Этого выдающегося азербайджанца ненавидели все армяне мира, но убили его мусульмане – ПОЗЖЕ В США БЫЛ УБИТ ЕГО ВНУК - ФОТО

16:39 21 Февраля 2020
Этого выдающегося азербайджанца ненавидели все армяне мира, но убили его мусульмане – ПОЗЖЕ В США БЫЛ УБИТ ЕГО ВНУК - ФОТО
54210

Когда мы говорим о шехидах, мы имеем в виду не только тех, кто погиб непосредственно от вражеских пуль. О них мы подготовим отдельный проект, а сейчас мы хотели бы рассказать о тех, кто отдал жизнь за Родину, отстаивая свои морально- нравственные идеалы.

Сегодня в рамках проекта «Представители интеллигенции, ставшие шехидами», мы расскажем о герое Советского Союза, великом ученом Зие Буниятове.

Зия Буниятов родился 24 декабря 1921 года в городе Астара в семье ветерана Первой мировой войны и военного переводчика Мусы Мовсум оглы Буниятова (1895—1961), происходившего из знаменитого и уважаемого рода учёных шейхов из Биби-Эйбата и Раисы Михайловны Гусаковой, принадлежавшая к роду русских старопоселенцев в Азербайджане.

Вот что он сам говорил о своих предках: «Мой отец азербайджанец, мать – русская…. Мое настоящее имя Зиявуддин, мой отец- шейх Муса, дед – шейх Масум, дед моего отца – шейх - Мехти и т.д . Я исследовал свою родословную по документам и выяснил, что 15 поколений моих предков со стороны отца были шейхами, узнал их имена… Моя фамилия происходит от имени моего деда в 15 поколении, которого звали Бунед».

Зия Буниятов был в семье старшим из шести детей. Дети получили строгое воспитание, то есть подчинялись «режиму» отца. Детство Зии прошло в Гёйчае, куда на военную службу был направлен его отец. С детства Буниятов знал как азербайджанский, также и русский языки, а также владел арабским языком Корана, которому его научил отец.

Окончив школу с отличными оценками, Зия Буниятов в 1939 году приехал в Баку за своей мечтой. А мечтал он стать военным летчиком. Пройти медицинскую комиссию ему не удалось. Прибавив два года к дате своего рождения, он поступил в Бакинское пехотное училище, которое окончил в 1941 году накануне войны.

На фронтах Великой Отечественной войны он был с августа 1942 года. Принимал активное участие в битвах за Украину, Молдавию, Кавказ (в боях за Моздок и Туапсе), Белоруссию и Польшу. В боях проявил храбрость, в одном из них, пробиваясь через линию фронта, он вынес из окружения полковое знамя. В оборонительном сражении в предгорьях Кавказа Зия Буниятов командовал ротой из 120 бойцов, в состав которой также входили 50 матросов Волжской флотилии из Саратова. В ходе одного из боёв 17 человек из его роты уничтожили 15 единиц бронетехники противника, причём сам Зия получил осколочное ранение в голову. Во время Туапсинской операции лейтенант Буниятов получил ранение в ногу, и после лечения в госпитале попал в Таганрог. Газета «Красная звезда» в 1942 году писала о нём: «Стремительный, как тигр, разведчик Зия Буниятов в невероятных условиях мог принести точные данные о численности, вооружении и дислокации противника».

Повздорив с командованием, Буниятов был направлен в штрафную роту. В январе 1945 года его вызвал к себе комдив и предложил стать командиром штрафной роты. Капитан Буниятов был назначен командиром 123-й штрафной роты (5-я ударная армия, 1-й Белорусский фронт). 14 января в ходе Висло-Одерской операции в бою у селения Пальчек рота под командованием капитана Буниятова захватила заминированный мост через реку Пилица и в течение нескольких часов удерживала его до подхода основных сил. В бою было уничтожено 100 солдат противника, 45 было взято в плен. Захвачено 5 шестиствольных миномётов и 3 артиллерийских орудия. К концу боя в живых осталось 47 человек.

Звание Героя Советского Союза Буниятову было присвоено 27 февраля 1945 года. К моменту капитуляции Германии Зия Буниятов с боями дошёл до района Силезского вокзала. За доблесть и героизм, проявленный в ходе штурма Зееловских высот, Зия Буниятов был награждён орденом Красного Знамени.

С мая 1945 по май 1946 года Буниятов работал помощником военного коменданта района Панков Берлина, где заслужил добрую память немцев как администратор, способствовавший нормализации хозяйственной и культурной жизни в разрушенном городе. В 1946 году подполковник Буниятов уволился в запас. В 1950 году он окончил Московский институт востоковедения, а в 1954 году аспирантуру МГУ.

В те годы племянница писателя Юсифа Везиря Чеменземенли Таира также была студенткой факультета востоковедения в Москве. Несмотря на то, что Таира ежедневно сталкивалась со знаменитым на весь институт героем Советского Союза в стенах университета, она его сторонилась. Зия обладал грозным характером и был грубоват, что держало людей от него на расстоянии, но вызывало зависть. Зия всегда проводил время в одиночестве. Однажды Таира рассказал об этом матери, приехав к ней в Москву. Мать ей ответила: «Ты не бойся, дочка, он – азербайджанец, подойди, познакомься». Дочь, последовав дальновидному совету матери, подошла к Зие и представилась, сказав, что тоже азербайджанка. Столь смелый шаг сначала немного озадачил Зию Буниятова, но затем последовало знакомство. Впоследствии Таира ханум узнала, что частое появление этого сурового парня перед ней в институте вовсе не был случайностью, а запланированным необходимостью шагом.

«На танцевальных вечерах, которые проходили после занятий, меня никто на танцы не приглашал. Я всегда думала, почему с красивой девушкой никто не хочет танцевать? Оказалось, что Зия всех желающих со мной танцевать заводил за площадку и бил. Русские девушки были от него без ума. Потом Зия сделал мне предложение. Когда мы поженились, мы были настолько бедными, что подаренные мне на свадьбу туфли, я была вынуждена продать, чтобы купить еды. У нас не было денег даже на проезд в автобусе. Из загса до общежития , в котором мы проживали , мы прошли 15 км пешком».

В мае 1954 года он защитил кандидатскую диссертацию на тему «Итальянский империализм в Африке». Москва могла открыть для молодой семьи новые возможности. Однако, Зия Буниятов не пожелал оставаться в Москве, ему не давало покоя желание поскорее вернуться в Баку. Несмотря на все возражения Таиры ханум, Зия Буниятов вернулся в Баку. Его новорожденный сын Джамиль и Таира ханум остались в Москве. Зия Буниятов страдал от контузии, которую получил на войне. Интересно, что приступов контузии, в период его жизни с Таирой ханум, не было, они участились после его приезда в Баку. Зия написал об этом жене в письме: «Я хочу, чтобы ты всегда была рядом со мной. И чтобы твоя улыбка придавала мне силы».

В итоге, Таира ханум, видя боль разлуки отца с сыном, вернулась вместе с ним в Баку. Сразу после приезда она устроилась на работу на Азербайджанское радио в отдел турецких передач на должность главного редактора.

Зия Буниятов продолжил свой научный поиск в Институте истории Академии наук Азербайджана. Он буквально ушел в науку. Он также работал преподавателем факультета востоковедения в Азербайджанском государственном университете. С 1964 года возглавлял кафедру истории средних веков в Институте народов Ближнего и Среднего Востока.

В 1964 году защитил докторскую диссертацию на тему «Азербайджан в VII-IX вв.» и получил доктора исторических наук. В 1965 году была опубликована и массово распространена его монография..

Таким образом, вероятно Зия Буниятов и сам не осознавал тот неизгладимый след, который он оставил в истории Азербайджана. Во второй половине 1960 годов проходили дискуссии на тему присоединения 150 лет назад Азербайджана к России. Так, в 1964 году было приято решение о том, что полтора века назад Азербайджан добровольно вошел в состав России. Эту дату даже отмечали, как праздник. В связи с этим Азербайджан был награжден орденом Ленина. В 1967 – 1968 годов Зия Буниятов неоднократно открыто заявлял о том, что Азербайджан действительно вошел в состав России, но отнюдь не добровольно. Реальность такова, что Азербайджан был присоединен к России с применением силы, то есть оккупирован.

Буниятов является автором ряда фундаментальных исследовательских работ на тему большевизма и жертв политических репрессий. Помимо этого, он был первым человеком, который впервые озвучил правду о проведенных в 20- 30 годах репрессиях в Азербайджане. Он не был историком, он был востоковедом. Проводя исследования восточных языков и изучая материалы об истории Азербайджана, прошлом страны он сталкивался с такими источниками, которые при глубоком изучении, открывали ему правду, о которой такая личность как Зия Буниятов молчать не мог.

Рассказать народу о жертвах репрессий 1937 года, об их невиновности, разве только в том, что они были азербайджанскими интеллигентами, вынести на публику эти покрытые исторической пылью страницы само по себе было отважным шагом. Шагом истинного азербайджанца перед народом.

В 1965 году по решению Высшей Аттестационной комиссии при Министерстве Высшего и Среднего образования СССР ему было присуждено звание профессора. За многочисленные заслуги в изучении истории тюркских народов, в том же году он был избран членом- корреспондентом, а в 1988 году почетным членом министерства.

Зия Буниятов не ставил с самого начала перед собой цель изучать историю тюркских народов. К этому его привела судьба, жизненный путь. Шаг за шагом, работая над материалами, он двигался по заданной цели полный решимости пройти ее до конца, чтобы вернуть историю Азербайджана, извращенную на протяжении долгих лет, в верное русло. Разумеется, этот путь ведет к тюркской истории.

В 1970 году Буниятов был главным редактором журнала «Новости АН ССР – Серия общественных наук». До 1970 года под его руководством состоялась защита 8 кандидатских и 3 докторских диссертаций.

В 1980 году Буньятов избран членом редакционной коллегии Советской энциклопедии Азербайджана. Он написал множество статей по истории Азербайджана для энциклопедии. В любой области истории Азербайджана есть исследование Зии Буниятова.

В апреле 1981 года был назначен директором Института востоковедения Национальной академии наук Азербайджана. На этой должности он проработал до 1986 года. В 1982 году ему было присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки Азербайджанской ССР».

В 1991 году вместе с профессором Васимом Мамедалиевым он завершил перевод Корана на азербайджанский язык. За эту работу, которая требовала большой ответственности и усердного труда, воли и любви, он был награжден премией имени Гаджи Зейналабдина Тагиева. До сих пор переведенный им Коран читают на нашем родном языке.

Томас де Ваал пишет в своей книге «Черный сад: Армения и Азербайджан на пути мира и войны», что Буньятов отрицал, что армяне построили десятки церквей на Южном Кавказе, что албанцы были предками армян, и утверждал, что эти памятники принадлежали неармянским христианам.

В предисловии к книге «Two chronicles on the history of Karabagh» профессор Калифорнийского университета, Барлоу Тер-Мурдечиан, также отмечает многочисленные искажения Буниятовым исходных текстов историков Мирзы Джамала и Мирзы Адыгюзель-Бека

Систематическое «вычищение» Буниятовым упоминаний об армянах и замену их «албанами» отмечает также американский историк Джордж Бурнутян, согласно которому, в «путешествии» Шильтбергера «Буниатов смело опустил главы 63 — 66 рукописи, всего приблизительно двадцать страниц, относящихся к Армении и армянам, и частично изменил текст, который он опубликовал в своем издании».

Шнирельман обвиняет Буниятова также в разработке ревизионистских, националистически и политически мотивированных концепций истории Азербайджана (особенно древней Албании) и Армении, считая одним из основоположников этого направления азербайджанской историографии (см. фальсификации истории Кавказской Албании в Азербайджане). В этих вопросах Шнирельман солидаризируется с армянскими учёными, подвергающими Буниятова жесткой критике.

Действительно, Зия Буниятов занимался «очищением» истории от фальсификаций, что являлось само по себе «огромным препятствием» для их коварной деятельности.

В 1990-х годах Буниятов открыто говорил правду на площади Свободы в Баку, оспаривал территориальные претензии Армении к Азербайджану , приводя массу аргументов. Он приводил факты. Он давал меткие ответы на претензии армянских историков, ссылаясь на исторические факты.

В 1992 году Буниятов был одним из 91 представителя интеллигенции, который обратился к Гейдару Алиеву с призывом к открытой и активной борьбе за власть в Азербайджане и подписал петицию о его возвращении к власти. В 1992 году Буниятов был избран заместителем председателя партии "Новый Азербайджан". В 1995 году он был избран депутатом Милли Меджлиса и одновременно членом постоянной комиссии по международным отношениям и межпарламентским связям.

В своей статье в азербайджанской прессе «Почему Сумгаит?» академик Зия Буниятов, комментируя характер сумгаитских событий 1988 года, попытался раскрыть истинный характер произошедших событий. Проведя анализ, он назвал все произошедшее своими именами. Рассказывая о провокационной роли Москвы, он привел слова заместителя директора Института Африки Академии наук СССР А.М. Васильева:

«Если мы хотим увеличить тираж журнала (Народы Азии и Африки), это легко сделать: всего лишь две статьи об этногенезе азербайджанцев и армян. Можно найти и другие «жирные» колобки».

По словам Томаса де Ваала: Зия Буниятов, тогдашний президент Академии наук Азербайджана, самый известный азербайджанский ученый и историк Академии наук, предложил наиболее последовательную версию событий. В своей статье «Почему Сумгайыт?» он пришел к такому мнению, что для того, чтобы подорвать авторитет Азербайджана и дать толчок националистическому армянскому движению, армяне сами организовали сумгаитские погромы. Буниятов писал: «Армянские националисты тщательно подготовили сумгаитскую трагедию. За несколько часов до его начала армянские телевизионные корреспонденты и съемочная группа тайно прибыли в город и ждали начала событий. Первое преступление было совершено человеком по фамилии Григорян. Григорян, назвавший себя азербайджанцем, убил пятерых армян в Сумгайыте».

Буньятов пишет в статье: «Почему Сумгайыт?», что дашнаки многократно хотели перетрактовать картину Верещагина «Апофэоз войны» с помощью «армянских черепов ».

По словам Де Ваала, статья Буниятова была настолько неприятной, что ее опубликовали даже армяне. Зия Буниятов также связал прибытие армянских эмиссаров в Баку и Сумгайыт с выводом армянских депозитов из банков в феврале.

Итак…я старался всесторонне охватить деятельность академика. Очень немногие из его работ отражены в этой статье. Мы просто изложили факты. Это моя работа, мой читатель, анализировать и делать выводы. Есть такие вещи... Для того, чтобы покорить вершину, нужно ждать подходящей погоды.

21 февраля 1997 года Зия Буниятов был застрелен в блоке своего дома. Весь Азербайджан был шокирован этой кровавой трагедией и убийством. Зия Буниятов пожертвовал своей жизнью ради Азербайджана. Он шехид нашей истории, шехид - интеллигент.

Прозвучало много версий его убийства, они ходили по устам, но каждый «нашел» для себя своего убийцу согласно собственному мировоззрению и мышлению.

Суд вынес решение ... Академик был убит членами «Хезболла». Мотивом убийства стало то, что на 254 странице книги «История албанцев», написанной историком Моисеем Каланкатуклу, в переводе Зии Буниятова мусульманский пророк был принижен.

Из речи Гейдара Алиева на церемонии прощания:

«Пуля, выпущенная в великого гения, в такую выдающеюся, прошедшую большой жизненный путь личность - это пуля, выпущенная в народ Азербайджана».

Из воспоминаний Тахиры ханум: «Он как- будто предчувствовал свою смерть. Это было в феврале. Зия вышел из офиса и сказал: «Тахира, мне приснился плохой сон». Когда я спросила его о сне, он ничего не ответил. Затем он собрался и пошел с учеными на поминки. Покойный был их близким другом. Там он сказал речь и в конце повернулся лицом к гробу и произнес: «Я видел тебя во сне, Джахангир, ты сказал, что скучаешь, не волнуйся, мы скоро встретимся».

Зия была убит 21 февраля, 10 дней спустя. Я знала, что они собираются убить его. Я стояла на балконе и смотрела на улицу. Зия должен был вернуться домой. Я видела, как Зия приближается к дому с хлебом в руке. Он поднял голову, помахал мне и вошел в блок. Внезапно я услышала шум и быстро выбежала вниз. Но было слишком поздно, в него выстрелили».

После убийства Зии Буниятова , 20-летний внук Муса, был убит в Америке, где он учился. Его отец Джамиль не смог пережить эту трагедию и скончался.

Тахира ханум работала в библиотеке Милли Меджлиса. Она ушла из жизни два года назад.

У нее остался сын Гейдар.

Перед смертью Таира Буниятова обратилась к президенту с просьбой помиловать убийцу ее мужа: «Меня очень беспокоит приговор о пожизненном заключении одного из участников убийства моего мужа – Нагиева Низами Адиль оглы. Я часто думаю, какое решение принял бы Зия Буниятов в такой ситуации? Мне кажется, что Зия простил бы Низами Нагиева. Если сам Всевышний может простить самый тяжкий из грехов, и если прощение - это великое деяние, то я прощаю Низами Нагиева, заключенного, который отбывает 14-летний срок в Гобустанской тюрьме! Уважаемый господин Президент!

Прошу помиловать Низами Нагиева и смягчить его наказание".

Рамиля Гурбанлы
Рамиля Гурбанлы

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА