«А может оно и лучше, не видеть то, что видите вы»  - ТАКИМ БЫЛ ОТВЕТ ОТЦА СЫНУ, НАЗВАВШЕГО СЕБЯ «КЕРОГЛУ»-ФОТО 

15:30 07 Марта 2020
«А может оно и лучше, не видеть то, что видите вы»  - ТАКИМ БЫЛ ОТВЕТ ОТЦА СЫНУ, НАЗВАВШЕГО СЕБЯ «КЕРОГЛУ»-ФОТО 
11734

Уйти, чтобы… остаться!-

Завтра будет неделя, как ушел из жизни один из последних могикан азербайджанской журналистики. Заслуженный журналист Азербайджана, обладатель «Золотого пера» Идаят Зейналов более 40 лет проработал в газете «Коммунист». Он, как жил без жалоб, так и ушел в мир иной без малейшего стона, гордым, непоколебимым. Лишь только взгляд его на закате лет потускнел в широко открытых глазах.

Нормально, по- божески, когда родителей в преклонном возрасте хоронят их дети. Каждый из нас с достоинством выполняет свой долг. Для нас из жизни ушел не просто родитель, но еще и учитель. Человек, которым мы гордились при жизни и гордимся после его ухода в мир иной. Интеллигенция с достоинством отреагировала на уход из жизни одного из них. На сайтах, в социальных сетях было достаточно немало добрых слов соотечественников, почтивших память известного журналиста. Сегодня я тоже хочу дать дань памяти, отцу и учителю, который, в конце концов, сделал меня рыцарем пера…

Патриотизм

Николай Некрасов писал: «Любовь к отечеству заключается прежде всего в глубоком, страстном желании ему добра и просвещения, в готовности нести ему на алтарь достояние и саму жизнь; в горячем сочувствии ко всему хорошему в нем и благородном негодовании против того, что замедляет путь к совершенствованию…».

Идаят Зейналов безгранично любил Родину. Именно безгранично. Всецело, не кусками и не регионами. Для него не важно было, в каком районе он родился и где живет. Каждая пядь земли Родины была для него родным очагом. Он боготворил природу Азербайджана. Он не был поэтом, но его очерки про природу Азербайджана читались как сладостный стих.

Когда мы летом отдыхали на даче ЦК в Загульбе, он мог часами сидеть на балконе и смотреть на Каспий. Нет, он не был художником, но видимо мысленно на каждой волне рисовал кусочек Куры и Араза, леса Шеки и Загаталы, родники Гедабека и Лачына и гору Гейазан. Любил очень походы в лес.

Бывало, найдет тенечек, ляжет на расстеленное одеяло на траве и смотрит на небо. Он не был астрономом, просто любил безоблачное небо над своей Родиной. И когда я возвращался с поля боя при первой Карабахской войне, он ни разу не сказал: «Будь осторожен». Для него важнее было безоблачное небо над Родиной.

Когда в семидесятые годы его близкие и родные по зову времени посылали своих детей в русский сектор, он направил нас учиться на родном языке. Для него родная речь была важнее всего. Как это, чтобы родной язык был вторым языком. Это же прямой путь к «мангуртству». И при этом он сделал все, чтобы мы свободно владели русским.

Для него друзья не имели ранга. Среди них были академики, министры, ректоры вузов, известные врачи и простой лесничий, работник торговли из региона, а также обыкновенный портной. Тот, кто поднимался по иерархической лестнице и задирал нос, переставал быть другом. Просто знакомый.

У него были очень хорошие связи в лечебницах. Наш дом порой напоминал приемную больницы. Отец брал трубку телефона, с кем-то говорил, и очередной больной мог без лишних проблем попасть на прием к врачу. Делать добро было для него своеобразным хобби. Он получал удовольствие, когда удавалось кому-то помочь. Большая редкость в наши дни.

Он был бесподобным семьянином. Семья была всегда на первом месте. Он был разумно строг, но для нашего же блага. Любил походы в кино и театр со всей семьей. На дни рождения мы ожидали в подарок очередную книгу. Пока мы росли, книг на полках становилось все больше и больше. Это было несоизмеримое богатство. Благодаря ему, и подаренным им книгам мы дошли до той истины, которая делает человека счастливым при любой ситуации. Он давно дошел до этой истины, и потому не перед кем не преклонял голову. Даже когда он ослеп на оба глаза, принял это как должное.

Помню как-то, чтобы подбодрить его, я пошутил: «Наконец то, ты из меня сделал Кероглу». В ответ он громко рассмеялся. Затем уверенно сказал: «А может оно и лучше. Не видеть, то, что видите вы». Честь и достоинство, любовь к родине и людям, принципиальность и доброта, умение радоваться успехам ближних, поддерживать нуждающихся - вот то наследие, которое он оставил, уйдя в небытие.

Память

Одним из бед нашей нации является забывчивость. Национальный склероз делает свое злое дело, чем умело пользуется враги. Отец и учитель очень любил произведения Гусейна Джавида. Не раз я из его уст слышал строки, которые в вольном переводе звучат так:

Что такое сатана? Всем предательствам и раздорам он глава

А каждого предающий человек кто тогда? Сатана!

У него была уникальная память. У него было много интересных историй о знаменитостях с его участием. Каждая история - это отдельный рассказ.

Наверное, он был одним из последних участников суда над Мир Джафар Багировым. Уникальная встреча с великим сыном Азербайджана Гейдаром Алиевым. Разговор с Самед Вургуном в ресторане «Гёйгель». Встречи с Расулом Гамзатовым, Василием Песковым и многими другими известными личностями своего времени.

Мы просили его, чтобы он написал мемуары об этих знаменательных случаях. Но он предпочитал писать про маралов, Карабахских скакунов или про звуки косы, косящей траву. Он больше любил свою землю, чем напыщенные истории.

Как бы мне хотелось, чтобы он мог прочесть, то, что о нем написали король пера Ибрагим Набиоглу и многие другие. Особая благодарность, одаренному сыну Азербайджана депутату Милли Меджлиса, профессору Рафаэлю Гусейнову. Это был свежий глоток для души, которая пока не устремилась в небеса. Это была история, которую Идаят Зейналов нам не рассказывал. Он оставил ее тем, кто достойно продолжает тот путь истины, к которой он стремился и достиг. Он ушел, чтобы остаться в воспоминаниях и улыбаться с картинок книги очерков о природе любимой Родины.

Агшин Идаятоглы

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА