Проиранские силы добиваются контроля над Ираком

Проиранские силы добиваются контроля над Ираком
28 ноября 2023
# 13:00

Сегодня речь уже не идет о приходе к власти, но скорее о скорости, с которой проиранские партии, захватившие власть, берут под контроль все сферы общественной жизни страны, от экономики до паломничества Арбаин. Это - классический пример иранской политики проникновения.

Основой для такой политики стали Силы народной мобилизации (СНМ) - зонтичная  организация, объединяющая различные вооруженные бригады,  сконструированные в разное время иранцами или при их участии. СНМ были официально созданы 15 июня 2014 года во время противостояния с ИГИЛ. Хотя в их рядах имеются суннитские, езидские и христианские группы, шиитские проиранские ополчения составляют подавляющее большинство бойцов. Преимущественно это были, конечно, добровольцы, мечтавшие уничтожить ИГИЛ - главную угрозу для шиитов. Но затем часть бойцов покинули СНМ, а другие были интегрированы, оказавшись под воздействием шиитской проиранской версии исламизма. Идейное ядро отрядов и их полевые командиры тесно связаны с Ираном.

СНМ получают финансирование от правительства Ирака, включая зарплату бойцов, но так же военную и финансовую поддержку иранцев. Идеологически они разделяют иранскую модель государства велает-э-факих (государство правоведа-богослова) и, фактически, подчиняются верховному лидеру Ирана, Али Хаменеи, в верности которому они клянутся.

Первоначально они были опорой всего иракского правящего класса - шиитских партий, захвативших  в свои руки власть и основные финансовые потоки. Но постепенно, из опоры политиков, группы входящие в СНМ, стали теми, кто диктует Ираку свои правила. Три наиболее мощные группировки внутри организации - Катаиб Хезболла, Ассаиб ахль Аль Хакк и Бадр, из опоры власти, некогда защитившей ее от ИГИЛ, превратились в хозяев страны.

Это классический пример иранской политики проникновения и расширения сферы влияния. Иранцы, точнее КСИР (Корпус стражей исламской революции) и элитное подразделение Кодс, используют аналогичную модель в Сирии и Ливане. Они финансируют и обеспечивают вооружениями и военной подготовкой параллельное государство в лице шиитских милиций. Постепенно ополченцы проникают во все сферы государственной и общественной жизни, разрушают существующие государственные системы или захватывают их изнутри, проникая в государство и одновременно действуя  в качестве внешней по отношению к нему силы. Они похожи на термитов, которые буквально выгрызают изнутри то или иное сооружение, оставляя от него пустую оболочку, которую превращают в собственный дом.

Победив ИГИЛ, эти организации, имеющие на вооружение  современные танки, артиллерию и беспилотники, взяли под контроль различные секторы иракской экономики, от некоторых пограничных переходов до коммерческого транспорта, который платит им дань.

Майкл Найтс, один из ведущих специалистов по современному Ираку, отмечает, что, хотя в стране есть правительство, возглавляемое премьер-министром Мухаммедом Шиа аль-Судани и Координационным механизмом - политическим блоком, тесно связанным с Ираном и состоящим из ополченцев и близких к ним политиков, но это правительство существует только потому, что фактический победитель выборов в октябре 2021 года - популистское движение шиитского клирика Муктады ас-Садра  в июне 2022 года ушло из парламента. Садристы отказались от своих парламентских кресел после того, как судебная власть, контролируемая лидерами поддерживаемых Ираном ополченцев, изменила правила формирования правительства. Верховный суд Ирака, преданный проиранским ополченцам, не позволил победителям-садристам - относительно независимой по отношению к Ирану силе - сформировать правительство. В результате судебного решения садристы не смогли добиться своих целей. Тогда в знак протеста они покинули парламент, а проигравшие на выборах проиранские силы добились победы, заняв их кресла (согласно иракским законам, если депутат парламента покидает свое место, его занимает кандидат, получивший на выборах второе место - именно это и случилось).

 

Координационный механизм монополизировал власть. Премьер Судани, который внешне пытается подражать Саддаму Хуссейну, в действительности является марионеткой проиранских вооруженных формирований.  Настоящая власть сосредоточена в руках трех человек, каждый из которых тесно связан с Ираном и возглавляет Координационный механизм (КМ): Кайс аль-Хазали, глава подготовленного Ираном ополчения "Асаиб Ахль аль-Хакк", бывший премьер-министр Нури аль-Малики (глава фракции Правовое государство, входящей в КМ) и лидер созданной Ираном организации "Бадр" Хади аль-Амири (параллельно данная группировка контролирует МВД Ирака). Кроме них, большое влияние имеет четвертая группа ополченцев - Катаиб Хезболла.

Получив высшую власть в стране, эти люди не только не успокоились, но и продолжили активную экспансию по всем направлениям.

Одной из последних новостей Ирака стало снятие со своей должности спикера парламента, Мохаммеда аль-Хальбуси.  Его отстранил все тот же Верховный суд Ирака, преданный верховному лидеру Ирана и шиитским ополченцам. Мохаммед аль-Хальбуси возглавляет влиятельную суннитскую партию Такадум, имевшую в парламенте страны 37 мест и в прошлом выступавшую в качестве союзника садристов. Он является сильным политиком, наиболее популярным среди суннитов Ирака. Потеря должности неизбежно ослабит как его партию, так и суннитское меньшинстсво, и усилит проиранские шиитские группы.  Скорее всего, место спикера займет его  первый заместитель Мохсен аль-Мандалави, шиит. И хотя его должность будет временной (по иракским законам премьер-министр обязательно должен быть шиитом, а спикер парламента - суннитом), в реальной политике страны нет ничего постояннее временного. Мандалави может надолго занять пост временного спикера, тем самым окончательно закрепив контроль шиитских проиранских группировок над парламентом.

На практике случившееся означает, что под полный контроль проиранских ополченцев перейдут все три ветви власти - исполнительная (правительство), законодательная (парламент, где у них и так большинство, правда полученное нечестными методами, поскольку они проиграли выборы садристам) и Федеральный Верховный суд. Такой централизации власти в Ираке не было со времен диктатора Саддама Хусейна.

Среди последних мер проиранского режима - принятие новых законов, усиливающих контроль над СМИ и Интернетом, а так же усиление контроля над шиитскими паломниками.

 

В сентябре Карбалу, священный город шиитов, посетили свыше 22 млн паломников, совершивших Арбаин, который знаменует окончание 40-дневного траура после годовщины мученической смерти Хусейна ибн Али, третьего имама шиитов, в 680 году.  Эта цифра является рекордной. Арбаин ежегодно привлекает миллионы паломников со всего мира. Он формирует интернациональную шиитскую идентичность, по сути став ежегодным собранием мировой шиитской общины, а так же иракских шиитов, составляющих более 60 процентов населения страны. В виду уникального значения Арбаина, различные силы стремятся установить свое влияние на происходящее.

Одной из таких групп являются все те же Силы народной мобилизации (СНМ) Ирака, состоящие из проиранских формирований, включая три наиболее мощные группировки, о которых речь шла выше. Начальник штаба организации, Ясир Хусейн аль-Исави недавно дал интервью рупору Корпуса стражей исламской революции (КСИР), иранской газете Javan. Он сообщил, что "политическая стабильность в Ираке обеспечивается благодаря СНМ... Они обладают политической властью и влиянием, сотрудничают с другими службами безопасности, которые без СНМ не смогли бы стабильно существовать". Он так же рассказал изданию о том, что именно СНМ вместе с полицией и спецслужбами обеспечивали контроль над перемещениями паломников, установили видеокамеры на всем пути их следования и использовали тысячи секретных агентов, внедренных в ряды паломников, чтобы обеспечивать порядок.

Другим важнейшим направлением деятельности проиранских ополченцев является управление экономикой. Новый бюджет предполагает радикальное увеличение государственных расходов на их содержание - до 1,7 млрд долларов, и рост численности СНМ в два раза, до 250 тыс бойцов.  Это обеспечит занятость для части иракской молодежи, страдающей от безработицы, и интегрирует их в иранскую сферу влияния. 

Кроме того, в ноябре 2022 г. в Ираке официально сообщили о создании "Генеральной компании Muhandis General Company по строительству, инжинерингу, механическим, сельскохозяйственным и промышленным контрактам". Компания названа в честь покойного полевого командира СНМ Абу Махди аль-Мухандиса (он был близким другом и соратником главы Кодс-КСИР Ирана, Касема Сулеймани, и был убит вместе с Сулеймани американской ракетой 3 января 2020 года).

Muhandis General Company официально принадлежит СНМ и ее область деятельности ничем не ограничена.  Но самым уникальным для иракской государственной компании является то, что она сможет бесплатно получить землю, государственный капитал, государственные предприятия, а также вести строительство без одобрения правительства или парламента! Это означает ни что иное, как вывод организации из-под контроля иракских госструктур, т.е. создание гигантского кармана СНМ, куда будут перекачиваться деньги из казны без каких бы то ни было препятствий. Конечно, организация будет что-то строить и конструировать, но львиная доля средств осядет в карманах ее настоящих хозяев - командиров проиранских ополченцев, а что-то может перепасть их иранским друзьям.

Кроме того, компания будет обеспечивать военно-политические интересы Ирана. Уже в декабре 2022 г., вскоре после своего создания, Muhandis General Company бесплатно получила 1,2 млн акров государственной земли вдоль иракско-саудовской границы. Формально данный проект предназначен для посадки деревьев и ведения сельского хозяйства, но следует указать на то, что площадь, которую он занимает, лишь в два раза меньше территории Ливана. Не менее важно и другое: данная  территория имеет стратегическое значение - именно оттуда иракские ополченцы обстреливали с помощью беспилотников Саудовскую Аравию и Объединенные Арабские Эмираты.

Американские аналитики из издания Foreig Aaffairs указывают на то, что  моделью для этих усилий стал промышленный конгломерат КСИР "Хатам аль-Анбия", который добился огромного экономического и политического влияния в Иране, получив с момента своего образования в 1990 г более 1200 строительных контрактов на сумму свыше 50 млрд долларов.  Именно таким способом КСИР концентрирует в своих руках государственные средства, обогащаясь и одновременно превращаясь в ядро иранской политико-экономической системы.  Связанные с КСИР и силами Кодс группы проиранских ополченцев делают ровно то же самое в Ираке. Возникает ощущение, что КСИР буквально клонирует свою систему за пределами Ирана.

 

Михаил Шерешевский, специально для Vesti.az  

# 4422
avatar

Михаил Шерешевский

# ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА
#