В Сумгайыте девушка неожиданно бросилась в котел с кипящей сталью…- 40 ЛЕТ, КАК В АДСКОМ ПЕКЛЕ - ФОТО

15:58 17 Сентября 2019
В Сумгайыте девушка неожиданно бросилась в котел с кипящей сталью…- 40 ЛЕТ, КАК В АДСКОМ ПЕКЛЕ - ФОТО
2654

Отца забрали на войну, когда герою нашего повествования было всего 7 лет. Но на войну Шабан пошел не один; из села Дашагыл Огузского района, точнее из колхоза, к нему прикрепили 20 лошадей, которых он должен был доставить в штаб советских войск на Северном Кавказе. Сам он тоже позднее записался в конный боевой отряд.

***

- Мне было 10 лет. Весной 1944 года мы получили извещение о смерти моего отца. Наша мать нас вырастила в очень суровых условиях, если бы вы только знали каких.…

86- летний Иззет Ягубов делится своими воспоминаниями тех лет. 70 лет назад он был одним из тех, кто заложил фундамент первых зданий в Сумгайыте. За эти 86 лет он пережил и счастье, и горе, стал свидетелем стольких событий, что не перечесть. Он потерял всех своих троих детей. Сейчас живет со своей супругой Гюльсенем ханум в двухкомнатной квартире на маленькую пенсию.

Невозможно остаться равнодушным к истории жизни Иззета киши, который в течение 40 лет проработал у 1600 градусной печи.

…. В холодном октябре- месяце 1949 года 15-летний Иззет отправился из села Дашахыл в Сумгайыт. Вспоминает, как мать провожала его с глазами полными слез.

-У меня был младший брат. Вокруг - голод, нищета. О Сумгайыте я услышал по радио, там сообщили, что будет строиться новый город. Кое- как, то на лошадях, то на повозке я добрался до Сумгайыта.

С первого дня в Сумгайыте он жил в бараках. Однажды ему сказали, что он должен обучиться какой-либо профессии, иначе у него будущего не будет. Прислушавшись к старшим, он поступает в профессиональный техникум и за год осваивает профессию арматурщика- бетонщика.

Мы еще вернемся к истории жизни Иззета киши, а пока послушаем рассказ о Сумгайыте, каким его запомнил 15-летний Иззет.

- Города тогда еще не было. На его месте располагались виноградные сады и инжировые деревья дачников из поселков Джорат, Сарай и Новханы. И песчаный берег. Джоратские виноградники напоминали целые леса. В Джорате водились и кобры. Однажды от плевка кобры один человек ослеп, позже он скончался. Яд кобры настолько сильный, что человек умирает от укуса в течение 3 минут, поэтому на введение вакцины времени буквально не остается. В то время самая ближайшая больница находилась в Баку, а население Сумгайыта составляло всего 10000 человек. Вокруг только пески, инжир и виноград. В Насосной (поселок Г.З. Тагиева) располагались немецкие бараки. Знаешь, какие это были немцы? Правильно, пленники. Много зданий они здесь построили. Почему мы должны их ненавидеть, о чем ты? Если так посмотреть, то моего отца убили тоже немцы. Но эти немцы были очень хорошими людьми, очень дисциплинированными. Ровно в восемь начинали работу, а вечером строем возвращались в бараки.

Большинство зданий в городе построено ими. После окончания техникума я долгое время с ними работал. Представьте, что я не знал немецкого, а они азербайджанского или русского, но при этом мы прекрасно друг друга понимали с помощью мимики и жестов. Например, если немец смотрел на мою работу и улыбался, я понимал, что работа сделана хорошо. Здесь умерло много немцев, более 300, и около 100 венгров. Они похоронены в местности под названием «Коттедж».

Несколько лет он проработал арматурщиком – бетонщиком. До 1957 года трудился на строительстве различных социальных объектов в поселке строителей в Сумгайыте, в том числе жилых зданий вокруг старого базара, рабочих общежитий, первого магазина «Детский мир» и современного здания исполнительного власти. Полушутя рассказывает, где он закладывал фундамент, ставил пол, или окна.

После службы в армии Иззет снова вернулся в Сумгайыт.

В то время Сумгайыт стремительно развивался: новые заводы, промышленные объекты. Пройдя воинскую службу, он стал работать помощником сталевара III разряда на трубопрокатном заводе. Не прошло и двух лет, как ему доверили мартеновские печи.

- С первого взгляда эта работа может показаться не сложной. Но на самом деле - это одна из самых тяжелых и ответственных профессий – сталеварение.

Представьте себе, что эти печи вмещают 100- 150 тонн стали. Это то количество металла, которое плавится за один раз. Правда в Советском Союзе таких печей не было, но я слышал, что сейчас есть печи, в которых за один процесс плавится до 900 тонн стали.

Знаешь, какой это адский труд работать при температуре 1 650 градусов? Я за годы работы расплавил для СССР десятки тысяч тонн стали высокого качества. Отсюда доставляли сталь на Урал, в Татарстан, Башкирию, Туркмению, Казахстан, Узбекистан, в далекую Сибирь.

Иззет киши рассказывает леденящую душу историю. После плавки металла, ее заполняют в специальные котлы большой емкости. Температура в тех котлах достигает 2000 градусов.

- Здесь любая неосторожность равносильна смерти. Если капля этого металла попадет на открытый участок тела, то она прожжет все тело. Однажды, не могу сказать, что капля, но маленькая частица попала мне на спину и прожгла позвоночник за несколько миллиметров до спинного мозга. Меня тогда просто Бог спас. Несколько месяцев я пролежал в больнице. А однажды произошло страшное происшествие. В наш цех, где находились котлы с расплавленной сталью, вошла девушка из соседнего цеха. Неожиданно она поднялась по лестнице, которая стояла у одного из котлов. Мы не успели моргнуть, как она бросилась в котел… Мы перенесли страшный шок, не могли понять, как такое могло произойти? Знаете, что потом? Потом мы этот котел опустошили, потому что использовать этот металл - грех.

Ровно 40 лет, до 1995 года он плавил сталь. На юбилее Ленина ему вручили медаль «Ветерана труда» за многолетний добросовестный труд. Его также представили к званию Героя социалистического труда. Однако, этому помешал один случай. Между ним и одним сталеваром другой национальности произошел конфликт. Иззет в ответ на нанесенное ему оскорбление завязал драку. В результате, на вопросе о звании Героя был поставлен крест.

Но, несмотря на этот инцидент, впоследствии ему были присуждены многие почетные звания Министерством черной металлургии СССР. Его роль в воспитании нового поколения сталеваров действительно огромна. Опытный сталевар Аллахверди Сулейманов, который был удостоен в 1970-1980 годах ордена Ленина и ордена «Слава» всех 3 степеней, а также бывший депутат Советского Союза, молодой сталевар Яшар Аббасов были учениками Иззета Юсифова.

Проработавший более 40 лет в огненном цеху Иззет киши в настоящее время получает пенсию в размере всего 220 манатов. Страдает сахарным диабетом. Этой суммы с трудом хватает на лекарства. Поэтому ему приходится в 86 летнем возрасте работать сторожем, ради дополнительных 150 манатов. Пенсия его супруги, с которой они уже 61 год вместе, тоже небольшая. Их двухкомнатная квартира нуждается в серьезном ремонте. Дети?

- У нас было трое детей. Один сын погиб в Ярославле в автомобильной катастрофе, другого сына и дочь настиг рак.

Оставшийся со своей болью наедине после потери детей, Иззет Юсифов сегодня является одним из самых старых сталеваров, так сказать, последним из могикан, не оцененным по достоинству.

У него есть только одна просьба к исполнительной власти Сумгайыта:

- У руководства города нет полномочий для повышения моей пенсии, пусть только помогут мне с ремонтом и лекарствами. Работая сторожем, проживу и на пенсию.

Сабухи Мамедли
Сабухи Мамедли

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА