сложилась иначе. Степан не уехал обратно, он остался в Баку, где прожил до конца дней своих. Баку стал родным городом также и для его сыновей Александра и Михаила, которые, несмотря на трудности жизни, не покинули его в отличие от среднего сына покойного Степана Казакова - Анатолия.

«Я родился в этом доме, после того как родители и старшие братья сюда переехали, считаюсь «восьмойским» (от название поселка «Восьмой километр»). В 1960-ом году родители получили двухкомнатную квартиру в этом двухэтажном доме, расположенном в Низаминском районе Баку. Отец был с Марийской Республики, а мать с Кушбышевской области. Но мама раньше отца приехала в Баку с семьей, жили они в поселке Кешля. В Баку они познакомились, поженились, в годы войны мама работала на заводе. Мы, все три брата родились здесь. Старший – Александр, 1956 года, средний - Анатолий и младший - я, 1962 года рождения. Анатолий в 1993 году уехал в Краснодарский край, а мы с Сашей жили с родителями до последних их дней. Мама умерла в 2006-ом году, а отец в 2015-ом году», - рассказывает Михаил Казаков.

По его словам, до 1994-го года он работал на химико-фармацевтическом заводе в Хырдалане.

«Мы наполняли кислородные баллоны для больных легкими, но потом я уволился. Стал работать по частным заказам, а Саша, после окончания ПТУ №74, что на Разино было, прямо возле станции, стал работать на заводе имени Орджоникидзе, ныне ОАО «Бакинское нефтепромысловое оборудование», расположенном в поселке Джапаридзе. 40 лет он проработал токарем, в 2014 году его сократили, а до этого он год находился в неоплачиваемом отпуске. Раньше хоть как-то подрабатывал частными заказами, сами обходились, сами себя обеспечивали, а теперь вот ...

Квартиру из-за Анатолия не смогли приватизировать, он же здесь прописан и нужно было его согласие, но после того как он уехал из страны, о нем ни слуху, ни духу. Даже когда родители умерли, я телеграмму дал по адресу, по которому он жил в Краснодарском крае, но никакого ответа», - продолжает Михаил.

Как он отметил, куда бы они не обращались, везде им в ответ твердят одно - не достигли пенсионного возраста, поэтому пенсия не полагается.

«Я в отличие от Саши, у которого и сердце слабое и зрение, работоспособный, готов даже на стройке работать, но и там молодые нужны, меня не примут даже рабочим. Мы живем благодаря помощи соседей и двоюродного брата, который живет в Приморске (поселок Сахил Карадагского района - ред.). Потеряв работу, мы стали жить только с помощью оказываемой со стороны. Но этого же мы не хотим, стыдно нам, а что поделать. Ладно, у меня трудового стажа мало, а брат 40 лет проработал на заводе, и его сократили. За социальной помощью мы не обращались, да и не знаем, как это все делается.

В начале декабря прошлого года к нам позвонили, Саша был дома, ему назвали мое имя, сказали, что пришла социальная помощь, пусть Михаил придет на почту и заберет. Когда он спросил, а куда ему подойти, ответили, что он сам знает. Саша в этот день забыл мне сказать, вспомнил через пару дней, спросив меня, а что за социальная помощь. Я сказал, что не знаю. Я обошел все почты в округе, куда не ходил, проверили по удостоверению, сказали, что никакой соцпомощи на мое имя нет. И самое интересное, что наш домашний телефон, из чужих, кроме сотрудников почты, военкомата, коммунальных служб, соцобеспечения, одним словом только сотрудники госучреждений, никто не знает. Мы были удивлены, что кто позвонил, почему так сказал», - добавил Михаил.

Социальную помощь, как он сказал, за все эти годы, он получил только пять лет назад.

«Да и то я сам не обращался. Пять лет назад к нам пришли люди, постучались, сказали, социальная помощь, дали три маната, попросили расписаться,через два –три месяца опять пришли, дали еще по три маната, и в конце года пришли, снова, на сей раз дали примерно 15 манатов, а потом их больше не видел. До 2014 –года жили за счет зарплаты Саши, а после того как он тоже потерял работу, соседи помогают и двоюродный брат, чем могут, за что им спасибо.

Анатолий о нас даже не вспоминает, даже не интересуется, живы ли мы или померли», - говорит Михаил Казаков.

В заключении беседы собеседник Vesti.az отметил, что им много не нужно.

«Мой брат 40лет проработал на одном месте, и его сократили, ему даже ветерана труда не дали. Когда его сократили, сказали, что, почему ты не потребовал компенсацию, но мы люди тихие, если бы он возразил, то руководство завода моли подпортить ему трудовую, могли бы его уволить со статьей. Поэтому, брат не стал возражать, и он лишился работы, якобы попав под сокращение. Для нас чистое имя важнее денег. Но и без денег трудно жить. Мы два брата живем дружно, не обзавелись собственными семьями. Нам бы получить материальную помощь, на которую мы смогли бы купить продукты и оплатить коммунальные расходы. Нам большего и не надо, лишь бы свет горел в доме, да газ был, чтобы чай и еду смогли бы готовить», - отметил он.

Как видно из приведенной истории оба брата в силу сложившихся обстоятельств оказались в плачевной для них ситуации. Редакция Vesti.Az выражает надежду, что соответствующие структуры обратят внимание на судьбы этих людей и окажут им помощь в восстановление своих прав и получении пенсии.

Вафа Фараджова
Вафа Фараджова

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА