Свидетель 20 января 1990 года: "Врачи решили, что я умер" - БОЛЬ И ПАМЯТЬ

12:23 19 Января 2020
Свидетель 20 января 1990 года: "Врачи решили, что я умер" - БОЛЬ И ПАМЯТЬ
4145

20 января – символ азербайджанской народной трагедии. Но вместе с тем это дата, объединяющая всех граждан Азербайджана и ставшая символом национального единства. Акция правительства СССР, направленная на устрашение народа своей страны, была той последней каплей, которая, переполнив чашу народного терпения, сыграла прямо противоположную роль. В стремлении обрести свободу азербайджанцев объединило горе. Азербайджан в 30-й раз отмечает скорбную дату трагических событий, произошедших в Баку 20 января 1990 года. В интервью «Москва-Баку» председатель Общественного объединения «20 Января» Султан Азимзаде рассказал о январских событиях, которые стали частью истории Азербайджана.

- Вы являетесь одним из свидетелей январских событий. Расскажите о том, что произошло в Баку в ту кровавую ночь?

- Ночь 20 января 1990 года я буду помнить всегда. Есть события в жизни каждого человека, оставшиеся в его памяти, которые он с возрастом переживает заново. Я закончил Азербайджанскую государственную нефтяную академию и долгое время работал на военном заводе «Искра». За пять дней до трагических событий, узнав о том, что советские войска направляются в Азербайджан, мы, рабочие завода «Искра» объявили забастовку. Организовали всеобщее собрание. Я был членом бюро Коммунистической партии завода и на собрании отказался от членства в партии, бросив партбилет на стол президиума. Вместе со мной это сделали еще трое моих коллег по работе.

А в это время по городу пошли слухи, что советские войска собираются атаковать Баку. Танковые войска уже стояли в поселке Баладжары, ожидая приказа сверху. Мы решили, что будем бороться до конца, но родной город не сдадим. Оружия у нас не было, смогли лишь соорудить из подручных материалов баррикады, пытаясь защитить Баку от вторжения. Никто тогда не верил, что советские солдаты будут стрелять по безоружным людям. 19 января около 12 часов ночи со стороны Сальянских казарм появился первый танк, с которого советские солдаты стреляли из автоматов и пулеметов в воздух. Пули пролетали над головами бакинцев, рассыпаясь по стенам близлежащих домов. Несколько смельчаков пытались взобраться на танк, чтобы хоть как-то вразумить солдат и призвать их к совести. Неожиданно военная машина развернулась и направилась обратно в Сальянские казармы. Через несколько минут мы услышали непрекращающиеся звуки стрельбы, а потом нас настиг «дождь» из трассирующих пуль. Некоторые говорили, что они холостые и нас просто пытаются запугать. Но я служил в пехотных войсках и точно знал этот звук - это были настоящие пули. Ровно в 12 часов первые части советских войск начали движение по Тбилисскому проспекту. К людям, не понимавшим, что происходит на улицах Баку, вышел советский полковник и приказал всем расходиться, но никто не сдвинулся с места. Было такое чувство, будто что-то сломалось внутри нас. Мы понимали, что нас хотят заставить замолчать и подчиниться силе. Тогда мы молча опустились на землю и взялись за руки. В этот момент в нашу сторону полетели дымовые шашки, мы начали задыхаться от дыма. И тогда по нам открыли огонь. Большинство моих товарищей тогда погибли от пуль, многие получили тяжелые ранения. Один из них был и я, но на тот момент пребывал в таком шоке, что даже не чувствовал боли. Мы с друзьями кинулись к близлежащим домам, забежали в подъезд и стали стучать в двери. Солдаты шли за нами следом, осыпая шквалом пуль все вокруг. Помню, как в тот момент у меня потемнело в глазах. Один из жителей квартиры на первом этаже пустил нас внутрь. Там я понял, что ранен: мое тело было в крови, и я начал терять сознание. Когда стрельба закончилась и солдаты ушли, на изрешеченных пулями «Жигули» меня отвезли в Экспериментальную больницу имени Топчибашева. Врач, увидев ранения, решил срочно оперировать. Одну пулю он вытащил, а вторую нет. Сказал, что я потерял слишком много крови, а последняя пуля находится так глубоко, что продолжать операцию дальше опасно. Она до сих пор так и «живет» во мне.

Помню, в больнице была такая суматоха, повсюду слышались стоны раненых, кто-то кричал врачам, мол, не тратьте времени на погибших, спасайте тех, кто еще жив. Как мне рассказали потом, после операции я долго не приходил в себя, врачи даже решили, что я умер, отвезли в морг. То, что я на самом деле жив, обнаружили санитары, которые принесли в морг очередного погибшего мужчину. Потом были несколько сложных дней в отделении реанимации. Я очнулся лишь 22 января и тогда же узнал все последствия трагической ночи с 19 на 20 января в Баку. «Черный январь» для меня навсегда останется не только болью и горечью моего народа, но и моей личной трагедией.

- Как вы считаете, насколько неизбежными были те январские события для Азербайджана?

- Думаю, трагедию можно было бы миновать, если бы тогдашнее руководство Азербайджанской Республики трезво оценило опасность со стороны Михаила Горбачева и его сподвижников. А началось все с того, что в 1988 году армянские сепаратисты и террористы стали депортировать и убивать азербайджанцев, исторически проживающих как в самой Армении, так и в Нагорном Карабахе. Это вызвало протестное настроение азербайджанцев по отношению к Армении и тогдашнему бездарному руководству СССР. В итоге в конце 1989-го - начале 1990 года граждане Азербайджана для своего протестного волеизъявления собирались на центральной площади Баку - Азадлыг мейданы. Сотни тысяч человек в едином порыве требовали защиты своих конституционных прав и свобод. Но первым требованием был, конечно же, Карабах. Советское руководство вместо того, чтобы услышать своих граждан, проживающих в Азербайджанской ССР, и угомонить армянский сепаратизм, решило наказать нашу республику за акции протеста. Цель была очевидна - сломать волю азербайджанского народа. Для реализации этой цели в Баку был отправлен контингент советских войск, которому было поручено жесточайшим образом подавить мирный протест. Азербайджанцев хотели напугать, потопив в крови саму мысль о протесте. Однако руководство СССР просчиталось. Устроив кровавую бойню, оно лишь сплотило азербайджанский народ в его стремлении к свободе. Захват Баку советскими войсками общей численностью более 40 тысяч человек, с применением тяжелой военной техники, вертолетов и военных кораблей осуществлялся непосредственно под руководством глав силовых ведомств СССР.

Ввод боевых частей советской армии в Баку обернулся гибелью десятков ни в чем не повинных людей разных возрастов и национальностей. Чрезвычайное положение в городе было введено на основании постановления Президиума Верховного Совета СССР от 19 января 1990 года. Однако официально о введении чрезвычайного положения и установлении комендантского часа было объявлено только спустя 7 часов после ввода войск. К этому моменту уже были убиты 82 человека, еще 21 были смертельно ранены и позже скончались в больнице. В общей сложности в результате карательной операции советских войск в Баку были убиты 147 человек, ранено более 700 человек, свыше 100 человек пропали без вести. Военнослужащими были разгромлены и сожжены более 200 домов и квартир, не менее 90 автомашин, в том числе 7 карет «скорой помощи», уничтожено государственное и личное имущество. Виновные в этой трагедии не наказаны до сих пор: расследование, проведенное Генпрокуратурой СССР, не нашло состава преступления в действиях военнослужащих, и тем более не нашло ответственности за гибель граждан тогда еще Советского Союза среди тех, кто отдавал приказы солдатам стрелять. 20 декабря 1990 года уголовное дело было прекращено.

- Вы возглавляете общественное объединение «20 января», расскажите о его деятельности.

- Общественное объединение «20 января» было создано в мае 1990 года, спустя три месяца после трагических январских событий. Объединившись, мы - участники и свидетели той страшной ночи - решили помогать тем, что пострадал 20 января. Многие семьи потеряли тогда своих кормильцев: отцов, сыновей и братьев. Многие остались инвалидами. Наше объединение пыталось и пытается до сих пор помочь тем, кто нуждался в помощи - материальной и психологической. С самого начала мы сотрудничаем с государственными ведомствами, которые также оказывают помощь семьям «шахидов» - безвинно погибших 20 января 1990 года граждан Азербайджана. Лицам, получившим ранения в ту злополучную ночь, а также ветеранам Карабахской войны были выданы автомобили. За последние 10 лет личными авто обзавелись более 100 инвалидов. Большая часть семей, потерявших кормильцев в ту кровавую ночь, получили квартиры. Отмечу, что 67 участников январских событий впоследствии отправились в Карабах и отважно сражались за азербайджанскую землю. Девять из них погибли, в их числе был также национальный герой Азербайджана Юсиф Мирзоев. Сегодня у нас есть еще одна важная миссия - донести до мировой общественности всю правду о 20 января 1990 года, чтобы все узнали, какие тяжелые дни пережил наш народ в борьбе за справедливость и свою независимость.

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА