Превращенная армянами в склад мечеть, ставший хлевом каравансарай - ПО СЛЕДАМ АРМЯНСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ - ФОТО

19:37 28 Декабря 2020
Превращенная армянами в склад мечеть, ставший хлевом каравансарай -  ПО СЛЕДАМ АРМЯНСКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ - ФОТО
6080

Предыдущие репортажи:

https://apa.az/ru/nagornyj_karabakh/Pobeda-azerbajdzhanskoj-armii-polozhivshaya-konec-armyanskomu-zverstvu-Chto-ya-uvidel-v-Agdame-colorredREPORTAZhcolor-colorredFOTOcolor-432791

https://apa.az/ru/nagornyj_karabakh/Postradavshaya-ot-armyanskogo-vandalizma-krepost-Shahbulag-Panahali-hana-colorredREPORTAZhcolor-colorredFOTOcolor-colorredVIDEOcolor-432914

https://apa.az/ru/nagornyj_karabakh/Razrushennoe-kladbishe-Abdal-Gyulably-Sledy-ot-pul-na-mogile-9-letnej-devochki-colorredREPORTAZh-FOTOcolor-433126

https://apa.az/ru/nagornyj_karabakh/Armyanskij-komandnyj-centr-v-Fizuli-zaminirovannaya-polosa-dlinoj-2-km-poiski-pamyatnika-Fizuli-colorredREPORTAZh-FOTOcolor-433248

https://apa.az/ru/nagornyj_karabakh/Razrushennoe-kladbishe-Abdal-Gyulably-Sledy-ot-pul-na-mogile-9-letnej-devochki-colorredREPORTAZh-FOTOcolor-433126

Сотрудники АПА совершили поездку на территории, освобожденные от оккупации азербайджанской армией под руководством Верховного главнокомандующего Ильхама Алиева. Наши сотрудники подготовили цикл репортажей под названием «По следам победы». Представляем очередной репортаж из этого цикла.

Конец дороги, ведущей в село Гочахмедли

Поднимаемся по грязной дороге, которая ведет в село Гочахмедли. Водим машину по следам, которые оставил тут автомобиль несколько дней назад. Впереди нас машина проводника. Говорит, что идущий по следу не оставляет следов, но при нынешней опасной ситуации эта поговорка не работает, нужно идти по следам, чтобы остаться живым. Отклонение от маршрута может привести к трагедии. Писать об этом сейчас легко, но мы одним глазом смотрели на разрушенные дома, другим - на грязную дорогу, по которой следовали.

Спустя некоторое время дорога разветвляется, слева упирается в горы, где укреплены наши позиции, с другой – простирается вглубь села. Сопровождающий нас автомобиль останавливается здесь.

Выходим из машины, мы каждый раз, упоминая Аллаха, осторожно ступаем на землю. Не то чтобы ступаем, а скорее, касаемся, и с каждым шагом обувь будто ласкает землю.

- Почему стоим?, - спрашивает один из нас.

- Идти в ту сторону отсюда опасно. Следы от машин заканчиваются здесь, не ведут в село, - говорит наш проводник.

Мы могли бы проехать и дальше, но та дорога либо приведет нас к селу Гочахмедли либо неизвестно куда. Проводник тоже советует оставаться нам там, снимать на камеру село.

Издалека смотрим на село Гочахмедли: не видим ни одной мечети, ни одного памятника, ни одного целого строения. Разрушенные дома, как разбросанные на подножии горы костяшки домино...

Первое впечатление – армяне не оставили в Гочахмедли ни одного памятника, строения, все разрушили. Возможно, я ошибаюсь. Но что поделать, не судьба войти в село.. Вынуждены возвратиться. Страх не покидал нас, пока не замаячила асфальтированная дорога.

Сумерки

Выйдя с основной дороги, спускаемся по склону в сторону села. Здесь село Гаргабазар Физулинского района. Находится в 8 км южнее района. Еще в османских источниках 1727 г. упоминается село Гаргабазар.

Говорят, что в этом селе были каравансарай Шах Аббаса, мечеть Гияс ад-Дин и мавзолей. Но мы еще не знаем, в каком состоянии эти памятники после 30-летней оккупации, целы или унитожены?

- Здесь есть одно доказательство, - слышим голос фотографа Илькина.

- Где?

Показывает на одно место между деревьями. И тут мы видим совсем другую картину. На правой стороне, посередине поля видны два мавзолей с яйцеобразными куполами (возможно, остатки древней мечети), где-то в ста метрах на склоне холма – древнее строение с большими арками.

Мы из соображений безопасности не останавливаем машину рядом, а поднимаемся к строению пешком. Темнеет. Мы должны посмотреть на обнаруженные памятники, срочно завершить съемки до наступления темноты.

Опять с волнением ступаем

Если не учесть пары домов, в которых армяне жили и содержали скот, в Гаргабазаре, кроме этих памятников, ни одного целого дома.

Превращенный в хлев каравансарай

Строение огорожено железными решетками. Кажется, мы нашли то, что искали. Каравансарай Шах Аббаса или каравансарай Гаргабазар?

Входим в каравансарай. Армяне использовали этот древний памятник в качестве хлева, содержали скот. Посередине лежит навоз, на втором этаже – спрессованная трава.

В научных источниках указывается дата строения каравансарая - 1681 год, но архитектор неизвестен.

Плановое и архитектурное решение каравансарая, общая протяженность которого достигает 37,70 м, а ширина - 23,67 м, исполнено симметрично оси, проходящей через центр, и подчинено общей конструкции. Очевидно, что объемно-пространственному решению также было уделено особое внимание. Прямоугольный каравансарай состоит из двух больших залов, с правой и левой сторон от входа - двух небольших комнат для сторожей, в центре – из шести квадратных комнат для хозяина каравансарая и купцов.

Двери комнат выходят на небольшой балкон. Его украшают две пропорционально высокие каменные колонны и три полукруглые арки, завершающие их. Каменные лестницы, расположенные между колоннами, связывают общий двор и балкон. Так как все смежные комнаты каравансарая расположены с правой, левой и задней сторон, то в его центре образуется просторный двор, что позволяло караванам безопасно ночевать здесь в теплое время года.

Архитектурное решение каравансарая Гаргабазар напоминает стиль албанского периода Карабаха.

Превращение 4-вековой мечети, построенной Гаджи Гияседдином, в склад

На верху холма, который упирается в каравансарай, на скале чернеет еще одно строение. С первого взгляда напоминает албанский храм. Его камни, как у всех албанских храмов, отличаются от белых камней каравансарая, у них красноватый оттенок.

Позже узнаем, что сооружение, которое мы видим на скале, - это мечеть Гаджи Гияседдина (мечеть Гияс ад-Дина), построенная в 1683-1684 годах. Как следует из названия, мечеть была построена сельским старостой по имени Гаджи Гияседдин из Гаргабазара. Местные жители называли мечеть Шах Аббас.

Мечеть без балкона. Построена полностью из местных камней, состоит из одного зала. Купол в виде арки. Здесь не использовались материалы из дерева, если не считать входную дверь (от этой двери ничего не осталось).

Поскольку мечеть заполнена прессами из травы, войти в нее невозможно. Смотрим внутрь со стороны. В годы оккупации армяне использовали это священное место в качестве склада (возможно, и хлева).

Бросается в глаза еще одно разрушенное здание напротив мечети. В центре площадки перед ним установлен большой плоский камень. Поднимаем камень, не знаем, колодец это или подземное помещение, которое использовалось для различных целей.

Не знаем, вопросов много. Купольное сооружение возле сельской площади тоже мавзолей (если это мавзолей, как называется?). Невозможно определить, являются ли они остатками древней мечети.

Как появилось название Гаргабазар?

Каравансарай и мечеть, относящиеся к XVII веку, свидетельствуют о том, что село Гаргабазар издавна располагалось на важных караванных путях, иначе почему в отдаленном месте строить такой роскошный каравансарай, говоря современным языком, пятизвездочный отель? Название села также дает основания так думать. Выражение «Qarğa bazarı» обычно означает очень шумное место, то есть «вороний рынок».

В нашем языке также выражение «язык ворон», которое используют в отношении человека, который говорит на непонятном языке. Поскольку караваны из далеких, жарких и холодных стран останавливались в этом селе, иностранцы дышали воздухом этого села, пили его воду и говорили на своем языке, то и эти места чем-то напоминали вороний рынок. Это название впоследствии было дано селу.

Революционер, который родился в Гаргабазаре, и тело которого было брошено в Каспий

Пора и нам уходить. Но было бы неправильным уходить, не посмотрев на памятник, о котором упомянул Илькин. Да, рискованно, но что поделать, сам интерес тянет нас.

Чтобы подняться на площадку, где возвышается памятник, надо пройти по покрытой листвой земле. Человек боится наступить ногой на листву, не знаешь, что под ней. Хорошо, что наш проводник прокладывает для нас тропу, идя вперед и проверяя листву.

Чуть дальше мы видим каску армянского солдата. Наш проводник говорит, что здесь было тело армянского солдата, оно было передано, каска его.

- Здесь тоже шли бои?

- А как же. Каждый аршин земли Физули был взят с боем, - наш проводник расчищает листву под ногами. – Ступайте по моим следам.

Наконец, мы переходим через «Мост Сират» и добираемся до памятника.

Это бюст из бетонного материала на высокой колонне-постаменте. Хоть основание бюста, плечи, часть шеи пережили жару, холод, снег, дождь, часть головы разрушилась. По колонной части памятника понятно, что это памятник воину. Табличка отсутствует. Позже мы узнали, что это памятник революционеру, большевику Буньяду Сардарову.

Буньяд Сардаров родился в 1889 году в этом селе. Он принимал активное участие в установлении советской власти в Азербайджане, был племянником известного революционера Ханлара Сафаралиева (кстати, из села Гочахмедли, если бы смогли поехать, посетили бы его памятник в Гочахмедли). Б.Сардаров уехал на заработки в Баку в 1903 году. Позже присоединился к большевикам, начал революционную деятельность. В 1919 году лодка, в которой был революционер, направлявшаяся в Астрахань по секретному заданию, по возвращении в Баку была захвачена англичанами в Каспийском море, находившиеся в ней люди были расстреляны, а их тела выброшены в море.

В свое время колхоз в селе также носил его имя. А в каравансарае Шах Аббаса с 1985 года действовал музей памяти Сардарова.

...мы пришли

Сумерки накрыли село, жители которого были вынуждены покинуть его на долгие годы. Откуда-то доносится пение птиц. В озере неподалеку слышно кваканье лягушек. Красивая панорама!

Покидаем село с его тихими вечерами. Древнее село, служившее стоянкой кочевых караванов. Памятник Физули, затем каравансарай Шах Аббаса, мавзолей Гаджи Гияседдина.. День был насыщенным. Наверное, такое удовлетворение бывает у археологов после обнаружения интересных реликвий.

Мы возвращаемся только по дорогам Физули, по которым проезжают военные машины и имеющие специальные разрешения. Случайно поймали радиоволну. В голову не могло прийти, что сейчас на этих равнинах, в этих горах работает азербайджанское радио; сначала звучит реклама, потом песня. Здорово, что на этих землях транслируется наше радио! Даже на мгновение забываешь, что Карабах был оккупирован в течение 30 лет. Никогда радио не было таким родным для меня. Мое сердце переполняется радостью. Мы прибавляем звук и слушаем песню Адалята Шукюрова.

Настроение замечательное. Мы танцевали, пели, меняя слова песни: Агдам, Физули, Джабраил, Губадлы, Зангилан, Кяльбаджар, Лачин, Шуша... Мы приехали!

Это наши земли! Наших близких, детей! И больше никогда не покинем их!

(продолжение следует)

В следующем репортаже: воспоминания о боях одного офицера, святыня Гара даш, разрушенный памятник брата Сабира Ахмедли, интервью с солдатом, который прославился игрой на пианино, как на барабане, нынешнее состояние «укрепления Оганяна», на которое возлагали надежды армяне.

Фото - Илькин Набиев © Apa GROUP

Мирмехди Агаоглу

ДРУГИЕ НОВОСТИ РАЗДЕЛА